«Когда нахожусь в Москве, у меня ощущение, что я все еще в США»

— Недавно у тебя был тренировочный лагерь в Санкт-Петербурге. Как все прошло?
— Отлично! Приехало много футболистов из разных команд, мы прошлись по базовым упражнениям. Я учил их играть резче, быстрее реагировать, не быть настолько зажатыми. И, конечно, получать больше удовольствия от футбола — добавить в него «свэга». Мне кажется, всем понравилось, было весело.

— Первая вещь, которая отличает американских тренеров, они всегда говорят: «получай удовольствие от игры».
— Верно. И моя первая задача как тренера — добавить им легкости. Если постоянно давить на игроков и требовать серьезного отношения к делу, они начинают бояться ошибок. Вместо того, чтобы действительно прочувствовать футбол, они начинают делать все так, как должно нравиться тренерам и людям вокруг них. И, не дай бог, не расстроить никого из-за якобы несерьезного отношения. Например, нельзя улыбаться, если пропустил тачдаун… Я стараюсь привить другое отношение к футболу. Нельзя убирать из него всё веселье.

— Во время лагеря ты смог поговорить со многими игроками, которым противостоял в течение года. Кого-нибудь можешь отметить?
— Я не очень хорошо помню всех по именам, но там был парень, которого звали Денис Лобов. Думаю, он был лучшим. У него есть всё, чтобы быть отличным футболистом. Если бы ему был 21 год, его бы стоило отправить в американский колледж. У меня был приз в 2 тысячи рублей самому быстрому игроку лагеря, и Денис его получил. Кстати, меня поразили девушки!

— «Валькирии»? Не слышал о них раньше?
— Нет. Я слышал, что женские команды в России есть, но знал только про московские.

— Возвращаясь к самому лагерю. Чья это была идея?
— Когда я приехал в Санкт-Петербург, со мной связался менеджер «Грифонов» Михаил Гаврилов. У него есть бренд Athlete, и он хотел организоваться вместе со мной и провести лагерь, который был бы полезен многим. Я подумал, что это отличная идея и согласился. Да, и чтобы быть точным: это был не мой лагерь, а лагерь Athlete. Я был приглашенным тренером.

— Кажется, ты первый заграничный футболист, который решил остаться в России после сезона. Почему?
— Моя девушка из России, и у нас скоро родится ребенок. Стало быть, у меня теперь семья, вот я и собираюсь обосноваться здесь, в России. Неплохо вышло, да?

— Поздравляю! Удачи тебе и твоей семье.
— Сейчас мы решаем визовый вопрос, и нам предстоит принять еще много важных решений.

— То есть, ты переехал в Санкт-Петербург? Как тебе здесь по сравнению с Москвой?
— Погода немного отличается. Москва — это место для тех, кто любит жизнь большого города. В Санкт-Петербурге все куда плавнее, по-европейски. Когда я нахожусь в Москве, у меня ощущение, что я все еще в США — все происходит очень быстро, жизнь очень насыщенная. Здесь, в Петербурге, все куда дружелюбнее, это место куда лучше подходит для семейной жизни.

— Где тебе нравится больше?
— Хм-м… оба города хороши.

— В следующем году планируешь в футбол играть?
— Да, хочу выступать и в следующем сезоне. Прямо сейчас я ищу команду и возможность продолжать выходить на поле здесь, в России. Последние дни я был больше сфокусирован на лагере, а сейчас есть возможность оглянуться. Сейчас мне важно найти место, которое бы подходило мне и моей семье. Хочу играть в сильных турнирах и противостоять лучшим. Матчи «Патриотов» в CEFL были отличным предприятием как для команды, так и всего футбола в России. Хочется чего-то похожего.

— У нас не так много команд, которые способны приглашать профессионалов. Выбор не очень-то широк, если честно.
— Это в меньшей степени про зарплату. Конечно, я не готов играть совсем бесплатно, мне нужна какая-то выгода. Но я готов передавать людям вокруг все знания, которые есть у меня и помогать команде выигрывать в турнирах.

