Подавляющее большинство людей умрёт, так и не бросив ни единого паса в игре регулярного сезона НФЛ. В этом плане Кристиана Хакенберга нельзя назвать кем-то уникальным. Вот только есть одно “но”: этих людей не выбирали в первых двух раундах драфта лиги. А Хакенберга выбрали.

Досталось такое счастье “Нью-Йорк Джетс”, всего два года назад потратившим пик второго раунда на выбор молодого квотербека. Люди, принявшие это решение, едва ли любят о нём вспоминать, о чём красноречиво говорит тот факт, что сегодня Хакенбергу нашлось место только в тренировочном составе “Цинциннати”. За это межсезонье он был один раз обменян и дважды отчислен. За четыре месяца он сменил четыре команды. Гипотетически, он ещё может вернуться в активный ростер команды НФЛ, но, гораздо вероятнее иной сценарий: весьма возможно, Хакенберг станет первым квотербеком с 1980 года, задрафтованным настолько высоко, но так и не сыгравшим ни единого снэпа в официальной игре лиги. При этом, его “предшественник” Джин Брэдли хотя бы сыграл в Футбольной Лиге Соединённых Штатов (аналог НФЛ, просуществовавший менее четырёх лет).

Среди остальных разыгрывающих, выбранных так высоко, были “басты”, но лишь немногие из них были плохи настолько, что тренеры стеснялись продемонстрировать их публике в официальном матче. Здесь не будет рассказов о каждом человеке, так и не познавшем счастья бросить пас в игре НФЛ – нас с вами, как уже говорилось ранее, слишком много, чтобы писать о каждом. Но карьера героя этого материала заслуживает нескольких слов хотя бы уникальностью своего развития, похожего на жизнь Бенджамина Баттона: пока остальные проспекты развивались и прогрессировали, Хакенберг с каждым днём становился всё хуже и хуже.

Для того, чтобы упасть так жёстко, нужно сначала высоко взлететь. И Хакенберг это сделал: при выпуске из высшей школы он, согласно ESPN, котировался как лучший квотербек своего возраста, а скауты называли его пятизвёздочным проспектом. Для сравнения, Джаред Гофф, через несколько лет ставший первым пиком на драфте, был в рейтинге лишь 21 разыгрывающим.

С такими оценками его перспектив, для Хакенберга были открыты двери любого колледжа. Он сделал весьма неожиданный выбор: “Пенн Стейт”, переживавший на тот момент тяжёлые времена. Тренерский штаб команды был уволен в связи с грандиозным скандалом, потрясшим всю Америку: выяснилось, что многолетний координатор защиты “Пенн Стейт” Джерри Сандаски изнасиловал десятки детей. Джо Патерно, бывший главным тренером команды с 1966 года, вскоре после увольнения умер, а над “Пенн Стейт” повисла завеса неопределённости: никто не знал, каким будет футбол команды без Патерно и сможет ли университет отмыться от такого скандала. Согласитесь, не лучшее место для развития молодого и перспективного игрока, но Хакенберг решил рискнуть.

Главным фактором, побудившим Хакенберга принять такое неоднозначное решение, стал новый тренер “Пенн Стейт” Билл О’Брайен, признанный специалист по развитию квотербеков, ранее работавший с Томом Брэди. О’Брайен подкупил Хакенберга своим умением превращать молодых и сырых квотербеков в разыгрывающих, успешных на профессиональном уровне.

Когда NCAA, вследствие упомянутого ранее инцидента, наложила санкции на “Пенн Стейт”, многие игроки и рекруты отказались быть частью программы. Но Хакенберг не только остался, но также активно помогал рекрутировать новых игроков, оказывая университету неоценимую услугу. Bleacher Report писал: “Он не просто талантливый квотербек и лицо программы. Кристиан Хакенберг – буквально спаситель “Пенн Стейт”. Как саженцы, прорастающие на месте, где был лесной пожар, внушают надежду на новую жизнь, так и Хакенберг стал для болельщиков “Пенн Стейт” символом возрождения и восхода к былым вершинам.

