«Чувствовал, что вся игра проходит будто мимо меня»

Мой одногруппник с медколледжа Роман Тымцьо играл в «Львах» и часто рассказывал о команде. Это было в 2013-м году. Мне показалось забавным, что Рома говорил о том, что они проигрывают, но при этом сам смеялся и уверял, что футбол – это чертовски весело. Мы всегда его регбистом называли и тролили. В общем, я сначала совсем не воспринимал футбол как что-то серьезное.

Когда закончил колледж и поступил в университет, я почти ни с кем из старых друзей не общался, только с Ромой. Его мама отлично готовит – просто святая женщина – так что я часто бывал у него в гостях. Он мне и дальше про этот футбол рассказывал. Пригласил как-то на тренировку. Я согласился, потому что на тот момент у меня было достаточно свободного времени, да и хотелось попробовать что-то новое. Тренировки тогда проходили в спортзале музыкальной школы. Когда я пришел там было человек 20. Помню, что было тесно.

Честно говоря, на первой тренировке с «Львами» мне было не совсем комфортно. Атмосфера, конечно, была классная, но я ведь вообще не понимал, о чем они говорят. Рома мне сразу сказал: «О, ты пойдешь в дифенс на корнербека». Он так решил, потому что играл со мной в соккер и мог объективно судить о моих возможностях. Я его потом доставал вопросами вроде: «А кто такой корнербек?!». Он объяснял, что это чувак, который стоит в сторонке и бегает за ресиверами. Говорю: «Ок, а кто такой ресивер?»

Фото с страницы Ивана Олексюка в instagram

На второй тренировке меня поставили на позицию ресивера. Правда, я тогда еще не сильно понимал, что я ресивер. Вообще не понимал в футболе ничего. Все мои знания в то время: американский футбол и регби – это разные вещи, ну и кое-что из фильмов. По ходу тренировки я постепенно начал въезжать по крайней мере в то, что надо было делать именно в тот момент. Познакомился поближе с тогдашними квотербеками, начал узнавать больше нового и научился ловить. Затем мы стали один на один с каким-то игроком – я тогда не знал, что это был дифенсив-бэк – и один игрок «Львов» подходит ко мне и говорит: «Можешь влупить его». Я спрашиваю: «А что, так можно?!». Говорит: «Можно». И я понимаю – это оно. Это мой вид спорта, и я здесь надолго. Тогда у меня была достаточно хорошая физическая подготовка, потому что постоянно ходил в зал и долгое время занимался соккером, поэтому втягиваться в тренировочный процесс было не так уж и трудно.

Я сразу перешел в дифенс. Правила учил на тренировках и с видео, которые бросал Рома. Начались первые тренировки в экипировке, первые тэклы, первые перехваты. Короче, понеслось.  Я начал ловить настоящий кайф от того, чем занимался. Мне вроде и нравилось играть на позиции корнербека, но в то же время я чувствовал, что вся игра проходит будто мимо меня. Это было не то, чего я хотел. Первый сезон на позиции корнера был для меня очень скучным. Первая игра –товарняк с «Гладиаторами». Я тогда был четвертым корнербеком в команде. Четвертым! Выходил на поле буквально на несколько минут. Бежал как дурак через все поле в сторону мяча, чтобы хоть кого-то зацепить, и все равно нечего. После этого матча начались более серьезные тренировки.

«Джош просто говорил: «Ivan, make play»

В то время в «Львах» появился Джош Лансфорд. Честно говоря, я с какой-то странной опаской воспринимал период, когда он только пришел. На тот момент я уже заработал себе какую-то репутацию, начал себя более-менее нормально показывать и надеялся, что все делаю правильно. А тут пришел Джош и я понял, что могу сдать позиции с новым наставником. Если бы я тогда знал, как я ошибался, и, если бы только я мог представить, сколько всего нам даст Джош! Но об этом позже. Дело в том, что именно в тот момент, когда он начал все менять, я должен был уезжать со Львова, потому что мой учебный год закончился, а я живу в городе Червоноград – это в двух часах езды от Львова. Мне просто нечего было делать во Львове все лето, а футбол был в то время не столь важным в моей жизни, чтобы я оставался только ради него. Но в зал я продолжал ходить в своем Червонограде. Меня не было во Львове целый месяц, и тут мне пишет наш ОТ и менеджер Дима Мирошниченко, что я нужен на игре, и Джош спрашивает, где я. WR Леша Машкин писал, что меня не хватает, и WR/QB Маркиян Шекель говорил, что был единственный нормальный корнер, и тот в «свое село» свалил. Я приехал. Вышел на игру против «Монархов», сделал пару тэклов, два перехвата и окончательно закрепился в составе. В том сезоне я совсем не тренировался с командой — только приезжал на игры.

