Воскресенье. 26 ноября. 8 часов 3 минуты утра. Филадельфия.
Постоянный пользователь FaceTime Зак Эртц первым делом звонит своей жене Джули, чтобы увидеть её ещё до того, как подан и съеден завтрак. Накануне игры 12 недели НФЛ против «Беарс» Зак Эртц, проводящий свой пятый сезон профессиональной карьеры, сидит в номере отеля команды в Филадельфии. До начала игры ещё пять часов. Его жена Джули, одна из важнейших игроков женской сборной США по футболу и главная звезда чемпионата мира 2015 года сидит в столовой их роскошных апартаментов с видом на реку Делавер. Он спрашивает её, волнуется ли она за результат предстоящей игры, она интересуется, хочет он всё ещё «завтрак на ужин». Она собирается в церковь с его матерью Лайзой. Потом они говорят свои дежурные «я тебя люблю», и вот так начинается игровой день возможно самой по-спортивному опытной супружеской пары НФЛ.

Зак и Джули переехали в эти апартаменты всего несколько месяцев назад, но уже их жильё заполнено различными напоминаниями об их вере. На кофеварке приклеен деревянный знак с простой фразой: «Вс, что мне нужно с утра – это немного кофе и Иисус». Чуть выше кухонного шкафа на дощечке выгравирована цитата из Евангелия от Луки: «Он подобен человеку, строящему дом, который копал, углубился и положил основание на камне; почему, когда случилось наводнение и вода напёрла на этот дом, то не могла поколебать его, потому что он основан был на камне». Рядом с рождественской ёлкой стоит, похожая на классную, доска, и на ей начертано мелом: «До Рождества 30 дней».

Комната трофеев Джули и Зака не так организованна и опрятна. С того времени как Эртц попал в НФЛ в 2013 году как выбор второго раунда драфта из «Стэнфорда», он занимает пятое место в лиге по количеству приёмов среди тайт-эндов. В этом сезоне он обменивался джерси с другими звёздными тачт-эндами НФЛ, включая Тревиса Келси из «Чифс», и футболки эти беспорядочно навалены на спинку стула на колёсиках.

Стены комнаты обклеены обложками журналов с изображением Джули. Свои первые шаги в национальной сборной США она сделала в 2013 году, когда ей было 20 лет, выступая до этого за сборные до 20 и 23 лет. В 2014 году она была выбрана на драфте «Чикаго Ред Старс» из Национальной женской футбольной лиги, выиграла титул лучшего новичка, и вот уже на протяжении двух лет проводит время между клубом и национальной сборной США. В 2015 году она участвовала в Чемпионате мира, что прошёл в Канаде (и Зак присутствовал на трибунах), а в 2016 играла на Олимпиаде в Рио.

«Я очень горжусь Заком. Я сама спортсменка и очень тяжело работаю в своём виде спорта, поэтому мне здорово видеть и понимать, что муж делает всё то же самое. При этом мне нравится быть частью его карьеры, наблюдать за ней вблизи. Это уникальный опыт. Я не считаю, что для него есть что-то само собой разумеющееся», — говорит Джули.

Она говорит, что не особо переживает в дни игр Зака, но его мама хорошо нервничает за них обеих. Из Калифорнии Лайза летает почти на все домашние игры «Иглс» и её можно увидеть на трибунах, строящей очки из пальцев. Этим утром она приехала в 8.20, чтобы вместе с Джули пойти на службу в церковь.

«Все матери молятся за них, чтобы они остались целыми и невредимыми. Молитва матери в день игры – просто просьба, чтобы ты ушёл с поля на своих ногах», — говорит Лайза.

«Это жёсткая игра. Она меняет их жизни, и не всегда к лучшему. Я мама, и мне бывает очень страшно. В Далласе он перепрыгнул через парня как через барьер, а я сидела и говорила: «Что ты делаешь? Останься на ногах».

9.00. The Connect Church. Черри Хилл. Нью-Джерси.
Религия была частью отношений пары ещё с того времени, когда Джули Джонстон встретила Зака наигре бейсбольной команды университета Стэнфорда. Сама она была тогда звёздным полузащитником университетской команды Санта-Клары, а Зак готовился выйти на драфт.

«Ни один из нас даже не представлял, насколько его избранник хорош в своём виде спорта», — говорит Джули.

Но поначалу они почувствовали, что их связывает более глубокий интерес, что их отношения основаны на более важных вещах. Они отчётливо поняли это, когда встретились с игроками «Иглс» и их жёнами, которые жили во внутреннем согласии и мире, которые не зависели состояний команды.

«В прошлом году было очень много взлётов и падений. Я смотрел на ребят в команде, которая барахталась где-то в середине, и я завидовал им. Меня захватывал водоворот сезонных выступлений, а парни были сосредоточены на Христе», — чуть позже в это воскресенье скажет Зак.