Хакенберг сразу был назван стартовым квотербеком “Пенн Стейт”, став лишь третьим игроком в истории франшизы, удостоенным такой чести в своём дебютном сезоне. Свою первую игру он сыграл с “Сиракьюз” на “Метлайф Стэдиум”, домашней арене “Нью-Йорк Джетс”, его будущей команды. С самого начала студенческой карьеры Хакенберга стало ясно: у него есть рука и она умеет “стрелять”:

Его лучшей игрой в качестве фрешмена стала последняя встреча в сезоне. Несмотря на то, что “Пенн Стейт” считались абсолютными аутсайдерами в матче с “Висконсином”, они победили 31-24, а Хакенберг стал героем встречи, набрав 21 комплит из 30 попыток, четыре тачдауна и ноль перехватов:

Эта игра фактически принесла ему награду лучшего новичка конференции Big Ten. Его общая статистика за сезон: 58,9 % комплитов, 7,5 ярда за попытку паса и 20 тачдаунов.

Ни в одном их последующих сезонов карьеры лучших цифр ни по одному из этих показателей у Хакенберга больше не было.

После первого же сезона Хакенберга в качестве студента, Билл О’Брайен покинул “Пенн Стейт”, отправившись тренировать “Хьюстон Тексанс”. Человек, который должен был полностью подготовить Хакенберга к НФЛ (по крайней мере, на это надеялся сам квотербек), ушёл, не доделав работу. Для Хакенберга наступил кризис: уже в своей второй игре под руководством нового тренера Джеймса Франклина, он заорал “Я не знаю, что за х…ю мы творим!” в телефон на бровке. С третьей недели и до конца сезона Хакенберг бросил 4 тачдауна и 11 перехватов. У него была серия из пяти игр подряд, в которых он не смог перешагнуть рубеж в 50 % точности передач. Но закончить Хакенберг смог на здравие: в игре против “Бостон Колледж” в Пинстрайп Боул (первом Боуле, в котором команде было позволено участвовать после скандала имени Джерри Сандаски) он заработал четыре тачдауна, а “Ниттани Лайонс” вырвали победу в овертайме. Пусть сезон был и не очень успешным, но закончился он отличной игрой.

Кстати, последней отличной игрой в карьере Хакенберга.

Третий год начался с поражения в игре против “Темпла”, в которой Хакенбергу удалось реализовать лишь 11 пасов из 25 попыток при нуле тачдаунов и одном перехвате. Поражение со счётом 27-10 также запомнилось немыслимым количеством сэков на квотербеке “Пенн Стейт” – защитники “Оулс” обняли его аж 10 раз! Первое за 74 года поражение в игре с принципиальным соперником – не лучшее начало сезона, но ситуация не торопилась улучшаться и дальше: Хакенберг лишь дважды за 13 игр смог продемонстрировать точность передач, превышающую не самый значимый рубеж в 60%.

Многие ругали за такой регресс Хакенберга не его самого, а тренера “Пенн Стейт” Джеймса Франклина. Хакенберг полностью разделял такую точку зрения и, по сообщениям источников, рассказывал командам НФЛ, что именно Франклин – главная причина падения его уровня игры (“даже, если это правда, такие слова – точно не то, что вы хотите услышать от ребёнка”, рассказал Sports Illustrated анонимный скаут). Другой существенной проблемой “Пенн Стейт” была убогая линия нападения. На этом видео Джоуи Боса выигрывает игру для своей команды, просто толкнув лайнмена соперника прямо на Хакенберга:

А здесь защитники “Тэмпла” пошли лишь вдвоём на шестерых игроков “Пенн Стейт”, защищавших своего квотербека, но всё равно смогли сделать сэк на Хакенберге:

Но за каждый сэк, ответственность за который лежит на о-лайн, находился ещё один, случившийся по вине Хакенберга, иногда буквально забывавшего бросить мяч. Он выставил свою кандидатуру на драфт после джуниор-сезона, поблагодарив всех бывших тренеров, видеоассистентов, работников пиар-службы и т.д – но не Франклина. Его период запомнился больше за его действия в трудные для программы времена, чем непосредственно за его игру: “Он, может быть, и не лучший квотербек в истории “Пенн Стейт”, но он точно – один из самых важных” – писал автор ESPN Джош Мойер. “Ниттани Лайонс” проиграли четыре последних игры Хакенберга и выиграли конференцию Big Ten через год после его ухода (когда засияла звезда Сакуона Баркли).

Хакенберг вышел на драфт настолько рано, насколько это было возможно. Ему было всего 21, но упадок в его карьере ощущался уже тогда. Например, его процент комплитов снижался с каждым новым сезоном в “Пенн Стейт”.

