Все шло хорошо, пока я не получил по морде.

Мне было, наверное, лет десять, когда отец привел меня в боксерский зал на спарринг с пацаном, который готовился к соревнованиям. Отец частенько выкидывал подобные штуки. Ставил меня в ринг против других ребят или подначивал поколотить кого-нибудь на районе. Он хотел, чтобы я постоянно дрался.

Мой отец  был в свое время неплохим боксером, а дядя Иран Баркли — вообще трехкратный чемпион мира. Поэтому бокс был для меня… Не то чтобы мне его навязывали, но хотя я сызмальства твердил родителям, что хочу стать футболистом, отец, конечно, мечтал, что я стану боксером.

Итак, мне было 10 лет и я стоял в ринге против такого же мальчишки – на руках у меня были большие красные перчатки Everlast, на голове шлем, во рту капа – все дела. И первые два раунда все шло отлично. Я прыгал, танцевал вокруг соперника, осыпал его ударами – в общем, чувствовал себя Мохаммедом Али – ну, знаете там: «порхай как бабочка»?

Но в третьем раунде мой пыл пошел на убыль.

В самом начале я опустил руки и моментально пропустил удар прямо в лицо. В первые два раунда меня практически и не били, поэтому я слегка опешил. Ё-моё… так это ж больно. Надо встряхнуться. Надо защищаться, чувак!

Пропустив второй удар, я подумал: ок, а сколько там осталось до гонга?

Потом мне прилетело в третий раз, и я подумал: Блин, это уже нифига не весело. Почему отец заставляет меня заниматься этим?

Вспомните, мне ведь было всего 10.

Не подумайте, я не был в нокауте или даже близко к этому. И если бы в том бою велся подсчет очков, я наверняка бы одержал верх, за счет первых двух раундов.

Но в тот день я понял три вещи.

Первое: мне не нравится, когда меня бьют. Знаю, для игрока моей позиции это странное заявление, но… в боксе все по-другому.

Второе: я не люблю бокс. Да, задатки у меня были отличные и я непременно добился бы успеха, посвятив этому свою жизнь. Но я не любил  бокс, понимаете. Не любил его так, как мой отец или мой чемпион-дядя. Или так, как я люблю футбол.

И третья, и самая важная вещь, которую я понял…

На одном таланте далеко не уедешь.

https://www.instagram.com/p/BgFfo9sBPBK/

В тот день я был гораздо лучшим боксером, чем мой противник, хотя он давно и усердно тренировался, а я стал с ним в спарринг просто потому, что мой отец этого хотел. Мой талант и природный атлетизм позволили мне доминировать в начале боя. Но в третьем раунде я уже просто не мог держать руки поднятыми из-за банальной усталости. И с этого момента мой талант не имел никакого значения, имела значение выносливость и подготовка. Мой соперник был лучше подготовлен к трехраундовому поединку, чем я, поэтому удары посыпались на мою голову градом.

Потому что я был не подготовлен.

Я никогда не забывал этого.

Быстрая перемотка на апрель 2018-го.

Два дня до драфта НФЛ, и у меня проблемы. Несколько команд хотят в последние дни перед драфтом встретиться со мной: поработать на поле или просто обсудить какие-то моменты, но я отказываю всем. (Со всем возможным уважением, конечно).

Почему я не могу приехать?

Потому что я в Пенсильвании, в больнице.

Моя невеста беременна. И все идет к тому, что она родит прямо в день драфта, когда мне нужно быть в Нью-Йорке.

На самом деле, не так уж я и беспокоился. Я имею в виду, что в вопросе выбора между драфтом и рождением дочери моя девочка была явным фаворитом. Да, быть задрафтованным командой НФЛ – это сбывшаяся мечта. Но, как бы я ни любил футбол, семья – на первом месте.

К счастью, и выбирать-то особо не пришлось  — моя дочка Джада Клэр Баркли появилась на свет 24 апреля 2018 года.

Лучший сюжет для драфта, не находите? Мечты сбывались на глазах: я готовился стать игроком НФЛ и уже стал отцом. Два дня спустя я поднялся на сцену, пожал руку комиссионеру Лиги и поднял джерси «Джайентс» над головой.

С ума сойти, а?

Я же говорил: Лучший. Сюжет. Драфта. В истории!

Но вернемся в родильную палату, где я впервые увидел Джаду. Я сидел, держа мою малышку на руках, и, глядя на нее, думал: каким отцом я хочу быть для нее?

И сразу вспомнил своих родителей.

И немедленно раскаялся за все свои мелкие шалости и крупные проступки. (Мам, пап, Простите… Я вас люблю!)

Мне очень повезло с родителями. Они многим пожертвовали ради меня, моих братьев и сестер.