— Стало быть, сейчас ты вроде свободного агента?
— Я в Санкт-Петербурге, я тренируюсь и хочу играть. В «Патриотах», «Северном Легионе» или даже «Грифонах». У «Грифонов» есть многое, чтобы стать чемпионами, у «Драконов» тоже. К сожалению, у них нет возможности платить профессиональным игрокам или хотя бы американскому тренеру. Кажется, это главное, чего не достает футболу здесь — хорошего американского тренера, который мог бы перевернуть представление о подготовке команд. Россиянам многого не хватает, но это все мелочи — не физической подготовки, но понимания футбола. Американец смог бы это привить.

— У «Спартанцев» есть американский тренер Кери Ярусси. Знаком с ним?
— Нет. Но оно и видно — посмотри как у них все слаженно. Поэтому они и выиграли чемпионство, поэтому обыграли «Патриотов».

«Я погуглил немного и первое, что мне попалось — инстаграм-аккаунт Александра Хохлова. Я подумал: «Что это за чувак? Он просто монстр!»

— Давай обсудим твой сезон в России. Ты помнишь, как получил приглашение играть за российскую команду?
— Я работал с агентством под названием ProHunt, которое искало команды для футболистов из США. Они и сказали мне, что «Патриоты» хотят пригласить профессионального игрока.

— Вот так просто? Никаких переживаний?
— Нет, что ты! Когда я узнал, что еду в Россию, я был в шоке. Предполагалось, что я буду выступать в Турции, и вдруг все так развернулось. Я начал изучать все и узнал, что в России как раз этим летом будет чемпионат мира. Это была весомая причина приехать.

— Что ты знал о России до переезда?
— У меня было такое представление по фильму «Рокки». Он передает ощущение России, и я тогда подумал: «Хм, неплохо!». Также я помню игру Hitman, реально жестокую, и там был эпизод в России, неплохо передающий ощущение от страны. Но сейчас, приехав сюда, я могу точно сказать, что Россия совсем не такая, как люди думают и американские медиа её рисуют. Мне нравится Россия, и я решил остаться здесь. Я жил в Европе пять лет и уехал. Конечно, я нервничал немного, но сейчас все отлично.

— Ты знал что-нибудь о «Патриотах» и в целом о футболе здесь до переезда?
— Я погуглил немного и первое, что мне попалось — инстаграм-аккаунт Александра Хохлова. Я подумал: «Что это за чувак? Он просто монстр!». Это было многообещающе, и я начал искать хайлайты и больше информации. Узнал, что Талиб Уайс, который входит в европейский Зал Славы, играл здесь. И я решил, что раз эти парни были здесь, то и для меня это отличный выбор.

И Джей Вудс в эпизоде матча 3-го тура Центрально-европейской футбольной лиги между «Патриотами» (Москва) и «Коч Рэмс» (Стамбул). 12 мая 2018 г., Зеленоград, Россия. Фото: Юрий Марин (First & Goal)

— «Патриоты» как-нибудь обсуждали с тобой CEFL перед приглашением? Годом ранее они тоже привозили американцев, но быстро расстались с ними, когда стало ясно, что европейской Лиги Чемпионов не будет.
— Нет. Я вообще узнал об этом только когда приехал. И это отлично — если «Патриоты» хотят соревноваться на таком уровне, значит это отличная команда. Вероятно, я им действительно нужен был для международных матчей, но это точно не было моей первостепенной задачей. Я должен был отыграть весь год. К слову, предыдущий сезон в Швейцарии был для меня первым, отыгранным от начала до конца. И второй был сейчас, в России.