В 2015 году колумнист ESPN Тодд Макшей поставил Хакенберга на первое место в своём “очень раннем” мок-драфте. Ещё один автор ESPN (и известный в прошлом квотербек) Трент Дилфер прогнозировал разыгрывающему “Пенн Стэйт” выбор в топ-5 драфта-2016. Грег Коселл из NFL Films проводил параллели между Хакенбергом и Троем Эйкменом.

Все эти похвалы звучали до последнего сезона Хакенберга в форме “Ниттани Лайонс”.

В 2016 году, уже незадолго до драфта, Pro Football Focus выпустил материал о том, что Хакенберг вообще не заслуживает быть задрафтованным . “Среди квотербеков, выходящих на этот драфт, нет более неаккуратного проспекта. Он небрежен на любом участке поля, при выполнении любого броска и против любого прикрытия. Я никогда не видел разыгрывающего, пропускающего столько открываний своих ресиверов, сколько пропускает  Хакенберг.” – писал автор издания Сэм Монсон. Множество неразумных решений и слабая статистика подкосили репутацию Хакенберга, как одного из лучших квотербеков своего драфта.

По мере приближения к дню драфта мнения о Хакенберге поляризовались ещё больше. О первом выборе речи уже не шло, но его физическое развитие и мощь руки поражали некоторую часть экспертов, предрекавших Хакенбергу выбор в первом раунде драфта. Остальные считали, что для того, чтобы быть хорошим квотербеком в НФЛ, нужно не только мощно выглядеть, но и соответствующе играть. Автор исходного материала принадлежал ко второму лагерю, чем не преминул похвастаться.

А вот “Джетс”, измученные десятками лет метаний в поисках франчайз-квотербека, верили в Хакенберга. Согласно информации Sports illustrated, все члены нью-йоркской команды хотели провести с ним воркаут,  но в режиме полной секретности, чтобы не вредить переговорам по новому контракту с Райаном Фитцпатриком. Практически все затеи “Реактивщиков” в последнее время заканчивались провалами и эта исключением не стала: после воркаута группа тренеров и менеджеров “Джетс” решила пообедать с Хакенбергом в публичной столовой, где их всех быстро узнали. Несмотря на сложную атмосферу, Хакенбергу удалось поговорить с координатором нападения “Нью-Йорка” Ченом Гейли.

Была ещё одна глупая причина, по которой “Джетс” выбрали Хакенберга так высоко. Непосредственно на драфте “Тексанс” Билла О’Брайена поднялись на 50 позицию, прямо перед нью-йоркцами. Генеральный менеджер Майк Маккэгнен очень испугался, что О’Брайен решит взять своего бывшего подопечного, но тот остановил свой выбор на другом футболисте. Тем не менее, паника, овладевшая Маккэгненом, заставила его немедля выбрать Хакенберга.

Было предостаточно доказательств того, что Хакенберг, мягко скажем, не преуспеет в лиге, но “Джетс” решили его выбрать, потому что он умел далеко кидать разные предметы, а также из-за того, что другая команда могла его забрать. При этом тот факт, что конкуренты даже не рассматривали Хакенберга, только подтолкнул горе-менеджеров к принятию кошмарного решения. Тут автор признаётся, что он – фанат “Джетс”, а мы его дружно жалеем.

Все «перформансы” Хакенберга в предсезонке были уникальными. Уникальность заключалась в том, что в каждом матче он был ужасен, но по-разному. В своей первой игре, 27 августа 2016 года, он исполнил 6 из 16 передач, запульнув перехват прямо в защитника “Джайентс”:

Вторая игра, 1 сентября против “Иглз”, также отлично запомнилась. В ней Хакенберг выбил статистику в 11 точных передач при 31 попытке (меньше двух ярдов за попытку паса, вдумайтесь в эти цифры!) и наитупейшим пик-сиксом: вместо того, чтобы принять сэк, новоиспечённый квотербек “Джетс” додумался выбросить мяч куда попало. Попало в руки защитнику “Филадельфии” Эду Рейнольдсу, спокойно добежавшему с мячом до зачётной зоны соперника:

Большую часть сезона-2016 Хакенберг даже не был в заявке на матчи, сидя под Райаном Фитцпатриком, Джино Смитом и Брайсом Петти. Но, в начале своего второго сезона, он получил возможность побороться за работу стартера. Несмотря на это, команда продолжала держать его на тренировках со вторым составом, боясь, что несколько ошибок против стартовых игроков может разрушить уверенность Хакенберга (“Он достаточно хорош, чтобы быть в старте, но пара снэпов против классных игроков может навредить его психике, поэтому подержим его с резервом” – в лагере “Джетс” не страдали от недостатка логики в действиях).

