(на фото: довольный тренер «Атланты» Норм ван Броклин после победы над «Сэйнтс» 62-7).

«Атланта Фэлконс» били «Нью-Орлеан Сэйнтс» настолько уверенно и сильно, что Фил Фрэйзи опустил свою тубу. Это было на старом Atlanta-Fulton County Stadium, он даже точно не помнит, в каком году это было, где-то в конце 80-х… Фрэйзи и весь остальной его оркестр Rebirth Brass Band, один из классических джазовых коллективов Нового Орлеана, играл тут же на трибунах, чтобы поддержать многочисленных поклонников «Сэйнтс», которые приехали в Атланту. Но «Фэлконс» заглушили «Сэйнтс» и на поле, и на трибунах. Оркестр Фрэйзи только и слышал всю игру невообразимый шум местных фанов, похожий на собачий лай. Гав, гав, гав!

Но в четвёртой четверти «Сэйнтс» повернули реку вспять и победили. Кто-то в оркестре начала петь, и вскоре все музыканты уже присоединились к нему:

— Talk that shit now!
— Talk that shit now!

Фрэйзи поднял свою тубу и начал подбирать басовую партию под это пение. Остальные схватили свои валторны и барабаны и добавили каждый, что мог. Летящей походкой оркестр отправился на стоянку и продолжил играть там.

Из этой победы «Сэйнтс» родилась песня. Rebirth Brass Band поместили её в новый альбом и играли на концертах по всему миру. Те четыре слова – единственные слова этой песни. Это прекрасная тема для противостояния «Сэйнтс» — «Фэлконс». Эти четыре слова работают в обе стороны.

Оба клуба присоединились к НФЛ в середине 60-х, с разницей в один год, и их поклонники – неотделимая часть этого самого недооценённого райвалри мирового спорта. Это не совсем футбол. Это не только футбол. Это культура и история. Это претензия каждого города на звание столицы Юга.

— Старшая и младшая сестра, — говорит Фрэйзи.

— Ну, и кто же старшая, а кто младшая?

— Ай-ай-ай, вы пытаетесь что-то начать, — качает он головой.

https://www.youtube.com/watch?v=Rf8m3Ww-Unk&list=PL7Im-3-98exHFzhUpcVqhXzKt35yG2Afk

Тогда вот вам небольшой экскурс.

Новый Орлеан с его жизненно важным портом на реке Миссисипи был наиважнейшим городом Юга с конца Гражданской войны и до середины 50-х годов. Согласно переписи населения 1860 года в Новом Орлеане проживало 169 тысяч человек, в Атланте – 9. Но в начале ХХ века Атланта укрепилась и возвысилась, превратившись в крупный бизнес-центр, а главное – стала центром общественной борьбы за гражданские права. В 1966 году, когда «Фэлконс» проводили свой первый сезон в НФЛ, Атланта однозначно была самым важным городом Юга. Новый Орлеан, чья команда начала свой путь в НФЛ в 1967 году, имел титул самого интересного и загадочного. Атланта и сегодня намного больше: в городе проживает 5 миллионов человек против миллиона двести – у соседей. Но Новый Орлеан известен во всём мире как центр культуры и музыки. И сегодня оба города задирают носы при встрече друг с другом. Встречи «Фэлконс» и «Сэйнтс» вышибали искры и огонь в обоих городах с самого первого матча. Каждый смотрит друг на друга как на символ неумения жить и знает, что так жить нельзя. И поэтому победить соперника на футбольном поле – способ доказать это.

Но для остальной страны эти страсти были мышиной вознёй, поскольку обе команды не решали высоких задач в лиге на протяжении долгого времени. «Нью-Орлеан» не имел победного баланса до 1987 года, то есть 20 лет в НФЛ. «Фэлконс» имели пять положительных сезонов за 20 лет, при этом один из них был годом локаута, и они завершили его 5-4.

— Это была тихая, незаметная конкуренция на протяжении долгого времени. Наши команды были не настолько хороши, чтобы за ними следить. Это было похоже на атмосферу соревнования между колледжами, когда люди, живущие вне этих сообществ, ничего не замечают, но внутри всё кипит и пенится, — говорит Джесси Таггл, который на протяжении 14 лет играл лайнбекером в «Атланте».

— Мы не хотели проигрывать никаких игр, но в играх против «Сэйнтс» ты старался больше, ты пытался пройти немного дальше, полежать на ком-то подольше, — вспоминает лайнбекер, бывший первый драфт-пик «Атланты» Томми Нобис.

Поклонники усиливают и сгущают атмосферу противостояния. Начиная с 1970 года, когда игры проводятся по схеме «дом-выезд», болельщики путешествуют в логово врага. Между Новым Орлеаном и Атлантой – это полтора часа полёта, семь часов езды на машине или полдня, проведённых в поезде «Амтрака», который раньше назывался «Южным Полумесяцем». Нобис, игравший в «Атланте» 11 сезонов, помнит одного поклонника «Фэлконс», который каждый год набивал свой ветхий автобус фанами команды для поездки на выездную игру.