— Ты помнишь матчи с «Уайлд Боарс» и «Коч Рэмс»? Как считаешь, почему не удалось победить?
— С точки зрения физической силы мы были отлично готовы. Думаю, что все свелось к тактике и плейколлингу в определенных ситуациях. Что касается меня, то во время игр я был совсем не на пике формы. Если бы матчи были не в мае, а хотя бы в июне, то мы бы смогли выиграть хотя бы один из них. Игроки не смогли набрать форму, а я вообще приехал только за неделю. Если бы мы все вместе готовились подольше, все могло сложиться по-другому. Я бы хотел посмотреть на тех же «Спартанцев» в таком соревновании. Если бы у них был профессиональный квотербек или хотя бы специальный тренер, который мог хорошо подготовить разыгрывающего, они бы явно не выглядели там аутсайдерами. И это было бы вдвойне интересно, поскольку они полностью российская команда, без иностранцев. Футбол — это до крайности командный вид спорт, и «Спартанцы» держатся друг за друга как никто другой. Это умно. В конце концов, все российские команды должны быть заинтересованы в развитии местных игроков.

— По твоему мнению, «Патриотам» не хватало командной игры?
— В определенных ситуациях, да, не хватало.

— Вы обсуждали это с Ти Джеем Эсекилу? Что могло бы быть сделано лучше?
— Серьезно с ним мы это не обсуждали. Важно помнить, что Ти Джей вообще до этого два года в футбол не играл. Но и ему тоже не доставало правильного плейколлинга. Здесь дело в том, что команде просто нужно было больше времени, чтобы сыграться, а тренером понять наши сильные и слабые места и найти наиболее эффективный способ использовать их. Мы все могли бы проявить себя лучше. В Сербии все было довольно близко, но «Коч Рэмс» мы проиграли уже без особых шансов.

— Футболисты «Патриотов» очень жаловались на состояние поля.
— Тяжело было обеим командам. Поле одно на всех — соперники ведь тоже играли на нем же, так что нельзя списывать поражение на состояние поля. Но газон реально был ужасен. Вероятно, худшее покрытие за всю мою жизнь.

— Чувствовалось, что игра эмоциональная. Команда тяжело переживала поражение?
— Мы были близки к победе и поэтому сильно расстроились. Матч начался с ошибки лонгснепера на панте, и все сразу пошло не так… Это в целом был тяжелый выезд. Сначала мы прилетели в Сербию, потом несколько часов ехали на маленьком автобусе в хостел, а на следующий день шли пешком до поля. К тому же, было очень жарко.

И Джей Вудс (#3) в эпизоде матча между «Юнайтед» и «Патриотами» в 9-м туре чемпионата России. 23 июня 2018г., Зеленоград, Россия. Фото: Полина Степанюк

— Твое амплуа — сейфти, но в середине сезона тебя перевели в нападение и сделали принимающим. Почему это произошло?
— Если честно, это не было простым решением. У «Патриотов» отличные ресиверы, и мне пришлось доказывать, что я чего-то стою в нападении. Во время тренировок я заметил, что у Игоря Чернолуцкого лучше всего получается бросок на «фейд». Он часто бросал его, и у Ти Джея постоянно получалось на него открываться, хотя это была моя ответственность. Мне нужно было выяснить, как у него это получается. Выяснилось, что Ти Джей не делает ничего особенно, вся хитрость в том, как Игорь бросает мяч. Это похоже на каплю дождя — мяч улетает куда-то в небо и падает в руки ресиверу в самый последний момент. Главный тренер Виктор Скапишев дал мне возможность самому сбегать этот маршрут и оказалось, что это просто убийственно эффективно, и в команде не знали об этом до самого начала чемпионата.

— Получается, это была твоя идея?
— Нет, это скорее общее решение. Один из наших принимающих сломал ключицу (Виктор Фатюхин — прим. ред.). Мы начали немного буксовать в нападении, и нам требовалось свежее решение.

— Как тебе было играть на этой позиции с Игорем Чернолуцким?
— Мне нравится, как он относится к футболу. Но ему точно нужен американский наставник, который помог бы ему разобраться с шагами, таймингом, научиться принимать правильные решения. К примеру, избавляться от мяча, а не держать мяч и принимать сэк на 15 ярдов. Или, напротив, забрасывать мяч в энд-зону. Кто-то должен научить этому. Но играть было все равно очень здорово, потому что Игорь знает как делать биг-плеи. У него хорошая рука, и он не боится бросать глубокие передачи. Это отличное качество.