К сожалению, когда Хакенбергу всё-же приходилось играть против игроков калибра стартового состава команды НФЛ, заканчивалось это для него весьма печально. Он стартовал в предсезонном матче против “Лайонс” 19 августа 2017 года. С начала матча прошла всего пара минут и вдруг случилось вот это:

Позже, в предсезонной игре против “Джайентс”, он кинул аж два пик-сикса, включая этот подарок Лэндону Коллинсу:

В шести предсезонных играх за два сезона у Хакенберга 59 точных пасов из 121 (48,4%). Он бросил три тачдауна и четыре перехвата, три из которых стали пик-сиксами. Он 10 раз попал под сэк, шесть раз допустил фамбл и трижды эти фамблы накрывал соперник.

Не стоит даже и говорить о том, что битву за стартовую работу Хакенберг проиграл. Более того, его не рассматривали даже в качестве бэкапа. Пришлось довольствоваться тяжкой долей третьего квотербека в ростере. Впрочем, Хакенберг не унывал. “Я знаю, что где-то внутри меня есть талант” – сказал он на пресс-конференции в сентябре 2017 года.

В сезоне-2017 Хакенберг был единственным квотербеком, который мог бы входить в долгосрочные планы “Джетс”. Джошу Маккауну было уже 38 лет, а Петти был пиком шестого раунда, и играл соответствующе, если не хуже. Но тренерский штаб команды упорно отказывался выпускать молодого квотербека на поле. Джереми Бейтс, координатор нападения команды, отмечал, что Хакенберг не является оптимальным выбором, а жертвовать победами ради развития молодых игроков в “Джетс” не собираются.

Во время последней игры сезона, в матче против “Пэтриотс” стало понятно, что Хакенбергу не суждено выйти на поле в официальном матче лиги. Маккаун травмировался несколькими неделями ранее, а Петти совсем не впечатлял: 49,1 % точности передач при всего 4,86 ярда за попытку, одним тачдауном и тремя перехватами в четырёх играх. В последней игре сезона “Джетс” чувствовали себя очень плохо, проигрывая к перерыву 21-3. Но Хакенберг так и просидел до конца на скамейке. Позже главный тренер команды Тодд Боулс признался, что даже никогда и не думал о том, чтобы выпускать его на поле.

Хакенберг был не просто плох. Он не мог играть за команду, финишировавшую с результатом 5-11, проигрывающую в три владения к перерыву при отстойной игре стартового разыгрывающего. Тут сложно подобрать правильный эпитет. “Джетс” поступили благородно, оградив мир от необходимости лишний раз лицезреть его игру.

В мае “Джетс” обменяли Хакенберга в “Рэйдерс”. Произошло это благодаря тому, что Джону Грудену горе-квотербек очень понравился в его бытность комментатором и ведущим на телевидении. Всего лишь спустя два года после выбора Хакенберга во втором раунде драфта, “Джетс” получили за него условный пик седьмого раунда. Да и тот, в итоге, им не достался – “Рэйдерс” отчислили Хакенберга вскоре после обмена. “Поскольку мы решили сохранить в составе других парней, у нас не осталось места” – такими словами прокомментировал Груден отчисление Хакенберга и других запасных разыгрывающих (позже он выменял Эй Джея Маккэррона).

“Иглс” подписали Хакенберга как пятого квотербека в ростере. Хакенберг понимал, что он не попадёт в финальный состав, но всё равно благодарил “Филадельфию”, избавившую его от необходимости “сидеть на диване”. Первый тренировочный день в новой команде начался для него не очень хорошо:

Но хорошей новостью стало то, что Хакенбергу позволили сыграть в предсезонном матче . Отличная возможность отомстить! Но его выступление в той игре было худшим из всех его матчей (а конкуренция была что надо!). Один комплит из пяти попыток, два перехвата и фамбл:

Это была игра четвёртой недели против глубокого резерва одной из худших команд лиги. Трудно даже представить, как Хакенберг может упасть ещё ниже. А он ведь сможет: для когда-то многообещающего 23-летнего разыгрывающего, похоже, постоянный регресс стал главной целью. Остаётся только поблагодарить “Бенгалс” за то, что они вносят вклад в исследование предела максимального падения квотербека.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: The Ringer

Понравился материал? Поддержите сайт.