Самый известный розыгрыш последнего Супербоула родился в школах, затем показал себя в колледжах и лишь после этого попал в профессиональную лигу. Под первым номером на драфте–2018 был выбран квотербек из широкого нападения. «Чифс» громят НФЛ, используя игровые концепции Техасского технологического университета. Футбольный мир стал плоским.

Во второй половине Супербоула–52 один из телезрителей был удивлён, насколько знакомым ему казалось всё увиденное. «Нью-Ингленд» и «Филадельфия» выдали беспрецедентную пасовую игру — 1151 суммарный ярд в нападении стал рекордом в истории лиги. Конечно, в НФЛ никогда ничего подобного не происходило. Но, как минимум, для одного человека всё это было нормой.

«Стиль игры, ритм нападения — всё это было очень знакомо», — сказал он.

Главный тренер команды университета Оклахомы Линкольн Ридли смотрел Супербоул, но видел на экране футбольный матч из конференции «Большая дюжина».

Так и тянет назвать сезон НФЛ–2018 пиком тренда использования студенческого нападения в профессионалах. Каждый тачдаун Патрика Махоумса, рид-опшн «Иглс» или выстрел Бейкера Мейфилда — подтверждение того, что спред правит бал. Но это не пик, это лишь начало куда более глобальной тенденции — объединения всех уровней американского футбола.

Нападения НФЛ работают в таком рекордном темпе, что по итогам первого месяца у нас уже 228 пасовых тачдаунов. У десяти квотербеков пасовый рейтинг сейчас выше отметки в 100 баллов. Лишь у одного квотербека в истории — Аарона Роджерса — рейтинг за карьеру выше 100 баллов. Мы и так жили в самую атакующую эпоху в футбольной истории, но этот год выходит за рамки.

Дело не только в новых нападениях или новых квотербеках. Дело в новом способе мышления в чемпионате, где, наверное, осмыслением игры занимались недостаточно. Добро пожаловать в новый мир, где розыгрыши могут моментально перейти из школьных или студенческих лиг в профессиональную благодаря технологиям и специалистам, готовым эти розыгрыши внедрять. Консервативная система наконец-то допустила к себе веселье с других уровней.

«Доступность информации и записей с игр объединила американский футбол. Парни из университетов получают наши записи, мы — их, обмены происходят постоянно. Поэтому вы видите, как лиги начинают быть похожи друг на друга», — сказал координатор нападения «Миннесоты» Джон Дефилиппо, тренировавший квотербеков в «Филадельфии» в прошлом году.

Каждый год тренеры говорят о том, что инновации в лиге внедряются всё быстрее, схемы меняются за один только год чаще, чем раньше в десятилетия. Изменения в правилах, которые мы наблюдаем, особенно по части грубости против пасующего, сыграли свою роль, но лишь эпизодическую. Можно помочь нападению достигать результата, но нельзя его подделать. В лиге всё набирает ход. Мир схем стал плоским.

«Ещё буквально пять лет назад этим было сложнее заниматься, доступ был ограничен. А сейчас можно изучать успешные розыгрыши восьмиклассников. Возможностей следить за творческой работой на нижних уровнях футбола стало гораздо больше», — соглашается главный тренер «Грин-Бэй» Майк Маккарти.

Война схем, стартовавшая в начале десятилетия, завершилась — прогресс победил. Бывший главный тренер «Аризоны» Брюс Эриенс однажды сказал, что квотербеки из широкого нападения «ненастоящие квотербеки» и усомнился в их лидерских качествах — это мнение нашло поддержку в профессиональных кругах. Бывший главный тренер «Окленда» и опытный тренер линии нападения Том Кейбл говорил, что система спред «оказывает медвежью услугу» игрокам-студентам. Это была общепринятая точка зрения в НФЛ: наивные дурачки — это квотербеки из колледжей, а не тренеры НФЛ.

Новый источник живительной силы для нападения — отличные новости для чемпионата, у которого наметились проблемы с квотербеками. НФЛ неуклюже использовала целое поколение разыгрывающих в последнее десятилетие. Почему в лиге сейчас практически нет классных квотербеков чуть младше тридцати? Отчасти потому, что в НФЛ не знали, что делать с квотербеками из широкого нападения.

