А вы помните, как в детстве играли в «Лимонадный киоск»?

Вместе со своими друзьями, братьями и сестрами вы вытаскивали карточный столик на тротуар перед домом, делали плакаты с табличками, таким образом, сооружая своеобразный прилавок по продаже лимонада. А потом преследовали прохожих, убеждая их купить ваш напиток. Однако в основном сами же выпивали этот лимонад, приготовленный для вас вашими родителями. В завершении тяжелейшего рабочего дня или 45 минут – смотря как быстро вам стало жарко или скучно – вы гордились тем, что заработали эти 4 монеты. А если ваши родители не были ярыми капиталистами, они ни за что не говорили вам о том, что потратили на изготовление этого самого лимонада 3.99 (сахар, лимоны и стаканчики).

Команды НФЛ во многом похожи на 32 лимонадных киоска в 32 уголках по всей стране, в каждый из которых вложено по $256 миллионов. За исключением того, что в вашем случае родители могут потребовать назад вложенные средства.

Не так давно «Грин-Бэй Пэкерс» сообщили общественности о своих доходах и расходах за 2017 год. Коллектив из Висконсина – единственная команда НФЛ с общественной формой собственности (некоммерческая организация), поэтому она просто обязана это делать. Из общих доходов (общего пула) НФЛ «Упаковщикам» досталась сумма в $255,9 миллионов (данные взяты из статьи Роба Райкля, «Форбс»). Основу этой суммы составляют доходы, полученные от продажи телеправ, вперемешку с деньгами, связанными с лицензированием и торговлей атрибутикой.

А ведь это четверть миллиарда долларов, заработанные каждой командой, в независимости от того насколько хорошо или плохо она управлялась изнутри.

Ваш результат в конце сезона 7-9, потому что у вас не было плана быть конкурентоспособным (или даже смотрибельным) без франчайз-квотербека? Держите, вот ваши $256 миллионов. Ваш результат 0-16, потому что генеральный менеджер проводит мысленный математический эксперимент? Держите, вот ваши $256 миллионов. Вы играете на свалке, покрытой кусками дерна, вместо нормального стадиона? Перевозите свою франшизу в другой город, до того как построили там стадион? Избегаете отличного квотербека по политическим причинам, а вместо этого заставляете фанатов наблюдать за игрой Тома Сэвиджа, Майка Гленнона, Скотта Толзина и им подобным? Не беспокойтесь, если вы пролили весь лимонад на свою младшую сестру: ваши родители уже здесь с четвертью миллиарда, приготовленного для вас.

Как только команды НФЛ начинают торговать своим «лимонадом», доходы каждой франшизы становятся намного больше этих $256 миллионов. «Грин-Бэй» заработали еще около 200 миллионов собственноручно за счет продажи билетов, фастфуда, прав на радиовещание, магазина с сувенирами и др.

Когда вы являетесь франшизой НФЛ и получаете столько денег, то даже сезон со Скоттом Толзином в роли стартового распасовщика не заканчивается для вас плачевно.

«Пэкерс» – популярнейший национальный бренд (хорошо для продажи атрибутики), играющий на крошечном рынке профессионального спорта (плохо для продажи телеправ и т.д.). Поэтому доход в $200 миллионов, вероятнее всего, является неким средним арифметическим для команд лиги. Сколько тогда зарабатывают мировые бренды вроде «Даллас Каубойс» и «Нью-Ингленд Пэтриотс» каждый год? Две самые дорогие франшизы стоимостью в $4.8 и 3.7 миллиарда соответственно, согласно «Форбс».

We have arrived. 😎 #DALvsSF

A post shared by Dallas Cowboys (@dallascowboys) on

Мы не знаем. Игроки тоже не в курсе. Даже ассоциация игроков (НФЛПА) не имеет понятия. Никто не знает, потому что остальная 31 команда находится в частной собственности и потому не обязана раскрывать информацию о доходах.

Но они должны это сделать. Пришло время командам НФЛ рассказать, сколько же на самом деле денег они делают и на что их тратят.

Прежде чем продолжить, давайте обратимся к контраргументу, который незамедлительно следует из вышесказанного:

Серьезно? Вам понравится, если ваши личные доходы и расходы станут общедоступной информацией? Вы считаете это вторжением в вашу личную жизнь, правильно? То же самое касается и владельцев. Их команды – это их собственность: что и как они делают со своими бабками – это не ваше гребаное дело!

На самом деле мне бы очень не понравилось, если бы мои финансы стали достоянием общественности, впрочем как и вам, и владельцам кафешек, кровельщикам или другим хозяевам какого-нибудь малого бизнеса.

Но в отличие от владельцев НФЛ, ни один из нас:

— не просит миллионы долларов налогоплательщиков, когда хочет построить новое сооружение;

— не занимается предпринимательской деятельностью, которая требует тесного сотрудничества со стороны местной полиции, органов занимающихся вопросами автомобильных парковок, департамента транспорта и других гражданских учреждений;

— не использует разросшуюся, объединенную в профсоюзы национальную рабочую силу для опасного рода занятий (профессий);

— не обладает квазигосударственными полномочиями, создавая свои правила, проводя расследования, на их основании отстраняя виновных, а также влияя на государственную политику, начиная от азартных игр, заканчивая позами людей во время исполнения гимна;

Игроки НФЛ заслуживают знать, сколько зарабатывают команды, чтобы те могли требовать справедливую долю во время коллективных переговоров. Налогоплательщики заслуживают знать, сколько зарабатывают команды, потому что именно они в конечном итоге платят за все, начиная с референдумов о постройке стадионов и заканчивая сверхурочными для полиции. Болельщики, платящие $8 за хот-дог, должны знать, на что идут их деньги: на нового ресивера или же на новую обивку для самолета владельца.