«“Спартанцы” специально строили свою игру через давление на Чернолуцкого, и это было реально хорошей идеей»

— Ты играл с клубами из CEFL и российскими командами. Как они тебе в сравнении?
— Всё сводится к подготовке. На спортивном уровне у российских команд всё есть. Парни из Сербии или Турции могут выглядеть крупнее, но они точно не лучше в плане своих атлетических качеств. Они просто лучше натренированы. В России много тренеров, которых можно назвать опытными, но большинство из них изучали футбол на расстоянии. Я имею в виду видео, изучение плейбуков и те редкие случаи, когда в Россию приезжали американцы и была возможность понаблюдать за их работой. Но я уверен в том, что если команды из-за пределов Москвы и Петербурга соберутся вместе, они будут реальной силой.

— Кроме Чернолуцкого, каких еще футболистов ты можешь отметить?
— Акаки Руруа настоящий самородок. Однако ему нужен американский тренер, которого он будет уважать — тогда он бы смог играть в США, у меня это вообще не вызывает никаких вопросов. Руслан Гаджиев по физике и пониманию футбола явный номер один в чемпионате. Когда он закончит играть, он должен стать отличным тренером. Если говорить о молодых спортсменах, то мне очень запомнился Александр Кайгородов из «Драконов» — у него есть потенциал, чтобы быть лучшим в лиге. Я не знаю, где и как он учился футболу, но такое ощущение, что он играет уже очень долго. Когда мы встречались с «Драконами», мне очень запомнился один из эпизодов с его участием: Игорь Чернолуцкий выбежал из конверта и пытался выбросить мяч, но Александр смог его перехватить, при этом сохраняя обе ноги в поле. Так делают в НФЛ. Я очень уважаю его как спортсмена, способного последовательно делать взрывные розыгрыши — такие, за которые мы и любим футбол.

Виталий Петушков (#38) и И Джей Вудс (#3) в эпизоде матча 4-го тура чемпионата России между «Патриотами» и «Спартанцами». 19 мая 2017 г., Зеленоград, Москва, Россия. Фото: Михаил Клавиатуров (First & Goal)

— В России вы легко обыграли всех, кроме «Спартанцев». Причем это произошло дважды — чем отличались игры в регулярном сезоне и финале?
— Матчи были очень разные. В финале они даже не пытались бросать в мою зону! «Спартанцы» полностью изменили свою тактику. В первом матче они скорее присматривались и, когда все поняли, начали использовать находки по максимуму. В защите у них был фронт 4-4 с тремя глубокими зонами — это заставило квотербека ошибаться, и он потерял нить игры. Думаю, «Спартанцы» специально строили свою игру через давление на Чернолуцкого, и это было реально хорошей идеей. В нападении они часто выносили мяч шире блока с помощью своих скоростных раннеров, и это тоже работало, потому что в России защитники не очень хорошо читают построение нападения. Таким образом, большинство защитников оставалось внутри бокса, а «Спартанцы» несли по широкой. У них было-то всего пару комбинаций, но с помощью них они обыграли всех, включая нас. Они нашли свои самые эффективные розыгрыши, — я называю такие «денежными», — и активно их использовали. Хорошая команда.

— Ты обратил внимание, что они сменили квотербека по ходу матча? Начинал Павел Левашев (#4), а во второй половине вышел Иван Головешкин (#22). Против кого тебе было играть тяжелее?
— По-разному. Но про Ивана всегда нужно было помнить, что он может начать выносить. Этим он был опаснее и мне, как сейфти, играть было немного тяжелее — я не мог помочь против выноса, потому что он может забросить мяч мне за спину. И то же самое с выносными комбинациями. Это все сводится к тренерской работе. «Спартанцы» сделали правильную замену по ходу матча — точно также выигрывают Ник Сэйбен и Билл Беличик. За счет этого они и выиграли.

