В последние несколько месяцев тренерский штаб команд НФЛ прилично омолодился. В январе «Беарс» наняли на пост главного тренера Мэтта Нэги, которому на тот момент было 39 лет. Бывший координатор нападения «Чифс» сменил 62-летнего Джона Фокса. В межсезонье «Тайтенс» (Мэтт Лефлер, 38) и «Кольтс» (Ник Сириани, 37) стали во главе нападения своих команд, хотя им нет еще и 40. Эти решения берут начало в успехе, которого добились в «Фотинанейрс» Кайл Шенахен (сейчас ему 38) и в «Рэмс» Шон Маквей (32) как главные тренеры в дебютных сезонах 2017 года. Когда самого юного главного тренера в истории НФЛ признают лучшим по итогам, это позволяет остальным идти на подобные риски.

Это поколение амбициозных и по-хорошему наглых специалистов вынуждает нападения НФЛ сделать шаг вперед, изменить статус-кво и позволить действовать в соответствии с собственными представлениями. Также это можно назвать вниманием к деталям, так необходимым главным тренерам, не желающим уступать дорогу. В том же тренерском штабе Маквея работает опытнейший координатор защиты, который более чем на 40 лет дольше Шона в лиге. Уэйд Филлипс начал профессиональную тренерскую карьеру в 1976-м, на десять лет раньше, чем Маквей вообще на свет родился. Его мудрость и гибкость позволяют достойно конкурировать с новым классом мастеров плейколлинга.

Филлипс большую часть карьеры придерживался общих принципов защитной схемы 3-4 своего отца. И хотя различные вариации 3-4 предполагают относительно пассивные действия при атаке двух проходов, Филлипс адаптировал схему до такой степени, что она стала определяться атакующим менталитетом игроков в линии. Вместо того, чтобы требовать от эндов и ноуз-тэкла контролирования блокировщиков перед ними, Уэйд просит свой фронт атаковать один проход, что похоже на роль лайнмена в классической 4-3. Филлипс говорил, что предпочитает такой тип защиты, потому что он позволяет быть агрессивным в схеме с атакой одного прохода, прикрываясь внешними признаками схемы 3-4. «Обычно ты привлекаешь четырех пас-рашеров, — говорил он в прошлом году в интервью Orange County Register. – При 4-3 это все лайнмены. При 3-4 – три лайнмена плюс лайнбекер. Но вы не знаете, какой именно из лайнбекеров подтягивается. Это вносит сумятицу и дает ди-бекам больше возможностей. Сейчас всё равно так или иначе всё сводится к тому, чтобы остановить пас».

Этот акцент, который делает Филлипс ради того, чтобы противодействовать воздушному нападению, отражается как в статистике защиты, так и ее структуре. В прошлом сезоне «Рэмс» стали третьими по пасовому DVOA и 21-ми по защите против выноса DVOA.

Справка:

DVOA – Defence-adjusted Value Over Average

Статистика для измерения эффективности нападения (при увеличении) и защиты (при понижении), разрабатываемая командой Football Outsiders на основе статистических концепций, впервые изложенным Питом Палмером, Бобом Кэроллом и Джоном Торном в книге The Hidden Game of Football.

Основная концепция заключается в том, чтобы оценивать результат каждого розыгрыша не только по количеству набранных в нем ярдов или очков, но также максимально учесть контекст и внешние факторы, в которых он произошел.

Сначала результат каждого розыгрыша оценивается по отношению к набранным в нем ярдам относительно требуемых для набора первой попытки. После этого ему выставляется коэффициент «успешности» в зависимости от попытки (например, розыгрыш считается успешным, если игрок набрал 45% требуемых ярдов в первой попытке, 60% во второй и только 100% в третьей или четвертой).

Далее, к этой статистике применяются внешние повышающие или понижающие коэффициенты в зависимости от места розыгрыша на поле, времени игры, текущей разницы в очках с соперником, и так далее. После этого к ним применяются дополнительные значения, если розыгрыш привел, например, к тачдауну – или, наоборот, к фамблу.

Получившийся результат затем сравнивается с розыгрышами, проведенными всеми командами в лиге в таких же условиях, и высчитывается, насколько их результат отличается от среднего результата по таким розыгрышам. Дальше высчитывается средний показатель того, насколько результат команды в каждых конкретных условиях превосходит средний результат других команд в аналогичных ситуациях.

Но и это еще не все. Из-за того, что все играют с разными соперниками, к получившемуся показателю применяется коэффициент в зависимости от того, против какой защиты они играют. Вот только после этого получается финальный показатель DVOA нападения или защиты команды, который можно посчитать на любом отрезке времени.

Это побочный эффект желания Уэйда уделить внимание ди-бекам, пока пас-рашеры охотятся за квотербеком. Таланты, которые он набирает в состав, также говорят о стиле, который он предпочитает для сэкондари. Во время работы Филлипса в Денвере «Бронкос» использовали агрессивный стиль персонального и частично зонного прикрытия, который основывался на силовых качествах и физике таких парней, как Акиб Талиб. Сейчас Талиб вновь воссоединился с Филлипсом – «Бараны» выменяли его в марте. Причем сделка случилась спустя две недели после того, как в Лос-Анджелес прибыл звезда «Чифс» Маркус Питерс. Это говорит о том, что даже на закате карьеры Уэйд вместо того, чтобы быть более консервативным, ищет умеющих работать в прикрытии парней, которые будут вести за собой остальных.

