В 1966 году звёздный квотербек «Сан-Франциско» Джон Броди получил следующее предложение о контракте от «Хьюстон Ойлерс»: «Мы можем устроить всё так, что если ты захочешь, то можешь до конца жизни только играть в гольф, пить пиво и делать ставки». Согласно книге America’s Game, так дословно звучала цитата генменеджера «Ойлерс» Дона Клостермана. Предложения лучше, чем это, ни один квотербек не получал на протяжении пяти последующих десятилетий.

В эпоху растущего как на дрожжах потолка зарплат квотербеки съедают непропорционально высокий процент от всех финансов своих клубов. В 2018 году 14 квотербеков наносят самый серьёзный экономический удар своим командам под потолком зарплат — в 2011 году в топ-14 было лишь шесть квотербеков.

В 2018 году квотербек «Денвера» Кейс Кинам в финансовом смысле был ровней ди-энду «Хьюстона» Джей Джею Уотту. Одна только гарантированная часть зарплаты квотербека «Сан-Франциско» Джимми Гаропполо выше, чем весь потолок зарплат, выделенный для одной команды в 1996 году. Квотербек «Грин-Бэй» Аарон Роджерс по новому контракту зарабатывает по $66.9 миллиона в год, это на $4 миллиона больше, чем вся зарплатная ведомость клуба в 2000 году.

Embed from Getty Images

Проблема такой стратегии, когда клуб выделяет огромное количество денег квотербеку, в том, что она неуспешна. Из пяти самых высокооплачиваемых квотербеков по среднему заработку в год — Роджерс, Мэтт Райан из «Атланты», Кирк Казинс из «Миннесоты», Гаропполо и Мэттью Стаффорд из «Детройта» — ни один не пробился в плей-офф. Лишь Казинс был близок к этому.

Не будем упрощать ситуацию и делать вывод, будто высокооплачиваемый квотербек не даст вашей команде выйти в плей-офф. Дрю Бриз из «Нью-Орлеана», Эндрю Лак из «Индианаполиса» и Рассел Уилсон из «Сиэтла» — каждый из них зарабатывает более $20 миллионов в год. Мы имеем дело с маленькой выборкой, но вывод из сезона–2018 очевиден: в НФЛ слишком много квотербеков, которым платят как суперзвёздам. А с точки зрения построения команды очень плохо, если ваш высокооплачиваемый квотербек не играет на уровне суперзвезды.

Всё ведь просто: чем больше ты даёшь квотербеку, тем меньше у тебя остаётся на всех остальных. Пока квотербек играет на уровне своего контракта или пока находятся дешёвые новички, способные заткнуть дыры в составе, как в случае с «Нью-Орлеаном» и «Индианаполисом», всё в порядке. Но если этого не происходит, команда обречена. Квотербеки получают огромные контракты, потому что с точки зрения клубов, слишком рискованно не выдавать их. Но, оказывается, идти ва-банк в отношении финансовых обязательств перед квотербеком — вот это по-настоящему самый большой риск в американском футболе.

Постоянно растущая прибыль лиги подняла потолок зарплат с $123 миллионов в 2013 году до $177 миллионом в прошедшем сезоне, что дало клубам больше свободы. «Теперь у нас больше гибкости», — говорил генменеджер «Канзас-Сити» Бретт Вич.

Embed from Getty Images

Эпоха роста зарплат наступила после того, как были пересмотрены контракты новичков. В 2010 году выбранный под общим первым номером на драфте Сэм Брэдфорд получил $50 гарантированных миллионов. Год спустя, после вступления в силу нового коллективного соглашения, выбранный под первым общим номером Кэм Ньютон получил $22 гарантированных миллиона.

Эти изменения привели к невиданным ранее выгодным сделкам. Патрик Махоумс из «Канзас-Сити», главный претендент на титул MVP сезона, заработает в этом году $3.7 миллиона — в списке самых высокооплачиваемых игроков лиги он замыкает четвёртую сотню. Запасной квотербек «Атланты» Мэтт Шауб заработает на $800 тысяч больше, и при этом контракт Махоумса истечёт лишь в 2021 году.