И Джей Вудс (#3) в эпизоде матча 4-го тура чемпионата России между «Патриотами» и «Спартанцами». 19 мая 2017 г., Зеленоград, Москва, Россия. Фото: Михаил Клавиатуров (First & Goal)

— В матче регулярного сезона неожиданная замена была у «Патриотов» — Ти Джей вышел квотербеком, а ты — принимающим. С чем это было связано?
— Если честно, тогда я еще был новичком в команде и просто сделал то, что сказали. Сейчас очевидно, что это было не лучшее решение, но я не знаю, чем тогда руководствовались тренеры. Это просто не сработало. Мы оставались в игре исключительно из-за защиты.

— Ты тогда всех затмил. Три перехвата.
— Да. Наверное, поэтому финал так сильно отличался. Повторюсь, я восхищен той тренерской работой, которую проделал штаб «Спартанцев». Они много сделали для того, чтобы футболисты просто выполняли свою работу. И это была отличная работа. Именно поэтому у них все и получилось.

— Еще одна твоя яркая игра — полуфинал в Перми. Что там произошло?
— Мы приехали с другим главным тренером, потому что у Виктора Скапишева была операция на спине. Команду возглавил наш координатор защиты. И мне пришла в голову идея: если они смотрели наши игры, то наверняка ожидают, что я буду бегать глубокие маршруты. Почему бы вместо этого нам не разыграть быстрый «спот», где я получу короткий пас и просто попытаюсь убежать от захватов. Он послушал, и мы так и сделали. Это было чем-то совершенно новым для «Тигров», они совсем не были готовы. Это была большая победа для команды и для тренеров. «Стальные Тигры» действовали очень хорошо, у них все отлично с физподготовкой. Мы реально волновались перед игрой. Это был непростой матч, и счет совсем не показывает, сколько сил мы оставили на поле.


Эпизод с тачдауном И Джея Вудса в матче со «Стальными Тиграми» (1:35:20)

— Если взглянуть на весь год, что ты запомнил больше всего?
— Думаю, как раз тот матч со «Спартанцами» в регулярке. Моя лучшая игра.

— А кроме футбола?
— У нас было барбекю в доме нашего линейного Стаса Рашицкого. По таким моментам я сейчас скучаю.

«…Он бежит маршрут на всей скорости, делает двойное обманное движение, я разворачиваю бедра и падаю»

— По итогам сезона ты был назван самым ценным игроком. Это стало для тебя неожиданностью?
— Если честно, у меня и в мыслях такого не было. В какой-то момент Игорь Чернолуцкий начал присылать мне посты из First & Goal. Они были на русском, и я, конечно, ничего не понимал и попросил девушку помочь перевести. Она сказала, что меня выбрали футболистом недели! И я начал реально за всем этим следить. В один день я увидел еще одно голосование и понял, что меня номинировали на MVP. Это было так круто! Я совсем ничего такого не ожидал, и для меня это большая честь. Я буду бережно хранить награду, потому что я никогда ничего подобного не выигрывал даже в школе.

— Три года назад самым ценным игроком стал как раз Чернолуцкий. И «Патриоты» тогда тоже проиграли. То есть, это как «проклятье Мэддена».
— Да ладно?

— Да. Помнишь, кто был в шорт-листе помимо тебя?
— Не особо. Это не относится к MVP, но я могу назвать парней, которые запомнились мне по ходу сезона. Мне понравился Иван Головешкин. Никита Гуреев из «Юнайтед» очень выделялся. Два этих черных зверя из «Спартанцев» — Омари Гриняев и Александр Яцуненко. И, конечно, Александр Белов! Вот это футболист. Когда я только приехал и начал тренироваться с «Патриотами», вышел с ним один на один, и… он заставил меня упасть! У меня до сих пор это перед глазами: он бежит маршрут на всей скорости, делает двойное обманное движение, я разворачиваю бедра и падаю. Все такие: «Это что сейчас было?». И потом он снова меня обыграл. Если честно, то я думаю, что именно Александр добавил мне мотивации и заставил серьезно относиться к российским футболистам. У него есть весь потенциал, и его точно ждет прорывной сезон в «Драконах».