С тренером «Львов» Джошем Лансфордом. Фото из личного архива Ивана Олексюка

Был смешной момент, когда мне говорят приехать, потому что будем играть против «Лесорубов». Тю, думаю, ок. Я тогда еще не знал, кто такие эти «Лесорубы». Тогда нам повезло, потому что они приехали не своим боевым составом. Мы выиграли тот матч. Я сделал перехват и меня не заменяли на протяжении всего матча. В августе я окончательно вернулся во «Львов», и после завершения сезона ребята выбрали меня как одного из MVP сезона. Было очень приятно, но я понимал, что это еще не тот футбол, ведь мы играли в формате 9Х9.

После того сезона мы поехали в Киев на All star game. Для меня это было просто что-то невероятное. Я на тот момент уже столько всего слышал об игроках тех самых «Бандитов». Они в футболе для нас едва не идолами были того времени. Хоть убей, но тогда бы я ни за что не поверил, что через несколько лет буду играть с некоторыми из этих ребят в одной команде за рубежом. Каким-то чудом в той игре мне тоже очень везло, и я себя вроде неплохо показал. Хотя сам матч мы проиграли – для «Львов» это был замечательный опыт. Мы играли в одной команде с «Бандитами» — лучшими из лучших. Поверили в себя, в общем.

Львовские «Львы» на «All star game» в Киеве. Фото с страницы Lviv Lions American Football Team в facebook

В следующем сезоне мы решили покорять высшую лигу. Тут-то Джош и изменил мою карьеру просто в корне. У нас в то время был замечательный ростер, я не пропустил ни одной тренировки в межсезонье, и Джош поставил меня на позицию SS. Это была очень резкая и значительная перемена для меня. Наконец-то я почувствовал, что нахожусь на своем месте. У Джоша я был свободным игроком. Он позволял мне делать все, что хочу. У нас даже были комбинации, где он просто говорил: «Ivan, make play». И я делал. С английским у меня тогда были проблемы, так как я учил его только в школе. Именно Джош мотивировал его «подтянуть». Я даже ходил к нему на занятия – они с женой Меган давали уроки. Я понимал, чего он от меня хочет на поле, и этого было достаточно. После оффсизона Джош назначил меня капитаном защиты.

И вот наш первый матч в Вышке и сразу ТЕ САМЫЕ «Бандиты». Мы проиграли, но занесли им два тачдауна и поверили, что можем играть с ребятами, на которых когда-то равнялись, и о матче с которыми до недавнего времени и подумать не могли. В том матче я сломал себе два ребра. Очень надеюсь, что моя мама не будет читать это интервью – она ​не знает об этой травме. Как и о всех остальных, впрочем.

Фото из личного архива Ивана Олексюка

Следующая игра была с «Лесорубами». За неделю до матча я уже начал тренироваться. Они привезли свой сильнейший состав и было такое ощущение, что их главная цель – наказать нас за ту игру в прошлом сезоне. Мы, понятное дело, проиграли. Причем с разгромным счетом. Они показали нам наше место. И за это я им, честно говоря, благодарен. Тот матч показал, что не надо драть нос и радоваться незначительным успехам, ведь если играешь с сильнейшими – надо быть лучшим на каждой тренировке, на каждой игре и в каждом моменте. Научили нас жизни ребята. Джош меня тогда не выпускал, но, когда несколько игроков травмировались, он начал кричать «Vanya, Vanya, where is Vanya?». Я вышел.

В том сезоне мы победили только «Волков». Пожалуй, лишним будет говорить, каким тяжелым был для нас был тот год, и какой толчок он нам дал. Мы стали сильнее, чем были раньше и поняли, что наша команда не из тех, что будет останавливаться перед серьезными трудностями.

«Ходил в зал на костылях»

В межсезонье я набрал отличную форму, благодаря тренировкам с одной из наших спонсоров и очень крутым тренером Анной-Марией. Практически все свое время я тогда проводил в зале. Она существенно повлияла на мою карьеру, и я очень благодарен ей за веру и поддержку. В то время я был максимально сконцентрирован на тренировках, и это дало свой результат. На товарищеской игре с «Джокерами», перед стартом сезона 2016-го года, я практически не чувствовал соперника. Понятно, что это не объективно, ведь это был их первый матч, но я сделал больше, чем сам от себя ожидал. Но дальше начался сезон, и мы поняли, что не все так круто, как ожидалось.