The Connect Church описывает себя как «относящаяся к разным культурам, разным поколениям мульти-этническая церковь, которая посвящена Богу, Его Людям и Его участию в их жизнях». вдоль стены молитвенного зала расположены три видеокамеры. Пространство заполнено искусственным туманом, окрашенным сине-жёлтым светом. Живой оркестр играет довольно энергичную музыку. Электронные часы на стене сообщают молящимся, сколько времени остаётся до начал чтения Евангелия. Пастор по имени Кайл Хорнер просит, чтобы присутствующие здесь примерно 50 прихожан поприветствовали соседа ударом ладонь-в-ладонь и зарегистрировались на Фейсбук-странице церкви.

«Мы не поклоняемся теории. Мы не поклоняемся философии. Он настоящий и Он здесь. среди нас. Мы любим вас», — говорит пастор.

Он поднимает взгляд вверх.

«Отец, мы не просим сегодня религиозных поучений. Мы хотим судьбоносной встречи с настоящим Богом», — добавляет он.

11 часов 7 минут. Филадельфия.
«Я так волнуюсь, что кровь стучит у меня в висках. Мне нужно немного выпить», — говорить мама Зака Лайза.

По счастливой случайности, подруга Лайзы по учёбе в колледже Cedar Crest, что в Аллентануе, живёт в том же самом здании, что Зак и Джули. И они вдвоём отправляются к ней выпить по Кровавой Мэри.

Лайза Эртц состоит в совете директоров компании VICIS, которая разработала шлем стоимостью полторы тысяч долларов, который должен помочь игрокам избежать сотрясений. Эду, старшему из четырёх сыновей Лайзы, пришлось распрощаться с мечтами о карьере, когда он на пять минут потерял сознание после «хита» во время игры в старшей школе. В прошлом месяце Рассел Уилсон вложил средства в рекламную компанию VICIS, которая предоставляли дорогие шлемы школьным командам, которые не могли приобрести их самостоятельно. РасселУилсон, Алекс Смит, Даг Болдуин носят шлемы компании Лайзы.

«Мы хотим, чтобы наша игра оставалась яркой. Это краеугольный камень нашей культуры, и что останется нам, если уйдёт футбол? Детям важно заниматься спортом, в котором вы учитесь бороться за своего товарища. В других видах спорта такого нет», — говорит Лайза.

Мать приложила руку ко многим важным решениям в карьере Зака. Свой выбор выступать за «Стэнфорд» он сам называет «лучшим решением моей мамы». Для своего сына она выбрала по-настоящему элитного агента Стива Керика из агентства Steve Caric of Caric Sports Management. «Я хотела для Зака такого агента как Джерри Магуайр», — сказала она. Лайза – требовательная читательница всех материалов по НФЛ и, кроме этого, большая поклонница карьеры Джули.

11 часов 53 минуты. Lincoln Financial Field.
Джули и Лайза покидают квартиру и садятся в такси, что везёт их на Lincoln Financial Field. Сливаясь с сумасшедшим потоком людей и машин на парковке, они идут к арене никем не замеченные. За исключением того, что на них надеты джерси с фамилией, практически невозможно узнать, что эти две женщины – жена и мать одного из самых ярких участников предстоящей игры. Джули, впрочем, говорит, что иногда болельщики узнают её. Но не сегодня.

Они приходят на свои места как раз к государственному гимну, и в 1.10 нападение «Иглс» выходит на поле впервые с разгрома «Далласа» на прошлой неделе. «Филадельфия» не проигрывала с середины сентября, да и сейчас они непререкаемые фавориты в игре против «Беарс», которые в следующем сезоне будут выбирать на драфте в первой пятёрке. Первый пас Зак ловит на втором розыгрыше и приносит команде пять ярдов. Второй-и-пять…

После панта «Иглс» и нереализованных попыток «Чикаго» квотербек Карсон Венц заводится. Он находит Зака Эртца пасом на девять ярдов, Алшона Джеффри – на 14. На первом-и-десять на отметке 17 ярдов Венц отходит назад и бросает в середину в поисках Зака, который пытается запутать защитника, изображая движение к боковой линии, а потом разворачивается и уходит в середину. Это седьмой тачдаун Зака Эртца в этом сезоне. Мама и жена Эртц наблюдают за этим с трибуны вместе со своими гостями, пастором Хорнером и его женой Даниэль.

Зак, пропустивший одну игру в начале ноября из-за растяжения, избежит рискованных действий на протяжении на протяжении ближайших трёх часов. Но «семейная секция» стадиона придёт в ужас, когда Легаррет Блаунт, новый партнёр Зака по команде, перепрыгнет через защитника, чтобы пробежать 22 ярда для первого дауна. В то время как остальные болельщики вскакивают от радости со своих мест, семья Блаунта, что сидит перед семьёй Эртца, и их друзья вздрагивают от ужаса.

«Такое всегда происходит, когда сидишь рядом с семьями игроков. Реакция очень отличается. Удивительно видеть то, что могут сделать эти ребята, но вы не хотите видеть такое, когда этот человек – ваша семья», — говорит Джули.

