Впервые тренировку «Джетс» Кен О’Брайен посетил примерно в 1972 году, когда учился в шестом классе. Он прилетел на каникулы из Калифорнии к своим дядям. Все четверо были холосты и все четверо служили в нью-йоркской полиции, и однажды они пообещали Кену устроить чудесное летнее приключение. Они взяли парня в тренировочный лагерь «Джетс» в университете Хофстра на Лонг-Айленде. Этот день Кен О’Брайан провёл на тренировке команды, сидя на парковке на сияющем новом «Кадиллаке».

— Никто не хотел связываться с нами, ведь у нас было четыре полицейских жетона, — вспоминал Кен.

Но именно в этом месте «синяя» полиция Нью-Йорка не была главенствующей силой. Бал здесь правил квотербек «Нью-Йорк Джетс», который и был владельцем роскошного автомобиля.

Keeping warm

A post shared by Joe Namath (@realjoenamath) on

Это был легендарный Джо Нэмет, который вышел с тренировки, поприветствовал мальчика и его родственников, обменялся с ними парой слов. Это был один из тех космических моментов, когда прошлое пересекается с будущим. Спустя одиннадцать лет мальчик стал вторым по счёту полноправным преемником Джо Нэмета. Назовём его A.N. (After Namath) II.

— Что касается меня, то это показывает тогдашнюю энергию, которая задевала всех нас, — говорит сейчас Джо Нэмет, вспоминая ту встречу с Кеном О’Брайеном.

В некотором роде можно говорить, что харизма Нэмета повлияла на многих парней, которые следовали за ним и пытались быть похожими на него и стать тем же для «Джетс», каким он был. К сожалению для команды и их несчастных поклонников, никто не достиг его уровня. Спустя сорок два года после последней игры Нэмета с «Реактивщиками» и спустя почти полвека с того момента как он выиграл единственный Супербоул, команда продолжает поиск франчайз-квотербека.

Многие преемники Нэмета насладились различными степенями успеха. Некоторые подошли настолько близко к главному призу всей карьеры, что неудача вполне могла разорвать их сердца на мелкие осколки. (Также по пути было сломано несколько челюстей и плечевых суставов, порвано икроножных мышц и ахиллов). Двенадцать квотербеков пытались стать для «Джетс» новым Джо Нэметом – о, посмотрите, Нэмет сам играл под номером «12» — но лишь четверо из них достигли положительного баланса побед и поражений, не говоря уже о чемпионстве.

Keep the 👀 downfield. #JetsCamp

A post shared by New York Jets (@nyjets) on

— Я скажу вам, что я думаю по этому поводу. Здесь необходима удача, как и почти везде в жизни. Я процитирую Дона Шулу. Он сказал, что в футболе необходимо везение, а если у вас нет хорошего квотербека, значит вам не повезло, — говорит Нэмет о бесконечных поисках «Реактивщиков».

Сумеет ли новый, уже A.N. XIII преодолеть почти пять десятилетий плохой кармы? Или проклятие поглотит его? Это действительно проклятие или просто неудача? Почему «Джетс» не могут разобраться в окружающем мире?

Давайте попробуем оглянуться назад и послушаем шестерых парней, которые играли на самой важной позиции для команды: Нэмета, О’Брайена, Бумера Эсиасона, Нила О’Доннелла, Винни Теставерде и Чеда Пеннингтона.

***

Это началось с Ричарда Тодда. В 1976 году его выбрали в первом раунде из альма-матер Нэмета «Алабамы». Он привёл «Джетс» к игре за титул чемпиона конференции в 1982 году, но все надежды умерли вместе с его пятью перехватами в грязи газона стадиона Майами.

«Джетс» использовали выбор первого раунда для того, чтобы взять О’Брайена (1983), Пеннингтона (1983) и Марка Санчеса (2009). Во втором круге были выбраны Браунинг Нэйгл (1992) и Джино Смит (2013). Они пошли на большие трейды ради Эсиасона (1993), Бретта Фарва (2008) и на маленький ради Райана Фицпатрика (2015). Они потратили большие деньги на рынке свободных агентов, чтобы подписать Нила О’Доннела (1996), которого можно назвать «Кирком Казинсом своего времени» и брали явные остатки и обноски, как Винни Теставерди (1998) и Джоша Маккауна (2017).

Бумер Эсиасон (1993-95, баланс 15-27):
— Я, Теставерде, Нил О’Доннел, Фарв… мы все были наёмниками. А наёмники – это не ответ на нужду квотербека в клубе. Вам нужен кто-то вроде Илая Мэннинга. «Джетс» обязаны найти такого парня. Чед был похож на такого человека, но его сразили травмы плечевых суставов, а потом команда влюбилась в Бретта Фарва. Кен О’Брайен удачно вписался и пришёл в правильное время, но всё равно, это было не то.