В матче с «Лесорубами» я снова травмировался. Так получилось, что наш ранинбек Стас Качанов не мог играть из-за травмы, и я закрывал его позицию. В одном из розыгрышей я плохо приземлился и повредил ногу. Мне вкололи обезболивающее и я пошел играть дальше, ничего не чувствуя. Занес тачдаун, все вроде норм. Потом мне пришлось пробивать одноочкову реализацию, как-то неудачно поставил опорную ногу, и в момент удара услышал хруст в голени. Взошел на бровку и понял, что этот матч я уже не доиграю.

В центре «нашумевшего» снимка, сделанного во время матча с ужгородскими «Лесорубами». Фото со страницы Ивана Олексюка в facebook

На следующее утро проснулся, она жутко вспухла, не нога – бревно. Но мне еще пришлось идти на пару. Это медуниверситет и у нас все серьезно. Пришел. Подхожу к преподавательнице и говорю, что у меня нога походу сломана. Отпрашиваюсь в травмпункт. Она отпускает, а это на 9-м этаже было. Иду в травмпункт на первый этаж, а оттуда меня посылают обратно. Я с матами все бросил, позвонил нашему тогдашнему квотербеку Северину Федине, у которого брат в нашей 8-й больнице работает – он мне помог. Сразу же наложили гипс, сказали ходить с костылями три недели. Это была трещина в голени, надрыв связки и надрыв мышцы. Меня ждал период реабилитации, но я ходил в зал на костылях, тренировался в гипсе. Маме говорил, что у меня завал с учебой и не могу приехать домой, так что, само собой, об этом она тоже не знала. Снял гипс через неделю – не мог с ним ходить, а уже через месяц играл с «Лесорубами». Я тогда очень переживал за ногу. Наш FB Юра Слыва помогал с тейпами. Причем он так тейпировал, что нога едва влезала в обувь. Психологически для меня та игра была очень важной, ведь именно с ними я травмировался, и мне было важно осознавать, что мы можем дать бой. Мы проиграли, но с нами начали считаться на поле.

Хоть мы и проиграли тогда все свои матчи, я не могу сказать, что сезон УЛАФ-2016 был провальным для «Львов».

В октябре 2016-го мы большой компанией со Львова поехали на финал в Ужгород, где играли «Бандиты» и «Зубры». Мы с DЕ/DT «Львов» Димой Малеевым остались на ULAF Final Party. Там разговорились с Евгением Рахимовым с «Лесорубов», и я спросил, могу ли попробовать свои силы в чемпионате Венгрии, где в то время играло много ужгородцев. Женя сказал, что спросит обо мне. Через месяц я уже забыл о том разговоре, как вдруг Рахимов связывается со мной и спрашивает, планирую ли я играть в Венгрии, так как есть возможность играть за Мишкольц «Стилерс» или Ньиредьхаза «Тайгерс». Он объяснил, что скорее всего я пойду в «Тайгерс», которые на тот момент были во втором дивизионе. Женя дал мне контакты президента клуба «Тайгерс» – Йозефа – и сказал, что предупредил обо мне. Я написал Йозефу, но мой уровень английского не позволял тогда свободно и грамотно с ним общаться, поэтому большое спасибо за перечитанные и поправленные тексты Диме Малееву. Он тогда очень мне помогал – прям как настоящий агент. Йозеф попросил бросить хайлайты за 2016-й год. Я отправил и ему все подошло. Меня устроили их условия, а их – мои. На тот период главным моим условием было то, что в приоритете игры за «Львов». Но накладка вышла только с одним матчем, поэтому, можно сказать, все неплохо сошлось. Я играл в двух чемпионатах. Бывало такое, что в субботу играл в Венгрии, приезжал во Львов утром в воскресенье, а в обед уже играл за «Львов».

«Стал, как идиот, посреди поля, а затем позорно присел»

В Венгрии мой первый матч начался с того, что в первом же снепе мне сбили дыхалку. Я стал, как идиот, посреди поля, а затем позорно присел, потому что просто не мог дышать. Но дальше все было отлично – сделал перехват и несколько раз не дал сопернику занести тачдаун пасом. Многое зависело тогда от ребят, которые играли со мной. С первого же дня они меня приняли как своего. Там были украинцы Будилов Сергей, Александр Новоселов, Сергей Овчаренко, Паша Лесив, Тудор Киллару и Евгений Раххимов. Само собой, ребята сначала тролили меня. Особенно «Лесорубы», дескать, «Львы» мои проигрывают и все такое, но это все по-доброму было. В общем, в Венгрии все пошло как по маслу. Мы хорошо отыграли сезон и дошли до финала.