(На следующей неделе в Сиэтле Зак получит сотрясение, которое вынудит его пропустить игру).

В матче против «Беарс» Зак поймает 10 пасов на 103 ярда и неожиданно станет первым игроком «Иглс», который наберёт более ста ярдов на приёме в одной игре. «Филадельфия» легко выиграет 31-3. Интересно, что к концу четвёртой четверти большая часть тренерского штаба знает, что Зака отделяет от этого достижения всего несколько ярдов. Поэтому, когда Ник Фолс выходит на поле вместо Карсона Венца, его приоритетной задачей становится пас на молодого тайт-энда.

За шесть минут до конца игры Эртц отрывается от Принса Амукамары и ловит пас на пять ярдов, достигая стоярдовой отметки. И, улыбаясь, Эртц убегает с поля…

«Вы знаете, как они говорят, мол, я не знаю свою статистику во время игры?», — говорит аналитик Fox Sports Чарльз Дэвис.

«О, да, верно», — отвечает ему комментатор Кевин Беркхардт.

«Хотите поспорить? Они знают», — реагирует Дэвис.

Вот этап карьеры: со своими десятью приёмами Зак Эртц достигает отметки 300 за 71 игру в качестве профессионала. Только пять тайт-эндов в истории НФЛ сделали это быстрее его.

Карсон Венц и Зак Эртц вместе покидают поле и уходят в раздевалку. Квотербек приносит извинения.

«Карсон расстроен, что не он, а Ник бросил мне пас, поймав который я достиг стоярдовой отметки», — говорит Зак уже потом.

Зак последним выходит из душа, последним даёт своё интервью и последним выходит из раздевалки. Он старается идти осторожно. Растяжение сухожилия и повреждённый голеностоп дают о себе знать, не делая никаких поблажек. Наступает зима, становится холодно и «Иглс» предстоит играть в плей-офф.

Джули ждёт его в специальном зале для членов семей. Они обнимаются, она поздравляет его, они находят маму, встречаются с четой Хорнер и все вместе идут на стоянку. Зак заводит свой «Линкольн» и вставляет в аудиосистему диск христианского рэпера Энди Минео. (Перед играми Эртц всегда слушает его песню You Cant Stop Me).

Семья переходит к обсуждению вечернего меню. Зак удваивает ставку для «завтрака на ужин».

«Ты всё ещё собираешься делать свои знаменитые блины?», — спрашивает он.
«Они не знаменитые, просто блины», — отмахивается Джули.

Мама и сын говорят о студенческом футболе.

«Мама, ты видела игру «Стэнфорда»?

«Да. Этот Костелло просто невероятен», — говорит Лайза о квотербеке Кей Джей Костелло.

«Наконец-то он разобрался с плейбуком», — отвечает Зак.

«По-моему, он слишком сложен»

«Я знаю Дэвида», — с невозмутимым лицом говорит Зак.

Джули спрашивает о празднованиях команды. После одного тачдауна Джеффри изобразил шар боулинга, что катился в группу игроков, которые попадали словно кегли. После перехвата во второй половины игры большинство ди-беков «Филадельфии» выбежало на поле и позировали как для фотографий.

«Команды сходят с ума, когда видят как мы празднуем», — говорит Зак.

«Я люблю это всё. Это весело и забавно. Думают, что соперники расстроятся ещё больше из-за того, что позволили нашим парням выиграть, но это их забота», — говорит Джули.

17 часов 30 минут. Дом.
Жидкое тесто для блинов шипит на сковородке. Джули спрашивает Зака, сколько ему яиц.

«Пять», — отвечает он.

И три блина. И четыре куска бекона. И миска тайской лапши из местного ресторана.

Зак жадно съедает свой завтрак и спрашивает Джули, не хочет ли она сыграть в Call of Duty: Modern Warfare. Она не любит компьютерные игры. FIFA для неё слишком трудна, и она ненавидит, когда Зак играет со своими братьями в NBA 2K онлайн, и они вносят столько изменений в ростер и придают столько значения мелочам при тимбилдинге, которых не бывает в настоящих баскетбольных матчах. Но Call of Duty Modern Warfare она любит.

«Я спасла тебя вчера. И меня топили. Такого раньше почти не бывало», — говорит Джули Заку, когда они ведут огонь.

«Зак после игр не может уснуть. Поэтому мы и начали играть в CoD», — объясняет она.

Они ведут прицельный огонь из виртуальных автоматов по виртуальным врагам и одерживают ещё одну победу в этот вечер. У них нет привычки праздновать победы в баре или ресторане. Их жизнь состоит из карточных, настольных и компьютерных игр. Похоже, что и после поражения они делали бы одно и то же.

«Наши отношения на самом деле не основаны на наших спортивных успехах. Мы просто любим друг друга, а спорт – это только сезон, который заканчивается», — говорит Зак.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: MMQB

Понравился материал? Поддержите сайт.