Итогом подобных манипуляций с зарплатами стало то, что клубы НФЛ скидывают всех ветеранов, кроме самых топовых, как только истекают их первые контракты. (Это также привело к снижению среднего возраста игрока НФЛ). На драфте теперь можно поживиться дешевле, а денег стало больше, и при этом есть минимальные суммы, которые клуб обязан потратить. Большинство этих денег ушло квотербекам, не всегда качественным, что привело к разбалансированной ситуации в отношении представителей этого амплуа.

Звёздный корнербек «Вашингтона» Джош Норман высказал идею о том, что нужно ввести отдельный потолок зарплат для квотербеков, потому что защитники получают слишком мало денег.

При этом играть квотербеком в НФЛ сейчас проще, чем когда-либо — инновационные системы нападения выжимают максимум из молодых талантливых разыгрывающих. Клубы типа «ЛА Рэмс», «Чикаго» и «Канзас-Сити» находятся в завидных условиях, ведь их юные квотербеки привязаны к ним на долгие годы.

Неверное решение при выборе квотербека может иметь катастрофические последствия. «В отношении разыгрывающих главным мотиватором для клубов выступает страх. Как только ты для себя решил, что с этим квотербеком ты не выиграешь Супербоул, ты должен оперативно придумать, как от него избавиться. Нельзя платить середнячку как элитному игроку», — заявил Зак Мур, эксперт по потолку зарплат и автор книги «Кэнопономика: Строительство чемпионской команды».

Считается, что контракты квотербеков в НФЛ можно поделить на две категории: скромные у новичков и дорогие у ветеранов. Это не совсем так. По словам основателя сайта Over the Cap и консультанта клубов НФЛ Джейсона Фицджеральда, существует и третья категория. В эту категорию входят звёздные игроки, которые по мере роста потолка зарплат играют лучше тех денег, которые им причитаются по контракту.

Embed from Getty Images

Фицджеральд поясняет, что такие игроки как Уилсон или Лак, заключившие свои соглашения в 2015 и 2016 годах соответственно, стали обходиться своим клубам довольно дёшево с течением времени. Уилсон и Лак играют гораздо лучше, чем Дерек Карр из «Окленда» или Стаффорд, но зарабатывают они меньше. Стаффорд «съест» под потолком зарплат в этом году на $2 миллиона больше, чем Лак, на $3 миллиона больше, чем Уилсон, и на $4.5 миллиона больше, чем Филип Риверс, подписавший свой контракт с «Чарджерс» в 2015-м.

«Какое-то время была стагнация, на рынке квотербеков был штиль, а затем произошёл взрыв. Все стали калифами на час. Карр минут 15 был самым высокооплачиваемым в лиге, затем им стал Стаффорд, потом Райан, потом Роджерс», — вспомнил эксперт по потолку зарплат и бывший агент Джоэл Корри.

Фицджеральд считает, что хаос начался где-то в 2013 году, когда Роджерс подписал пятилетний контракт на $110 миллионов. Роджерс — один из самых крутых квотербеков за всю историю и мог бы потребовать куда больше денег, но в то время квотербеки-ветераны зарабатывали примерно одинаковые деньги. К примеру, в 2017 году Роджерс обходился своей команде так же ($20 миллионов), как Райан Тэннехилл — «Майами».

Embed from Getty Images

«Райан Тэннехилл — образцовый пример. Он зарабатывал как топ-квотербек только потому, что был игроком стартового состава. Он ничего такого не показывал, что выдавало бы в нём квотербека на $19 миллионов в год. Клубы, поступающие так, ставят себя в тяжёлые условия, и вы не найдёте их среди постоянных участников плей-офф», — объяснил Фицджеральд.

Усугубило ситуацию продление контракта с Джо Флакко в 2013 году, когда среднестатистический квотербек получил $52 гарантированных миллиона. Корри утверждает, что пиком идиотизма в НФЛ стал выданный в 2014 году Джею Катлеру семилетний контракт на $127 миллионов, $54 миллиона из которых были гарантированы. «Джей Катлер символизировал собой страх клуба перед неизвестностью. Чем выше будет расти потолок зарплат, тем больше выгоды получат вот такие вот джеи катлеры», — добавил Корри.