Украинцы в Ньиредьхаза «Тайгерс». Фото из личного архива Ивана Олексюка

Мои «Львы» приехали в другую страну, чтобы поддержать меня на финале в Ньиредьхазе! Это было очень приятно. Мы тогда обыграли «Крашерс» и взяли чемпионский Кубок. После победы в финале в «Тайгерс» начались разговоры о заявке в Высшую лигу на следующий сезон. А я понял, что хочу продолжить играть с ними.

Львовские «Львы» в Ньиредьхазе. Фото из личного архива Ивана Олексюка

Межсезонье для меня было катастрофически тяжелым, потому что пришлось восстанавливать свою форму практически с нуля. Дело в том, что в первом же матче за «Тайгерс» я травмировал плечо. Это был просто неудачный тэкл и я не придал этому значения. Просто болело плечо и все. Так я с этим плечом и отыграл в двух чемпионатах, а уже в начале осени понял, что у меня серьезные проблемы. Это был надрыв акромиально-ключичной связки. В последних матчах чемпионата Украины уже тейпировался как мог. Из-за этого плеча пропустил игры с «Атлантами» – я просто не мог показать нормальную игру в таком состоянии. Уже после матча за третье место с «Джокерами» начал серьезно тренироваться, ведь понимал, что много упустил.

С FB/LB «Львов» Юрием Слывой. Фото из личного архива Ивана Олексюка

Драфт в сборную Украины проходил не в самое лучшее для меня время – я не успел полностью восстановится. Была надежда, что вызовут, но уж никак не ожидал, что это будет первый драфт.  Поехал на кемп. Там была шикарная атмосфера. Многих я знал и с адаптацией проблем не возникало вовсе. Тем более нас пятерых из «Львов» вызвали, так что было комфортно среди своих. В Украине я всегда играл на позиции SS, но после сезона в Венгрии в качестве FS меня в сборной поставили именно на эту позицию. В целом я очень доволен матчем. О перспективах национальной команды я говорить не могу, поскольку ничего не знаю. Просто хочу верить, что сборная будет жить.

Иван Олексюк, Константин Шай, Маркиян Шекель, Северин Федина и Юрий Шостаковский перед матчем сборных Украины и Беларуси. Фото со страницы Lviv Lions American Football Team в facebook

«Абсолютно все, чего я научусь с «Тайгерс», я верну «Львам»

В этом сезоне «Тайгерс» таки пошли в высший дивизион. В оффсизон мы ездили с ребятами на пару кемпов в Венгрию. На одном из них тренер сказал, что я могу играть на позиции ранинбека в 2018-м, что я, конечно же, принял за шутку. Но это не шутка – теперь я ранинбек.

В Ньиредьхаза «Тайгерс». Фото из личного архива Ивана Олексюка

Сейчас так получилось, что украинцы играют и в Ньирегаза «Тайгерс», и в Мишкольц «Стилерс». Обе команды в высшем дивизионе, поэтому, так или иначе, а в грядущем сезоне в венгерской вышке будет некое украинское дерби. Мы должны были начинать сезон 2018 из этого матча, но так получилось, что весной все засыпал снег и матч перенесли на июнь.

В этом году «Тайгерс» поставили условия, что приоритетным для меня будет именно венгерский чемпионат. Я согласился. Хоть это и было не просто, но при таких условиях я пропускаю только начало украинского чемпионата – три матча. Я понимаю, что «Львов» такое решение могло обидеть, ведь это выглядит так, будто я бросаю свою команду. Но большинство ребят с пониманием отнеслись к моему решению. Я очень благодарен за это. Они знают, что абсолютно все, чего я научусь с «Тайгерс», я верну «Львам».

С Троем Райсом и Брайаном Гесселом. Фото из личного архива Ивана Олексюка

В Венгрии уже начался сезон, но это не мешает мне приезжать во Львов, ведь у меня здесь учеба и команда. Я стараюсь максимально часто посещать тренировки «Львов» и рассказывать ребятам что-то новое. Мы все растем, развиваемся и это очень радует.

Так сложилось, что в прошлом году Джош вынужден был нас покинуть и уехать в США. Команде без него трудно, но даже когда он отсутствует, мы чувствуем его поддержку и помощь. Джош всегда на связи и даже следит за моими выступлениями в Венгрии. Они с Меган там просыпаются посреди ночи, смотрят мои матчи и всегда пишут, что думают. Поздравляют. Это очень приятно. Он для нас больше, чем просто тренер.