Вместо того, чтобы оценить умение разыгрывающих бросать мяч как в дартс, отлично себя чувствовать в шотган-построении и продлевать розыгрыши, в клубах пытались вылепить из них квотербеков НФЛ — это огромный и часто неверно понимаемый ярлык, который можно грубо перевести как «типа Пейтона Мэннинга». Но такой тип разыгрывающих — педантичных мастеров, контролирующих каждую деталь в нападении — перестал выпускаться из-за изменений на юношеском, школьном и студенческом уровнях. В этих командах стали предпочитать более простые типы нападения, которое «расширяло» бы поле горизонтально. Так розыгрыши проще учить и исполнять. В недостатки, по мнению клубов НФЛ, входят: дефицит защиты квотербека, дефицит игры квотербека из-под центра и неумение читать защиту со стороны квотербека.

Консерваторы ошибались относительно того, что спред нельзя перевести в профессиональную лигу. Это стало очевидно во время прошлогоднего Супербоула, в первые недели нынешнего сезона, или — если вы следили внимательно — в многократных эпизодах на протяжении последнего десятилетия. «Кто-то должен был стать первым. Кто-то должен был рискнуть и не бояться, что над ним посмеются, что его уволят. Такими и были Даг Педерсон, Чип Келли и Джош Макдэниелс», — сказал Райли.

Генеральный менеджер «Чифс» Бретт Вич, который был далёк от критического восприятия спред-построения, заявил, что его команда не принимала во внимание, в каком нападении Махоумс играл в «Техас Тек» до того, как обменялась ради его выбора на 10-й общий номер на драфте–2017. Они оценивали лишь его индивидуальные качества как игрока.

Нет более очевидного аргумента в пользу того, что битва окончена, и спред победил, чем выбор Бейкера Мейфилда под первым общим номером на последнем драфте. Заменив Тайрода Тэйлора на третьей неделе, Мейфилд привёл «Кливленд» к первой победе с сезона–2016. Он не обладает принятым для квотербека ростом, не играл в нападении «про», но всё это оказалось не важно просто потому, что он хорошо играет в футбол.

«Он здорово видит всё поле, очень точен, а мяч вылетает как из пушки. Такие квотербеки играли спред-опшн от Pop Warner и до колледжа. Они к этому привыкли. Сейчас позиция квотербека заточена под спред», — поделился генменеджер «Браунс» Джон Дорси.

Райли говорит, что выбрав Мейфилда «Кливленд» отдал должное набору его умений и спортивному духу, но также это свидетельствует «о большей открытости. Мейфилд появился в куда более свободное время, потому что уже были примеры успешной работы со спредом».

Вдруг оказалось, что Мейфилд, Махоумс и все остальные — это всё-таки настоящие квотербеки.

* * *

Одним из первых любителей поговорить о широком нападении в позитивном ключе среди профессионалов был Рэй Фармер. В 2015 году он работал генеральным менеджером «Кливленда». В то время роль Маркуса Мариоты в нападении «Орегона» рассматривалась под микроскопом. На пресс-конференции перед драфтом Фармер сказал: «Нужно очень быстро адаптироваться, иначе все в Национальной футбольной лиге начнут играть спред». Ещё более провидческой вышла его следующая фраза: «Думаю, что клубы, которые быстрее остальных разберутся и быстрее всех изменятся, снимут первый урожай». Конечно, Фармер был прав.

Неудивительно, что первые два тренера, активнее остальных изучавших студенческий футбол, первыми же сорвали куш. Билл Беличик отправил координатора нападения Джоша Макдэниелса на встречу с Дэном Малленом с целью изучить, что тот вместе с Урбаном Майером придумал в «Огайо Стэйт». «Пэтриотс» 2007 года были первыми в истории НФЛ, кто проводил большинство розыгрышей из шотгана. Когда эта схема помножилась на таланты Рэнди Мосса, Уэса Уэлкера и Тома Брэди, изменился и весь американский футбол. Энди Рид годами отстаивал идеалы широкого нападения, и сейчас его квотербек еженедельно устанавливает рекорды. А ученик Рида Даг Педерсон семь месяцев назад выиграл Супербоул благодаря ударной дозе вариативных розыгрышей.