Вот ещё почему мы знаем, что страх перед неизвестностью до сих пор мотивирует клубы на принятие решений: в обозримом прошлом ни одна команда не отказалась от услуг здорового стартового квотербека, не потратив при этом высокий выбор на драфте на другого разыгрывающего или не подобрав дорогостоящую замену на рынке. Когда Казинс в прошлом году покинул «Вашингтон» и подписал трёхлетний контракт с «Миннесотой» на $84 полностью гарантированных миллиона, «Редскинс» не стали менять его кем-то бюджетным. Они отдали выбор в третьем раунде «Канзасу» за Алекса Смита и тут же продлили с ним контракт на таких условиях, что они практически равнялись контракту Казинса.

Конечно, клубы могут побеждать с высокооплачиваемыми квотербеками. «Сэйнтс» не жалеют об условиях контракта Бриза, как и «Кольтс» с «Сихокс» в отношении своих разыгрывающих. Но важно то, как клубы себя ведут в условиях, когда их стартовый квотербек не играет на контракте новичка.

Мур, изучающий построение чемпионских команд, считает, что контракты новичков представляют такую ценность, что они полностью меняют природу построения команды. Давно было известно, что при высоком выборе на драфте лучше угадывать с игроком, но сейчас это важнее, чем когда-либо. Угадаешь — и сможешь привести в команду куда больше дорогих игроков.

Embed from Getty Images

В 2013 году владелец «Пэтриотс» Роберт Крафт в интервью Sports Illustrated сказал, что если бы Том Брэди зарабатывал «элитные» по меркам квотербеков деньги, то они бы не смогли построить чемпионскую команду. Это интервью было дано до огромного скачка в зарплатах квотербеков. Брэди всякий раз брал меньше денег, чем заслуживал. Команда может платить квотербеку много денег и побеждать, но выстраивать остальной состав становится сложнее.

Единственная команда, побеждавшая в Супербоуле, когда два её лучших игрока «съедали» более 21.6% потолка зарплат — это «Сан-Франциско» в 1994 году со Стивом Янгом и Джерри Райсом на борту. Куда выгоднее распределять деньги в равных пропорциях. Два самых высокооплачиваемых игрока в чемпионской команде «Иглс» прошлого года отвечали за 11.6% от общей зарплатной ведомости. В этом году «НЙ Джайентс» отдают Илаю Мэннингу и Оливье Вернону 22% от всех денег.

Мур отмечает, что «Атланта» образца 2017 года подошла очень близко к чемпионству, хотя Райан и Хулио Джонс «съедали» почти 25% от зарплатной ведомости, но у «Фэлконс» было много талантливых защитников на дешёвых контрактах. «Сэйнтс» платят Бризу и Кэмерону Джордану 21.6% от всех денег, то есть вероятно, что они смогут повторить путь «Фотинайнерс»–1994. Но и это станет возможно с учётом того, что Алвин Камара, Майкл Томас и Маршон Лэттимор среди прочих играют как суперзвёзды на контрактах новичков.

Доля контрактов новичков в общей зарплатной ведомости выше всех у «Балтимора». «Кольтс» — третьи». «Чарджерс» — четвёртые. «Сэйнтс» — седьмые. Несомненно, это умная стратегия по построению команды. Но, прежде, чем вы решите, что это единственная стратегия по построению команды, вспомните, что «Пэтриотс», одна из самых продуманных организаций в футболе, занимает по этому показателю… последнее место.

Вывод прост: не надо переплачивать. В НФЛ появились новые способы побеждать, и их много. Успех Митчелла Трубиски в «Чикаго» позволил клубу получить Калила Мака. Контракт Джареда Гоффа позволяет «Рэмс» платить Аарону Дональду и многим другим. Это не означает, что в урочный час этим командам стоит вывалить самосвалы денег на Трубиски и Гоффа. Может быть, клубы научатся поступать умнее. Скоро проверим: на рынок должны выйти Тэннехилл и Флакко.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: The Ringer