– Джим, как долго вы пробыли в Петербурге?

Нам удалось побыть здесь целую неделю. Было очень здорово, мы успели посмотреть достопримечательности, музеи, церкви. Они потрясающие. Мы смогли оценить местную культурную жизнь, местную еду. Илья (Кравцов) отлично нас принял.

– Как я понимаю, от Ильи вы и получили приглашение приехать. Расскажите, как возникла вся эта идея с вашей поездкой?

– Все верно. Я являюсь главным тренером лагеря Women’s World Football Games, и Илья вместе с Даниилом и несколькими девушками из их команды были в США на этом лагере. Поскольку Илья как тренер занимается похожими вещами, мы поговорили, и он сказал «Парни, вы не хотите приехать к нам? Вместо того, чтобы всего пара человек из России приезжала сюда, может, вы сможете поработать со всеми нами?» И я сказал: «Да, это отличная идея!»

У нас получилось приехать вместе с еще одним из тренеров женской сборной США, Джеффом Грайбашем, так что у нас был один тренер нападения и один тренер защиты, что очень помогло нам организовать весь процесс. Мы провели уже пять World Football Games, мы делали тренировочные лагеря для девушек со всего мира, которые говорят на разных языках, играют в разный футбол, и мы можем сделать такую программу, чтобы в конце концов мы смогли сыграть тренировочную игру. Это то, что мы делаем в США.

Джим Фаррел на открытом женском лагере в Санкт-Петербурге, 2019. Фото: Полина Степанюк

– Я думаю, что нам удалось многому научить девушек в этом лагере. У нас было 13-14 часов чистого времени на футбол. Если вы спросите их, насколько лучше они стали как игроки за это время, то, отвечу я за них, намного. Мы отлично провели время и здорово повеселились. Я надеюсь, что девушки смогли познакомиться и пообщаться с теми, кто приехал с других городов. Хотя все они начали заниматься не так давно, так что не важно откуда они приехали. У нас были девушки с восточного побережья России, которые добирались сюда столько же, сколько мы из Чикаго. Поэтому здорово видеть, как они хотят учиться новому, становиться лучше, как они благодарны нам за нашу работу. Это мотивирует отдавать им все лучшее, что у нас есть.

Так что у нас все получилось просто отлично. Даже скриммидж был весьма неплох. Когда девушки видят, как здорово играют «Валькирии», как далеко они продвинулись, они хотят их догнать и быть настолько же хороши. Илья проделал отличную работу, сделав из «Валькирий» кузницу талантов и распространяя футбольные знания повсюду.

– Вам понравился уровень, который вы тут увидели?

– Каждый раз, когда ты организовываешь лагерь, у тебя будут новички, средние игроки и продвинутые игроки. Здорово, что у нас в лагере были все. Например, если ты единственный новичок, то тебе будет не очень комфортно в компании более опытных. Но поскольку у нас был очень широкий разброс по уровню умений, каждый смог найти для себя зону комфорта. У нас было по несколько тренеров на каждую из позиций: кто-то мог лучше помочь новичкам, кто-то давал больше продвинутых умений. Это здорово, потому что так ты сможешь найти нужный тебе уровень соперников во время упражнений.

Когда начался скриммидж, конечно, была очень сильно заметна разница между теми, кто уже занимался какое-то время, даже 3-4 года — они быстрее на поле, они более агрессивны в момент контакта. Очевидно, «Валькирии» смотрелись лучше. Но было здорово наблюдать, как остальные хотят навязать им борьбу. Конкуренция рождает мастерство, так было всегда.

Джим Фаррел на открытом женском лагере в Санкт-Петербурге, 2019. Фото: Полина Степанюк

– А что насчет тренеров?

– Мне понравилось общаться с российскими тренерами. Они тоже очень хорошо воспринимали новую информацию, задавали вопросы. В основном спрашивали про планирование тренировок и тактические схемы. Они очень любят футбол и умеют работать игроками-девушками. Лучшая часть работы тренера — это отношения, которые ты выстраиваешь со своими игроками. И здесь у тренеров эти отношения на отличном уровне. Игроки бьются за них.

– Вы же успели побывать на тренировках «Грифонов», вам понравилось?

– О да, было очень здорово. Мы знали, что едем работать с женскими командами, но поработать еще и с юниорами… Они были в восторге, когда мы с Джеффом пришли на их тренировку. Мы смогли много поработать с ними над их индивидуальными навыками. Они очень жадны до новых знаний. В общем, это был для нас бонус. Мы не были уверены, что удастся поработать с ними, но все было круто. Я сказал им, что когда мы приедем в следующий раз, их должно быть не 30-40 парней, а 100. Вот над чем им надо поработать. В городе с населением в шесть миллионов человек нужно иметь больше, чем 30 игроков…

– Ну у нас есть еще команды, так что есть конкуренция.

– Да, конечно! Это здорово. Можно только расти вверх. Мне понравилось, что у всей организации — у девушек, у юношей, у мужской команды — есть структура, которая помогает всем расти и добиваться успеха. У нас были люди из взрослой команды, которые помогали нам на женском лагере как тренеры, а потом мы работали с ними же уже как с игроками. Думаю, это очень полезно для них — побыть и тренером, и игроком, делающим ровно то, чему они тренировали других. Это просто замечательно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.