В шестидесятых годах медиа-теоретик Маршалл Маклуэн писал: «Когда в общество, привыкшее к прежним технологиям, приходят новые технологии, наружу выходит тревожность». Во время футбольных войн схем эта тревожность проявилась в полной мере. Отчасти её появление было связано со страхом потерять работу. Если бы широкое нападение вошло в моду, значит подавляющее большинство тренеров НФЛ — а они, конечно, ничего толком не знали про спред — оказалось бы в неприятной ситуации. И тренеры предпочли полностью отказаться от идеи широкого нападения. Всего-то два года назад «Даллас» в своём списке предпочтений перед драфтом поставили Коннора Кука выше Дака Прескота только потому, что он играл в нападении «про». Кук сейчас коротает дни в тренировочном составе «Каролины».

«Было время, когда нам казалось, что очень сложно оценивать студенческих квотербеков и ресиверов из-за того, что они слишком часто делают вкладки из ай-построения и бросают мяч раз 20 за игру. Затем мы стали жаловаться, что они бросают мяч 50 раз за игру, но слишком часто это либо хичи, либо бабл-скрины. Тренеры НФЛ хотят получать только то, что они могут измерить», — смеётся координатор нападения «Цинциннати» Билл Лейзор.

Райли утверждает: дело не в том, что сегодня несколько команд делают ставку исключительно на широкое нападение. В конце концов, Чип Келли занимался этим в «Филадельфии» пять лет назад, а тренд на рид-опшн в 2011 и 2012 годах составлял суть некоторых команд. По словам Райли, фишка в том, что теперь каждая команда использует студенческие концепции хотя бы частично.

Преимуществом по-прежнему владеют те клубы, которые начали этим заниматься раньше. Рид проводит вертикальные маршруты так, как это было принято в «Техас Тек» при Махоумсе, а затем демонстрирует двойную вкладку так, как это делали в Люббоке.

«Пэтриотс» играют свинг-скрины так, как будто выступают в студенческом плей-офф.

Если вы по воскресеньям смотрите матчи своей команды и не заметили влияния современного студенческого футбола на её игру, то либо вы невнимательно смотрите, либо вы болеете за плохую команду.

Марк Кольер, школьный тренер из Нью-Джерси — автор сайта spreadoffense.com, ресурса для тренеров. Он отметил, что самым наглядным розыгрышем, который пробил себе путь в НФЛ из самых начальных уровней футбола, стал джет-моушн. Этот простой розыгрыш, при котором игрок в движении направляется к квотербеку во время снэпа, популяризовали школьные специалисты и звёздные приверженцы спреда типа Чипа Келли. В 2017 году частота использования джет-моушна в НФЛ выросла на 36% по сравнению с предыдущим годом. Ведомые фанатом спреда и дебютантом Шоном Маквеем «ЛА Рэмс» стали настоящими мастерами этого розыгрыша.

По словам Кольера, некоторые розыгрыши «Чифс» с Махоумсом напоминают ему «Флориду» времён Тибоу. Отличаются нюансы: на некоторых выносных розыгрышах, например на двойной вкладке, не квотербек, а Карим Хант исполняет роль Тибоу, а Тайрик Хилл исполняет скоростную роль Перси Харвина.

Как же всё это не похоже на прошлые годы, когда фактически все нападения в НФЛ сводились к трём моделям: Западное Побережье, система Эрхарта-Перкинса и Эйр-Корьел. Каждый следующий нанятый тренер фактически воспроизводил нападение своего предшественника, не пропуская инновации. НФЛ была похожа на замкнутую петлю.

* * *

Ни один философский подход не менялся без влияния технологий. Если не брать в расчёт назначение молодых специалистов на ответственные должности, именно технологический прогресс стал движущей силой в сокращении дистанций между уровня футбола. Это можно показать на примере одного конкретного розыгрыша.