Пеннингтон (2000-2007, баланс 32-29):
— Я говорю прямо: если вы собираетесь быть похожим на Бродвея Джо, вы дурачите себя. Но тогда у меня действительно было такое желание, ведь преемственность создаёт стабильность. Я никогда не получал травм в колледже, у меня никогда не было проблем. У меня было желание помочь «Реактивщикам», ведь я видел их страдания, их надежды и падения. И как игрок я хотел соответствовать этим требованиям и ожиданиям: создать стабильность и вернуть их на путь побед на долгие годы.

Нэмет:
— Мне нравился Теставерди, Чед Пеннингтон доказал своё право на это место. Его лучшие годы карьеры были впереди, но мы позволили ему уйти. Кен О’Брайен имел большой потенциал. Уэсли Уокер также помог нам. Был Мики Шулер, были другие игроки. Я знаю, что о моём приятеле Ричарде Тодде многие говорят только в связи с Mud Bowl в Майами, но он чертовски хорош и принёс нам много пользы. Все они были хорошими парнями и добропорядочными гражданами.

Теставерди (1998-2005, баланс 35-26):
— Санчес был в чём-то неплох, он сделал небольшой шаг вперёд. У той команды была неплохая защита и нападение действовало хорошо настолько, чтобы выйти в две финальные игры АФК подряд. Но они просто не смогли сделать ещё один шаг.

О’Брайен (1983-92, 50-55-1):
— Пеннингтон и Санчес, считаю, были действительно неплохими игроками. Думаю, время от времени, система разлаживалась. Я имею в виду, что вы ставите перед собой не совсем понятные цели и поэтому команда становится продуктом этого несоответствия.

So…this happened.

A post shared by New York Jets (@nyjets) on

О’Доннелл (1996-97, баланс 8-12):
— Возвращение в Нью-Йорк интриговало меня, я ведь местный, да и, кроме этого, я думал, что смогу помочь команде наладить победный ритм, так как я пришёл из Питтсбурга, где традиции побед воспринимаются как само собой разумеющееся. Но мне было трудно, буду искренен с вами. Повлияли изменения атмосферы в раздевалке, окружении. Мы играли на стадионе в Университете Хольфстра и каждая игры была похожа на гостевой матч. Это было очень непростое время для изменений целой культуры и менталитета.

***

Да, это было неизбежно. В какой-то момент каждый из них испытывал на себе синдром «Same Old Jets», который проявлялся в виде горькой неудачи или травмы.

В 2013 году Марк Санчес, боровшийся за место стартового квотербекас Джино Смитом, вышел на поле в четвёртой четверти предсезонной игры, получил тяжёлую травму плеча и закончил сезон. Больше за «Джетс» он никогда не играл. В 2003 году Чед Пеннингтон сломал левое запястье в предсезонной игре и пропустил первые шесть игр сезона. Но все летние травмы меркнут по сравнению с приключением Джино Смита, который был избит в душе товарищем по команде, и эта сломанная челюсть стоила ему места в стартовом составе и вообще целой карьеры.

О’Доннелл:
— Вы наверное помните мой момент? Я порвал икроножную мышцу на разминке перед игрой. Я разогревался в зачётной зоне, а там ещё очень толстым слоем краски были нарисованы буквы. Плюс в этот день было очень влажно. Я сказал Уэйну Шребету: «Думаю, я порвал ахилл или икру». Он не поверил и сказал: «Что? Иди, иди отсюда». И я ответил ему: «Парень, я не шучу. Так или иначе вы должны помочь мне добраться до тоннеля, чтобы я убрался». Когда происходят такие вещи, кажется, что осквернена святая корова.

Теставерди:
— Когда я вспоминаю свою карьеру в «Джетс», то думаю не о порванном ахилле в первой игре 1999 года. Я вспоминаю игру в Денвере, такое трудно преодолеть. Ту игру за титул чемпиона АФК мы должны были выиграть, и, возможно, выиграли бы, если бы всё сложилось удачно. Это горький момент для меня. Травмы были и будут всегда, неважно дебютант ты или ветеран. Жаль только, что участие в Супербоуле не приходит столь часто.

Эсиасон:
— Я работал с тремя тренерами за три года, при мне умер генеральный менеджер и владелец команды ничем не интересовался и был сыт по горло. Я пережил все аспекты и все моменты ауры «Джетс». Но я любил их, любил игру. Но всё закончилось в 1995 году, когда я получил удар по голове. Для меня это был вопрос выживания, я уже не был молод и у меня не было ни сил, ни энергии окунаться во всё это дерьмо.