— Как американец, ты принес еще одну интересную культуру в местный футбол — трэш-токинг. До тебя здесь особо никто этим занимался. Российские футболисты стараются вести себя на публике очень серьезно.
— Во-первых, я делаю это ради фана и соревновательности. Я никогда не делаю этого из злости и не перехожу на личности. Во-вторых, я говорю только о футболе и стараюсь сделать его ярче. В какой-то мере я стараюсь продвигать футбол и, скажем, противостояние «Патриотов» и «Спартанцев». Это просто развлечение. Просто подумай, как здорово, что «Спартанцы» заставили меня умолкнуть! То же самое произошло, например, у Конора и Хабиба.

— Кстати, ты правда поставил $500 на Макгрегора?
— Ну, конечно!

«Ты растешь, поступаешь в колледж и начинаешь понимать, почему система устроена так, а не иначе. Нужно отсеять множество игроков»

— Давай поговорим о твоей карьере в США. Я видел ту картинку, где ты упомянут в списке вместе с Эриком Ридом и Кенни Ваккаро.
— Когда я выпустился из школы, я был среди топовых секондари в стране. Я играл в самой первой игре «Андер Армор», которая демонстрировала всем будущих звезд. Там же были и, к примеру, Хулио Джонс, Эй Джей Грин, Маркиз Гудвин, Блейк Бортлз — все топовые игроки из НФЛ. В тот год я поступил в университет Калифорнии в Лос-Анджелесе (УКЛА), и весь этот хайп следовал за мной. Меня прогнозировали как топ-4 сейфти на драфте. Про это и был тот список. Но моим мечтам не было суждено сбыться. Я ушел из университета, все пошло не по плану.

— Выходит, ты ни одной игры за «Брюинс» не сыграл?
— Нет. Поэтому тот список и выглядит так глупо. Как футболист, не проведший на высшем уровне ни одной игры, может вызывать столько внимания? Единственное место, где я по-настоящему играл, был колледж в Нью-Мексико. Я провел там два года, и это был действительно неплохой университет — четыре игрока оттуда попали в НФЛ.

— Можешь их назвать?
— Конечно. Абдул Кенна, Джордан Кэмпбелл, Тайлер Слевин и Патрик Карни.

— Ты думал, как могла сложиться твоя карьера, если бы все пошло по-другому? Если бы тебя выбрали на драфте, к примеру?
— Любой мальчик об этом мечтает. Но ты растешь, поступаешь в колледж и начинаешь понимать, почему система устроена так, а не иначе. Нужно отсеять множество игроков. И многие отличные футболисты не попадают в НФЛ, потому что не могут пробиться через эту систему. К сожалению, я как раз из таких. Я смог закончить университет, но не подстроиться под неё. Я хотел, чтобы все было по-другому. Но когда попадаешь на уровень первого дивизиона, приходится соответствовать их ожиданиям.

И Джей Вудс и Джанорис Дженкинс в матче Under Armour. Фото: личный архив И Джея Вудса

— Можешь рассказать, что такого сложного в системе колледж-футбола?
— В школе ты думаешь только о том, чтобы делать домашнюю работу, играть в футбол и зависать с друзьями. В футбол ты играешь, потому что он тебе нравится. В университетах из первого дивизиона крутятся миллиарды долларов. Когда попадаешь туда, то понимаешь, что теперь футбол — это работа. Больше нет никакого веселья. Я расскажу о своем расписании: я должен вставать в 5, чтобы с 6 до 8 быть на силовых тренировках, с 9 до 3 на занятиях, с 4 до 8 — на футбольной тренировке. После этого нужно заниматься с репетитором с 8 до 10. И каждый день по новой. Это превращается в реальную работу. Как по мне, школам стоит уделять больше внимания подготовке учеников-спортсменов к колледжу. Историй успеха явно стало бы больше.