В прошлом феврале был и ещё один сюрприз. «Иглс» играют «Детройт». Быть этого не может!», — орал тогда Чед Моррис. Вы не знаете, что означает «Детройт», потому что теперь все знают его как «Филли Спешл». В честь этого розыгрыша даже памятник установлен. Моррис — главный тренер «Арканзаса» и бывший координатор нападения «Клемсона», это он представил данный розыгрыш массовой аудитории.

«Детройт» или же «Филли Спешл» пришёл в НФЛ в 2016 году, когда нынешний координатор нападения «Майами» Дауэлл Логгейнс, тогда работавший в «Чикаго», сыграл данный розыгрыш в игре с «Миннесотой». Аналогичный по дизайну розыгрыш прислал ему друг по электронной почте. «Смотри, какой крутой розыгрыш», — написал ему друг. Он был взят из школы Уэстлейк в Техасе, и Логгейнс понятия не имел, что его истоки — в университете Клемсона. Он всё записал. В 2014 году в «Кливленде» он показал розыгрыш Кайлу Шенахену, и в итоге провёл его в «Чикаго» в начале сезона–2017. «Где-то до 2014-го или 2015-го года университеты постоянно клянчили записи игр профессионалов. Сейчас впервые движение пошло в обратную сторону. НФЛ берёт у колледжей, колледжи берут у школ», — сказал Логгейнс.

Логгейнс высказал ещё одно важное мнение: «Я думаю, что большинство тренеров, которые работают порядка 25–30 лет, подходят к закату своей карьеры». Специалисты, которые не впитали в себя современные концепции игры, выглядят динозаврами и уходят из спорта. По словам Логгейнса, у него не раз были сложные разговоры с тогдашним главным тренером «Чикаго» Джоном Фоксом о том, чтобы ввести в нападение команды парочку трик-плеев. «Помню, как мы играли обманный розыгрыш с «Миннесотой». И тренер Фокс говорит: «Это та штука с реверсом? Я в ней не разбираюсь. Лучше бы она сработала». И я ответил: «Сработает», — припомнил Логгейнс. Ещё как сработала:

Молодые специалисты и технологический прогресс привели нас туда, где мы сейчас находимся. Райли говорит, что он всегда все игры смотрит с телефоном в руках: «Мы просто посылаем видеозапись сыгранного розыгрыша в групповой чат, и можно начинать работать. Это занимает секунды. Никаких задержек». Первым розыгрышем, который он обсудил с тренерами в подобном формате, был тот, что впоследствии стал тачдауном в первой четверти игры с «Айовой Стэйт» в 2015 году.

Райли говорит, что всё изменила скорость, с которой ты теперь можешь получить запись игры. Бывший ресивер «Майами» Грег Камарилло рассказывал, что при изучении построения «уайлдкэт» им приходилось запускать отдельный телевизор с видеомагнитофоном. А теперь можно просто включить YouTube.

Сейчас уже хорошо известно, что за поиск потенциальных новых розыгрышей в «Иглс» отвечает ассистент тренера Пресс Тэйлор, но такая позиция теперь есть практически в каждом клубе.

«Мы просматриваем студенческие розыгрыши, школьные», — подтверждает Марти Морнинвег, координатор нападения «Балтимора».

Когда он это говорил, «Рэйвенс» как раз принимали у себя на базе местную команду из начальной школы, и Морнинвег пошутил: «Посмотрим, что припасено у этих молодых людей». У «Рэйвенс» за поиск новых розыгрышей отвечает Мэтт Уайс, тренер принимающих и «координатор футбольной стратегии». Морнинвега больше всего впечатляет новаторский подход в маленьких университетах Северной Дакоты Стэйт, Южной Дакоты и Монтаны.

«Я знаю, что тренеры рыщут по YouTube. Это раньше надо было прыгать в самолёт, тратить деньги и искать связи, чтобы у тебя был знакомый, у которого есть знакомый», — сказал Майк Кучар, руководитель сайта для тренеров X&O Labs. Кучар упомянул Hudl, широко распространённый среди тренеров видеосервис для обмена информацией. Планшеты, которые теперь повсеместно распространены в НФЛ, позволяют оперативно отсылать розыгрыши и концепции игрокам напрямую, даже когда те отсутствуют на базе, и это ускоряет процесс внедрения новых идей. Если команда хочет быстро обнародовать новый розыгрыш, теперь она может это сделать.