В этом году в межсезонье наши игроки четко распределили между собой обязанности в клубе, и теперь «Львы» стараются своими силами развивать абсолютно все: держать дисциплину, контролировать тренировочный процесс, решать организационные вопросы и тому подобное. Как пример – игра в Люблине. Это был первый международный опыт в истории нашей команды, и мы с ним отлично справились. Я тогда был координатором защиты. Ребята меня слушались. Это доказывает то, что наша команда дисциплинированная и ответственная. Для нас матч в Польше – это очень необычный опыт. Мы реально поняли, что можем в этом сезоне чего-то добиться. Поверили в себя и на тренировках перед стартом сезона появилось больше людей.

В качестве тренера защиты «Львов» на матче в Люблине. Фото со страницы Lviv Lions American Football Team в facebook

Сейчас я не могу сказать, на какой позиции буду играть в Украине. Это решится по ходу сезона. Готов закрыть любую, с которой будут проблемы. Хочу, чтобы все было справедливо, ведь ребята уже начнут играть в сезоне и будет неправильно, если я приду и подвину кого-то, например, с позиции SS. Если нужен будет ресивер – буду ресивером; надо будет только в спецкоманде выходить – буду в спецкоманде; не пустят на поле – буду координировать с бровки; не пустят на бровку – буду носить воду; не дадут носить воду – буду с трибуны орать, как дурак.

«Когда начал заниматься футболом – успеваемость улучшилась»

Я учусь в медуниверситете на стоматолога и уже через пару месяцев у меня будет итоговый экзамен за все пять курсов, который я просто не имею права завалить. Кроме того, я должен не сдавать позиции в Венгрии, ведь там мы играем в вышке – надо соответствовать уровню. Я не могу подвести своих «Львов» – нужно быть задействованным в тренировочном процессе команды: помогать, координировать и делать все, что могу в период, когда не смогу играть за них. Само собой, я должен держать форму, ходить в зал и следить за питанием. При этом нужно находить время для работы, ведь время от времени я подрабатываю тренером в кроссфит-зале своего тиммейта.

DЕ/DT «Львов» Дмитрий Малеев, похоже, немного устал после тренировки ног со своим тиммейтом и персональным тренером. Фото с личного архива Ивана Олексюка

С учебой никаких накладок нет. Если я и пропускаю пары, то только в пятницу или понедельник, так как в это время происходят игры или бывают кемпы в выходные. Это бывает очень редко, и когда я приезжаю, то стараюсь отходить эти пропуска на дополнительных парах, чтобы потом не было проблем. Как ни странно, когда начал заниматься футболом, моя успеваемость улучшилась. Не знаю, с чем это связано. Может, стал более ответственным.

«Экипировка» стоматолога. Фото из личного архива Ивана Олексюка

Кто-то когда-то сказал моей маме, что американский футбол очень травматичный вид спорта. Так что поначалу она настороженно относилась к этому моему занятию. Я нашел какое-то лайтовое видео, где чувак в форме и экипировке бежит так быстро, что его никто не может догнать, показал маме и убедил ее, что так оно все и происходит. Мол, ничего там страшного нет. На мои матчи она не ходила, только читала некоторые новости и видела иногда короткие ролики со мной. Но как-то мой брат показал ей видео с настоящим футболом. Очень брутальное. Она сразу мне позвонила и начала кричать, чтобы я это бросал, потому что покалечусь. Но это было уже достаточно давно. Сейчас мама успокоилась. Она даже знает названия многих команд, интересуется результатами матчей и во всем поддерживает. Не знает только о травмах. Буду надеяться, что она не выгонит меня из дома, если когда-нибудь увидит это интервью.

Папа с братом как-то приехал на нашу игру с «Пиратами», и они были просто в восторге. За тот матч папа стал едва ли не тренером. Говорил нам, что и как надо делать, куда бежать, как правильно, как неправильно. В общем, сказал, что это нормальный спорт. Пацанский.

Пожалуй, самая смешная «футбольная» история связана с моей бабушкой. Я чуть не умер со смеху, когда она это рассказывала. В общем, в этом году бабуля перед Пасхой пошла в ЖЭК у нас в Червонограде. Начала говорить там, что ее внук играет и в сборной Украины, и в чемпионате Венгрии. Мол, как им не стыдно, что я – такой серьезный спортсмен – приеду к бабушке, а в подъезде такой кошмар творится. И вот приезжаю я на Пасху – в подъезде ремонт сделали! Бабушка счастлива, а я себе думаю, что это, пожалуй, впервые у меня так, когда американский футбол – это не «из дома», а «в дом».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Loading...