Когда я был еще малышом, мы жили в Южном Бронксе. Мои родители родились и выросли в Нью-Йорке. Здесь жили все их друзья. Вся их жизнь была здесь. Были еще дальние родственники в Пенсильвании… Послушайте, я люблю Нью-Йорк, здесь я родился, и я с гордостью представляю свой город, надевая джерси «Джайентс». Но Бронкс – не лучшее место для ребенка. И мои родители решили переехать в  Пенсильванию, которая представлялась куда лучшим местом для семейной пары с маленькими детьми.

Это было трудное решение, ведь им пришлось уехать от всех, кого они знали, от всего, что окружало их в течение жизни.

https://www.instagram.com/p/BkJWS29AeB9/

И в то момент, когда я держал Джаду на руках и смотрел на нее, я знал, что сделаю для своего ребенка то же самое, что и мои родители для меня. А если понадобится, даже больше.

Потом Джада посмотрела на меня, и улыбнулась, в первый раз в жизни. Ее глаза блеснули, и она будто бы засмущалась (ну, она на самом деле даже краснеет, когда улыбается)… и я растаял. Я понял, что она уже может вертеть мной, как хочет. Пока она еще не разговаривает, но когда заговорит, с этим щенячьим взглядом и застенчивой улыбкой, она будет вить из меня веревки, и я ни в чем не смогу ей отказать.

Да уж… у меня действительно проблемы.

Знаете, говорят, что перед смертью человека у него вся жизнь проносится перед глазами. Так, вот я почувствовал что-то подобное, но наоборот.

Я словно увидел будущее.

Увидел, как буду купать ее и менять подгузники. Как буду учиться делать ей прически. Как поведу в школу, как буду учить водить машину. Как провожу ее к алтарю…

Ууухх… вот меня понесло.

Раньше подобные мысли мне и в голову не приходили…

Но теперь я стал отцом, настоящим главой семейства, и мне следует хорошенько поразмыслить о своем будущем.

Помню, когда я был еще совсем ребенком, я часто говорил маме, что когда вырасту, буду играть в НФЛ и куплю для них с папой дом.

И она неизменно отвечала: «А если нет?»

Довольно жестко, не правда ли? Ребенок говорит о своей мечте, а ты так «приземляешь» его?

Но в этом и состоит гений моей матери. Она не сомневается во мне – напротив, она верит в меня, как никто другой. Но она не хочет, чтобы я сосредотачивался на чем-то одном, она учит меня смотреть на жизнь шире.

Как она говорила: Мечтать здорово, но всегда нужен запасной план.

Помню, эта фраза стала моим девизом при выборе колледжа и одной из основных причин, почему я поступил в Пенн Стейт. Я знал, что играя в этой футбольной программе, входящей в конференцию «Большая Десятка», я хорошо подготовлюсь к НФЛ, но еще я знал, что здесь смогу получить образование мирового уровня.

И это было действительно важно, потому что все мы знаем, что НФЛ…

Это ненадолго.

И, что самое забавное… я не закончил колледж.

Да, забавно, но не смешно. Я не закончил обучение, выйдя на драфт, и уверен, что выбрал наилучшее решение для своей карьеры и своего будущего, но до сих пор некоторые люди смущают меня вопросами о дипломной работе или годе выпуска.

И тогда я начинаю мямлить: «Ну… я… это… понимаете… я… еще не закончил обучение».

Ненавижу отвечать на этот вопрос таким образом.

Поэтому я собираюсь как можно скорее вернуться в Пенн Стейт и закончить обучение. И когда я получу свой диплом на сцене, я приду домой и повешу его на стену в рамочке, чтобы показать своей дочери, что ее папа – не только какой-то там футболист.

Мне очень повезло, ведь я уже многого достиг: стал игроком НФЛ, отцом и еще сдержал обещание — купил своим родителям дом.

И теперь, когда окончание обучения уже не за горами, мне пора ставить перед собой новые цели. Потому что я понимаю, что не всегда буду играть в футбол, тем более, что карьера раннинбека короче, чем у игрока на любой другой позиции. Это тяжелый физический труд. И никто не может сказать, сколько продлится моя карьера – два года или десять лет. И не мне решать, когда она закончится.

Поэтому мне нужен запасной план.

Любой, кто знает меня достаточно хорошо, скажет вам, что я люблю поспорить. И футбол, естественно, это та вещь, о которой я знаю больше всего. И, хотя я не смогу играть в него всегда, я всегда готов поговорить о нем.

https://www.instagram.com/p/BqJOb52AeIM/

И поэтому я получаю образование в сфере коммуникаций. Когда я уже не смогу выходить на поле, хочу оставаться вовлеченным в эту сферу. Быть как можно ближе к игре.