— Ты следишь за колледж-футболом здесь, в России?
— Только хайлайты смотрю. Я постоянно жалуюсь мой девушке, что мне очень плохо, я хочу смотреть футбол, хочу ESPN. Но не могу — в основном, из-за разницы во времени. Приходится ограничиваться «Ютьюбом».

— Какая у тебя любимая команда?
— Я назову несколько. Конечно, «Алабама». У них сейчас есть очень хороший квотербек и ресивер Джерри Джуди. Затем УКЛА, но я не люблю Чипа Келли и все его нападение, построенное на фейках. Мне кажется, это не футбол. И, наконец, «Майами» — это вообще колледж моей мечты. С ним связана одна забавная история. Представители университета приезжали на финал моего школьного чемпионата, где мы играли с «Лонг Бич Поли» — лучшей школьной командой Америки, откуда вышло множество игроков НФЛ. А я был из «Креспи». В общем, была битва рекрутов. За «Лонг Бич Поли» играл парень по имени Вон Телемак, который, как и я, был сейфти. На тот момент я уже выбрал УКЛА, но мне хотелось получить предложение и от «Майами» — просто так, из самолюбия. Но тот чувак выдал сильную игру, сделал три перехвата, и они выиграли чемпионство. И, конечно, в «Майами» позвали его.

И Джей Вудс в составе школьной команды «Креспи». Фото: личный архив И Джея Вудса

— Следил за его карьерой?
— Да, у него были хорошие игры. Можно найти хайлайты.

— А что насчет НФЛ?
— Не смейся, но моей любимой командой в НФЛ является «Кливленд».

— Что думаешь об их сезоне? Правильно сделали, что Хью Джексона уволили?
— Не знаю. Но точно не одобряю, что они решили избавиться от Джоша Гордона. Меня это очень расстроило — нельзя просто так взять и отдать Гордона Беличику в «Нью-Ингленд». В этом просто нет смысла. Но у «Браунс» есть потенциал, просто нужно быть последовательными.

— Как оценишь выбор Бейкера Мейфилда на драфте?
— Он слишком маленький для квотербека. Есть только два небольших квотербека — Дрю Бриз и Рассел Уилсон. И больше никого. Мне нравятся большие разыгрывающие — Бен Ротлисбергер, Кэм Ньютон. Но, вспоминая все первые пики «Браунс», он, пожалуй, лучший выбор.

— И последний вопрос. На тебе майка команды КФЛ. Что связывает тебя с Канадой?
— Просто на мне не было футболки, и нужно было что-то надеть. Но вообще-то есть история. После колледжа я проходил просмотры в НФЛ и Канаде. Я был на региональных «комбайнах», но на так называемый «суперрегиональный» меня не позвали. Я потратил на них $250, и все впустую. Затем я ездил на открытый отбор в Канаду — заплатил еще $100 за участие и несколько просмотров, но снова безрезультатно. Никто мне не звонил. Однажды я посмотрел на себя в зеркало и спросил: «Это действительно то, чем я хочу заниматься? Нужно смотреть правде в глаза — я не тяну на игрока НФЛ». Я был неплохим игроком, но не выглядел так, как должен выглядеть профессионал. И я занялся собой: начал проводить кучу времени в зале, без конца тренировался, изменил питание. На следующий год снова поехал на просмотры и начал работать с аккредитованным агентом Канадской футбольной лиги. Наконец, на просмотре в «Гамильтон Тайгер-Кэтс» сказал, что я бывший топ-игрок и лучший во всем этом лагере. И доказал это, пробежав 40 ярдов за 4.3 секунды. Так я смог получить свой первый профессиональный контракт на $65,000. Тогда я был близок к своей мечте о карьере профессионального игрока как никогда… Впрочем, чуть позже и они меня отчислили.

Шкафчик И Джея Вудса в раздевалке «Гамильтон Тайгер-Кэтс». Фото: личный архив И Джея Вудса

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.