Логгейнс считает, что все, кто из Техаса, имеют преимущество, поскольку там футбол невероятно популярен на любом уровне. У уроженца Эбилена много друзей в мире школьного футбола Техаса, и те постоянно шлют ему новые комбинации. «Это потрясающий ресурс — мои друзья в Техасе видят розыгрыши и мы их обсуждаем. Творчеству нет предела», — объяснил Логгейнс.

Да, теперь на НФЛ оказывают влияние школьные тренеры.

«В современную версию широкого нападения, как её определяют, частично входит рид-пас-опшн и чтение зон. Это огромная часть студенческого футбола, а игроки олицетворяют собой школьный футбол», — сказал координатор нападения «Далласа» Скотт Линехен. Тренер «Атланты» Дэн Куинн постоянно нахваливал бывшего школьного тренера Джесса Симпсона, который работал в его штабе в прошлом году. Симпсон постоянно давал Куинну советы по концепциям игры, но потом ушёл тренировать линию защиты в университет Майами.

И хотя Логгейнс получил розыгрыш «Детройт» от школьной команды, для Морриса он стал откровением, когда другой школьный тренер Хантер Спайви нарисовал его для тогда ещё координатора нападения «Клемсона». «Он сказал: ты ни за что его не сыграешь. А я пообещал, что сыграю», — вспомнил Моррис. Когда-то тренировавший в школе Элизиен Филдс в Техасе Моррис утверждает, что частенько советуется со школьными тренерами. Райли и его штаб сыграли квотербек-троубек с Мейфилдом в игре против «Джорджии» в Роуз Боул, но говорят, что всё придумали сами.

Не так уж важно, откуда приходят концепции. Главное, что все уровни футбола взаимодействуют и дополняют друг друга. И в итоге Мейфилд сыграл тот же розыгрыш в дебютной для себя игре НФЛ.

* * *

Есть ещё один тренер, который буквально в 2008 году тренировал в школе, а затем сыграл важную роль в эволюции НФЛ — Педерсон, бывший главный тренер баптистской академии Кэлвари. По его словам, годы в школе помогли сформировать его футбольное видение, упростить плейбук.

«В школе очень простой подход к тренерскому ремеслу, поскольку этим игрокам надо всё объяснять просто. Этой философии я продолжаю придерживаться. Не нужно усложнять что-либо без причины. Американский футбол — сложная игра, и ты ведёшь её против лучших специалистов по защите в мире, но можно играть просто и быстро. Этот принцип простоты я познал в школьном футболе», — объяснил Педерсон.

Простоту действительно часто сбрасывали со счетов в профессиональном футболе. Что различает колледжи и профессионалов? В колледжах вынуждены были упрощать нападение из-за ограниченного количества тренировок. Но когда в 2011 году в НФЛ сократили подготовку к сезону из-за споров по коллективному соглашению, клубы НФЛ не стали упрощать игру в нападении.

Карсон Венц в «Иглс» провёл немало тех розыгрышей, которые были знакомы ему по «Северной Дакоте Стэйт». В прошлом октябре он бросил 9-ярдовый тачдаун-пас на Кори Клемента во время розыгрыша из плейбука этого университета. Педерсон говорит, что играет рид-пас-опшн, потому что сперва изучал его во время работы в школе, а затем обсуждал с Алексом Смитом в «Канзас-Сити», которому эта концепция знакома по работе с Джимом Харбо в «Сан-Франциско». И затем, когда Педерсон приехал в «Филадельфию», он внял идеям ассистентов, оставшихся со времён Чипа Келли. Ещё одна идея Келли была использована для того, чтобы реализовать четвёртую попытку в четвёртой четверти Супербоула, когда «Иглс» проигрывали в одно очко.

Сейчас в американском футболе принято считать, что хорошие идеи могут прийти отовсюду: из школ, университетов и от профессионалов. Но вы бы удивились, если бы узнали, как часто тренеры НФЛ отвергали эти идеи.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: The Ringer

Понравился материал? Поддержите сайт.