И, конечно же, в то же время именно все это и является причиной, почему команды НФЛ не хотят, чтобы кто-то влезал в их финансовую отчетность.

В прошлом году расходы «Упаковщиков» выросли с $376 до 421 миллиона, а конкретно потолок зарплат до $167 (на 12 миллионов). «Пэкерс» всегда тратят примерно всю доступную на зарплаты сумму. Остается около $250 миллионов – приблизительно один бесплатный «лимонадный чек» (ставший на 30 миллионов больше, чем в 2017 году), который не был потрачен на зарплаты игрокам.

Несмотря на самый маленький рынок среди всех профессиональных команд американского спорта, «Грин-Бэй», как и каждая команда НФЛ в прошлом сезоне, получил ощутимую прибыль от продажи телеправ, атрибутики, билетов и всего другого.

Из чего состоят расходы

Нужно платить тренерам, секретарям, а также людям, ответственным за экипировку. Восемь перелетов за сезон для команды, состоящей из 53 человек, тоже стоит немалых денег. Главный исполнительный директор «Пэкерс» Марк Мерфи говорит о том, что именно траты на переезды являются основной причиной увеличения расходов команды в прошлом году. Скаутская деятельность – тоже недешевое удовольствие. Помимо всего этого присутствуют и другие существенные расходы (от вознаграждения сотрудников до страхования), о которых обычный болельщик даже не задумывается.

🎆#FamilyNight 🎆

A post shared by Green Bay Packers (@packers) on

 

А сколько ваша любимая команда тратит на родственников владельца, устроенных в структуру команды на непонятные должности c расплывчатыми обязанностями? А на расследования, о которых ничего не рассказывает, обеды с новичками во время скаутского комбайна и какие-то другие расточительности? Тратит ли какая-нибудь команда с богатым владельцем на все эти вещи в десять раз больше чем «Упаковщики», не имеющие оного? Эти деньги недоплачивают какому-нибудь лайнбекеру? А может быть, на это идут ваши деньги или баксы телевизионщиков? Никто не знает.

Не ждите, что владельцы откроют свою бухгалтерию во имя справедливости, честных переговоров или финансово-бюджетного здравомыслия. Однако если у них действительно нет грязных тайн, чтобы все это скрывать….(длинная пауза)….владельцы должны показать хотя бы общую картину своих доходов и расходов, поскольку это прекрасно с предпринимательской точки зрения.

Сегодня НФЛ борется с мнением о том, что лига буксует, телевизионные рейтинги падают, а политические бойкоты наносят удар по доходам и т.д. Благодаря этому лига выглядит слабой. Однако новость о выплате «Грин-Бэй Пэкерс» $256 миллионов стала отличным ответом на все инсинуации. А информация о том, что некоторые команды зарабатывают около миллиарда долларов в год (840 миллионов «Каубойс» в 2017-м по версии «Форбс»), заставит спонсоров спокойно спать, а пессимистов (горе прорицателей) выглядеть глупо.

Честная отчетность также облегчит коллективные переговоры. Когда профсоюз вынужден гадать, сколько «денег в игре», это приводит к нереалистичным требованиям: почему 90% доходов от телеправ не должно напрямую идти на зарплату игрокам? Тайны приводят к недобросовестности и плохой связи с общественностью. Когда работники знают, что X процентов дохода идет на страхование, Y на удобные чартерные перелеты команды и Z на людей, которые отмывают ракушку футболистов, защищающую пах, тогда и ожидания становятся более реалистичными, а вероятность забастовок стремится к нулю.

Открытая финансовая отчетность может улучшить продукт. Представьте себе, что вы точно знаете, сколько тратят лучшие команды на скаутинг или обнаруживаете, что худшие скупятся на удобства и оборудование. Представьте, какое давление будет оказано на владельца команды, потратившей меньше всего денег на содержание команды, однако имеющей самое большое количество игроков, порвавших крестообразные связки.

Открытая командная бухгалтерия заставила бы владельцев команд работать, так же как и других владельцев корпораций, которые мотивированы не давлением со стороны общественности, а ожиданиями акционеров, жесткой конкуренцией или даже возможностью получения незначительной прибыли. Владельцам бы это пришлось не по вкусу, потому что кому может понравиться играть в настоящего магната со своим собственным лимонадным киоском в пол миллиарда долларов с возможностью обанкротиться?

Шансы на то, что владельцы добровольно откроют нам свою финансовую отчетность, смехотворны. Поэтому мы остаемся лишь с цифрами, получаемыми от «Пэкерс», надвигающимся новым коллективным соглашением 2021 года и болезненным ощущением того, что наши любимые команды скупятся всякий раз, когда небогатый раннинбек просит о дополнительных гарантированных миллионах в контракте, или когда некий игрок занимает политическую позицию, против которой выступает лига.

Ничего не изменится, пока не выяснится, что НФЛ не может справиться с нестабильными телевизионными рейтингами и ухудшающимся отношением зрителей к футболу. Через несколько лет владельцы команд могут обнаружить, что их спонсоры не настолько щедры как раньше, профсоюз игроков более настойчив, а другие спортивные лиги составили им серьезную конкуренцию в борьбе за те же самые доллары дохода.

Хозяева франшиз, вероятно, захотят показать нам, насколько они сильны в финансовом отношении, прежде чем их крепко прижмут к стенке.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: Bleacher Report