О’Доннелл:
— Если бы мы выиграли последнюю игру сезона-97 в Детройте, когда меня заменили, мы бы вышли в плей-офф. Помните? Если вы посмотрите запись той игры, вы увидите, как мы проиграли (из-за спорного решения отдать мяч фуллбеку, который закончился перехватом в зачётной зоне). Если бы этого не произошло, кто знает, быть может я бы и вернулся в «Джетс». Если бы мы вышли в плей-офф и выиграли пару игр, в последние годы карьеры я всё ещё мог бы играть в Нью-Йорке.

***

Считая временных стартовых игроков и запасных на время травм, в общей сложности за «Джетс» в эпоху «после-Нэмета» играло 30 квотербеков. 13 выборов на драфте и 17 подписаний. Выиграть игру плей-офф удалось только Марку Санчесу, Чеду Пеннингтону, Винни Теставерде и Пэту Райану.

QB1 | QB2 | QB3 | #JetsCamp

A post shared by New York Jets (@nyjets) on

В разговоре с бывшими квотербеками как-то сами собой проявились три темы неудач «Джетс»: плохой скаутинг, невезение и административная нестабильность. С 1990 года команду возглавляли девять главных тренеров и 13 координаторов нападения, включая шесть за последние восемь лет.

Если же говорить о невезении, то можно вспомнить, как они выработали стратегию драфта в 1991 году, думая, что им достанется Фарв. Но всё пошло наперекосяк. Команда, остро нуждающаяся в квотербеке, выбрала Нэйгла, но он сфальшивил. В 1997 году они имели первый выбор на драфте, но Пейтон Мэннинг решил остаться в университете. В 1983 году руководству полюбился О’Брайен и они выбрали его перед будущей легендой и членом Зала славы Дэном Марино.

О’Брайен:
— Мне бы хотелось выиграть десять Супербоулов, но мы этого не сделали. Если мне пришлось пережить всё заново, сделал бы я что-то по-другому? Конечно. Не знаю, что именно, но когда ты взрослеешь и набираешься опыта, то смотришь на вещи другими глазами. В своё время многое не удалось, но это был большой опыт. Я люблю Нью-Йорк, люблю поклонников и горжусь, что был частью этого.

Нэмет:
— Не буду показывать пальцами. Скажу так: нам не повезло с выбором квотербека? Мы не наладили крепких связей с ребятами. Ну ладно, невезение, но это сначала, а потом? Кто делал всё это? Кто выбирал неправильных парней? 24 часа в день люди посвящают своей работе, это прекрасно. Но если человек никогда не играл на этой позиции, он ни бельмеса не шарит в этой ситуации.

Sports Illustrated Cover

A post shared by Joe Namath (@realjoenamath) on

Пеннингтон:
— Нет вообще сомнений, что везение играет свою роль. Если мы скажем, что «Пэтриотс» знали, что Брэди будет человеком их клуба, мы просто введём в заблуждение самих себя. Но мы должны попросить их, чтобы они посмотрели в магический кристалл для всех нас.

Эсиасон:
— Последний раз обстановка «Джетс» была полностью стабильна при Билле Парселлсе. Когда он ушёл, когда Беличик ушёл, команда превратились в автомат для пинбола, в котором правят различные случайные люди. Кто генменеджер? Кто главный тренер? Где сам владелец? О, Боже, он в Великобритании.

Теставерди:
— Мне жаль, что молодой Теставерди не играл за Парселлса или за тренера его типа, который считает всё и всех ответственными за успехи футбольной команды… Человека это закаляет и все смотрят на него с огромными надеждами. Это своеобразный менталитет спасителя мира.

Пеннингтон:
— В сегодняшней НФЛ с её ротацией и отсутствием терпения к работникам и способности выстроить долгосрочную программу очень трудно найти франчайз-квотербека, даже если у парня есть задатки и таланты к этому. Ни у кого нет терпения, чтобы выстроить команду вокруг него. Никто не считает Джо Флакко франчайз-квотербеком, но он был в состоянии держать команду на протяжении десяти лет. Думаю, что «Джетс» стоило бы обратиться к этому опыту.

Нэмет:
— Нью-Йорк – вот проблема. Ваша концентрация рассеивается по множеству причин. The Big Apple отвлекает парня, ловит его глаза, уши, отвлекает от работы. Это играет свою роль и нельзя это отрицать. Вы просто с самого начала должны знать, какого парня вы выбираете.

When it's cold outside but the ring keeps you warm

A post shared by Joe Namath (@realjoenamath) on

Эсиасон:
— Они должны разобраться в этом. Для генменеджера Майка Маккэгнэна настал решающий момент. Он может найти долгосрочное решение либо покажется себя очередным парнем, который неспособен сделать верный шаг. Если так случится, то они снова закончат сезон 3-13, уволят Тодда Боулса и начнут заново. Важно, чтобы у них был нужный парень, который вдохнёт жизнь в клуб. Могут они сделать это? Буду реалистом и скажу, что здесь напутано слишком много всего.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: ESPN