В лице Талиба и Питерса «Рэмс» сейчас имеют корнербека с навыками ресивера с одной стороны и, возможно, наиболее амбициозного и рискующего охотника за мячом. Как и всегда в случае с ребятами Филлипса, ключ к успеху лежит в стабильно агрессивном поведении защиты, которая диктует, как должно играть нападение. Это несколько отличается от того, что принято в лиге.

Любовь Филлипса к миксту персонального и зонного прикрытия, которая зачастую лишь выглядит как персоналка, означает, что сэкондари регулярно следуют по пятам за ресиверами. Этот агрессивный принцип требует от команды наличия надежного сейфти или даже обоих таких сейфти. В 2017 году Уэйд нашел двух выдающихся игроков, чей успех на поле лишь подчеркнул креативность и изворотливость координатора. Первым был Ламаркус Джойнер, выпускник «Флорида Стэйт», который провел свой лучший сезон в первый же год при Филлипсе. В первые три сезона Джойнера в «Рэмс» он в основном использовался Джеффом Фишером как никель. С приходом Филлипса в Джойнере увидели игрока, заслуживающего быть на поле две трети от всего времени. Уэйд передвинул Ламаркуса на его родную позицию и Джойнер ответил тремя перехватами, что помогло «Бараном» стать пятыми в DVOA по защите против дальних пасов. В межсезонье «Рэмс» наложили франчайз-тег на Джойнера.

Наряду с использованием Джойнера как чистого сейфти большую часть прошлого сезона, можно отметить выход в основе на пятой неделе относительно неизвестного Джоша Джонсона, выбранного в третьем раунде драфта-2017. Джонсон внес вклад и как высоко играющий сейфти, и как специалист по остановке выноса ближе к линии скримиджа. В 22 года он выглядит как будущая звезда, игрок с инстинктами, который способен выполнять разные роли в зависимости от ситуации. Вместе с парой корнербеков Джойнер и Джонсом могут считать себя наиболее талантливой линией сэкондари в лиге с отрывом. Сработала ставка Филлипса на новичка и эксперимент с игроком, которого неправильно использовали несколько лет.

Стратегия Филлипса в отношении ди-энда Майкла Брокерса была схожей с историей Джойнера, только еще более неожиданной. Брокерс всю свою карьеру провел как ноуз, но Уэйд подвинул его на позицию ди-энда перед игрой четвертой недели с «Каубойс». Расположение Майкла снаружи помогло «Баранам» выглядеть лучше против выноса без особого ущерба пас-рашу. А остальные члены фронта получили больше возможностей, что, как мы уже отмечали, не менее важно для философии Филлипса.

Ну, и было бы слишком странно говорить об умениях Уэйда Филлипса без упоминания персоны Аарона Дональда. В первом сезоне с Уэйдом Аарон сделал 11 сэков и оказал давление на квотербека 91 раз, получив награду лучшему защитнику года. Может показаться преждевременным петь дифирамбы Филлипсу, учитывая, что Дональд три сезона подряд выбирается в первую команду All-Pro. Но посмотрите, как именно Дональд вносил хаос, и вклад координатора станет очевиден.

Как и в случае с любым суперигроком, способность Аарона усваивать суть системы защиты и затем играть ее, дает на выходе впечатляющий результат. Правильный выбор прохода, предугадывание розыгрышей соперника и умение отследить мяч позволяет «ломать» розыгрыши с потерей ярдов для соперника. Но важно подчеркнуть, как Филлипс позволяет этим розыгрышам случаться. На деле выглядит просто, но в консервативном мире НФЛ это редкость. Филлипс сочетает в себе умение раскрыть талант со способностью давать свободу суперзвездам. Мы это уже видели у Филлипса, и когда Джей Джей Уотт собирал награды лучшему защитнику года в Хьюстоне, и когда Вон Миллер помогал привезти Ломбарди Трофи в Денвер.

Our DC’s been doing this whole football thing for a while now.

A post shared by Los Angeles Rams (@rams) on

В этом кроется подлинный гений Уэйда Филлипса. Он позволяет игрокам, которые ищут себя на поле, уютно чувствовать себя в хорошо известных защитных концепциях, параллельно занимаясь поиском лучших возможностей для более классных исполнителей. Этот баланс периодически удается некоторым тренерам, но Филлипс проворачивает такую штуку ежегодно. Именно поэтому его команды заканчивали сезон в топ-7 по пасовой защите DVOA пять раз в шести последних случаях.

Сегодняшняя ставка на молодых тренеров уже стала тенденцией. Однако в 71 год Филлипс является ментально настолько же перспективным, несколько 30-летние специалисты. Поэтому он здесь уже так долго, а его «Рэмс» вновь обладают одной из лучших защит лиги.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: The Ringer