На любой мало-мальски важной игре студенческих команд или на матче НФЛ можно увидеть в качестве комментаторов бывших игроков. Вне эфира они просто стоят на бровке и следят за игрой. Когда я вижу их, я думаю, что они вспоминают те моменты, когда они сами выходили на поле и делали классные вещи, одерживали большие победы – ну, вы понимаете. И пусть сейчас они вне игры, они находятся достаточно близко для того, чтобы чувствовать ее ритм, и вспомнить, каково это – самому выходить на поле.

Они работают на телевидении и делятся знанием игры, помогая болельщикам лучше понять ее. Вот чем я бы хотел заниматься. Стоять в комментаторской кабинке во время MNF или спорить в студии со Стивеном А. Смитом. Я же говорил, как я люблю дебаты. Я бы хоть сейчас поговорил на тему «Джордан или Леброн?» или обсудил рейтинг команд НФЛ. На это интересно смотреть со стороны, но быть частью этого – намного круче.

Возможно, я бы даже мог запустить свое собственное шоу. Кто знает?

Еще одна вещь, которую я хотел бы сделать, и сделать это еще до окончания карьеры – открыть детскую спортивную школу. Такое место, где ребята могли бы попробовать себя в различных видах спорта и понять, в чем они хороши – может быть, найти свое призвание.

Мой отец хотел, чтобы я стал боксером, но не заставлял меня становиться им. Он привел меня в зал, поставил в спарринг, я получил настоящие удары, но когда пришло время сделать выбор, я сделал его самостоятельно. Я выбрал футбол, который был моей страстью, в отличие от бокса. И отец понял меня и принял мой выбор.

Мой отец предоставил мне возможность пробовать себя во многих видах спорта, и следовать за своей мечтой, и я буду счастлив помочь в этом как можно большему числу молодых ребят. Ведь их так много — тех, кто растет без отца, тех, у кого рядом с домом нет спортивной площадки, да просто ребят, которые попадают в плохую компанию, потому им больше нечем было заняться. И я хочу, чтобы у них появилось место, где они могли бы расти и развиваться не только как спортсмены, но и как люди, как члены общества.

Таким образом я хочу приносить пользу. Быть ролевой моделью для детей, тем парнем, на которого они могли бы равняться. И так же, как мои родители, тренеры и все люди, которых мне повезло встретить на своем пути, я хочу делиться опытом и знаниями со следующими поколениями.

Думаю, это достойное занятие на всю жизнь.

Вот чем я хочу заниматься после того как завершу карьеру футболиста. И все это для меня умещается в трех словах:

Ведущий (аналитик, комментатор, обозреватель).

Ментор.

Отец.

И это последнее слово… Оно важнее всего. Сегодня, завтра и всю оставшуюся жизнь буду делать все, чтобы быть лучшим отцом для Джады.

Ведь ее улыбка… она дороже всего на свете.

Вот на этом недавнем видео это особенно хорошо заметно:

https://www.instagram.com/p/BpTLX-MAojE/?utm_source=ig_embed

Ха! Вы и не догадывались, что я умею петь!

Ладно, ладно… уж если я чего и не умею, так это петь.

Но рядом с дочкой мне хочется петь и смеяться, целовать ее и наслаждаться каждой минутой.

Начало моего первого сезона в НФЛ давалось мне нелегко, ведь мне нужно было «акклиматизироваться» в профессиональном футболе, и я редко бывал дома, поэтому я проводил почти все свободное время, болтая с моей малышкой по Face Time, а моя невеста постоянно присылала мне ее фотографии.

Но постепенно все становится на свои места, и у меня появляется все больше и больше времени, которое мы проводим вместе.

До сих пор иногда странно ощущать себя отцом. Недавно я шел по улице, а у меня на груди, в слинге, сидела и дремала Джада, и я вдруг остановился и сказал про себя: Ух ты, да я настоящий отец

И сделал селфи с ней.

Она – мое все.

Итак… ведущий, ментор, и, превыше всего остального – отец.

Таким я вижу свое будущее.

Значит, пора начать готовиться, верно? Словно мне десять, и я на ринге против того мальчишки. Тогда он мне здорово навтыкал, потому что я был не готов, и теперь, пусть я только новичок-первогодка, начинаю готовиться к тем ударам, которые будет посылать мне судьба. Уж поверьте, я буду во всеоружии. Я смогу постоять за себя, свою семью, свою дочку и заставить их гордиться мной.

И если мне удастся сделать все, что я задумал, да еще и взять пару-тройку перстней победителя Супербоула – это будет вполне достаточно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: Player's Tribune