— Многие наши поклонники ездили в Новый Орлеан. Для них это было как… паломничество, способом улучшить их деловую репутацию, — говорит Нобис.

В этом противостоянии было несколько ярких вспышек. В 1973 году «Фэлконс» обыграли «Сэйнтс» 62-7 и побили сразу 35 рекордов команды. В 1987 году «Сэйнтс» победили 38-0, и это первый год, когда они вышли в плей-офф. В середине восьмидесятых «Сэйнтс» победили шесть раз подряд, а «Фэлконс» — десять раз подряд в конце 90-х. Но если сложить все игры вместе, будет примерное равенство: «Сэйнтс» победили 45 раз, «Фэлконс» — 51.

Болельщики старшего поколения помнят, как в 1978 году в Новом Орлеане «Атланта» находилась на 43 ярдах своей половине поля за 19 секунд до конца игры при счёте 17-13 в пользу «Сэйнтс». Квотербек Стив Бартковски бросил далёкий пас к правой бровке, а ресивер Уоллес Фрэнсис в воздухе отбил мяч на Альфреда Джексона, который убежал от защиты соперников и занёс победный тачдаун. Этот розыгрыш назвали Big Ben Right, и он стал одним из самых ярких моментов в истории «Атланты».

— Этот Big Ben Right разбил мне сердце, — говорит Фил Фрэйзи.

В 1991 году обе команды встречались в раунде «уайлд-кард» (это был их единственный матч на стадии плей-офф). Меньше чем за три минуты до конца, при счёте 20-20, квотербек «Атланты» Крис Миллер бросил короткий пас направо Майклу Хейнсу, который вырос в Новом Орлеане, тот увернулся от корнербека и занёс победный тачдауна на 61 ярд.

Поклонники «Сэйнтс» простили Хейнса, когда спустя три года он подписал контракт с их командой. Команды, которые не только исторические конкуренты, но и конкуренты по дивизиону, обычно не совершают трейдов между собой. Но и здесь бывают исключения. Случаются большие переселения свободных агентов. Лайнбекер «Сэйнтс» Кертис Лофтон играл четыре года в «Атланте». Квотербек Бобби Хеберт, уроженец Луизианы, играл за «Сэйнтс», потом – за «Фэлконс», а потом вернулся в Новый Орлеан для работы на радио. В 2002 году ресивер «Сэйнтс» Джо Хорн заявил: «Фэлконс» недостаточно хороши, чтобы быть для нас конкурентом». Пять лет спустя свой последний сезон в НФЛ он проводил в Атланте. В том же 2002 году корнербек «Фэлконс» Эшли Эмброз, родившийся и выросший в Новом Орлеане, сказал: «Я не могу видеть пьяниц, которые валяются там везде». На следующий год он подписал контракт с «Сэйнтс» стоимостью 8 миллионов. За такие деньги можно вытерпеть целую армию пьяниц…

Но когда речь заходит о «двойном гражданстве «Сэйнтс»-«Фэлконс», прежде всего вспоминают этого парня.

Мортен Андерсен сегодня живёт в Атланте, недалеко от озера Ланье, которое сегодня фактически полностью покрыло территорию северной Джорджии. Он выбрал Атланту в качестве своего дома, но он любит Новый Орлеан и постоянно ездит туда, как будто желая удостовериться, что там его всё ещё помнят и любят.

Мало того, что Андерсен – лучший кикер НФЛ всех времён, так он лучший кикер всех времён и «Атланты», и «Сэйнтс». Он был кикером в «Нью-Орлеане» на протяжении 13 лет, пока руководство не решило его отчислить после сезона 1994 года, в надежде подписать с ним более дешёвый контракт. Но «Фэлконс» перехватили его, и он отыграл за них в общей сложности восемь сезонов. Что случилось, когда он впервые вернулся в Новый Орлеан в качестве игрока «Атланты»?

— Конечно, меня освистали. Но, думаю, что больше они свистели решению «Сэйнтс», — смеясь, рассказывает ветеран.

У него было достаточно времени, чтобы изучить фанатов обоих городов и сравнить их. Поклонники «Сэйнтс» более лояльны, по его словам, они заполняли стадион каждую игру, даже когда Saints были Aints и болельщики носили пакеты на головах. «Если «Фэлконс» плохи, то болельщиков нет», — говорит Андерсен.

— Атланта – транзитный город, там больше движения, поэтому у людей есть выбор, что посмотреть. Если же вы приедете в Новый Орлеан, то поймёте, что очень легко стать преданным поклонником «Сэйнтс», если в городе больше ничего нет, — говорит он.

Болельщики обеих команда очень шумные, но учтивые. Ну, хотя бы по сравнению с другими городами…

— Например, «Рэйдерс» были очень любезны по отношению к моей матери, — невозмутимо говорит Мортен Андерсен.

Он всё ещё каждый год сталкивается и с теми, и с другими. Он каждый год посещает несколько игр «Фэлконс» и едет в Новый Орлеан, чтобы посетить пару матчей «Сэйнтс».

И уж точно он никогда не упускает встреч «Сэйнтс» и «Фэлконс» между собой.

— Я иду к воротам, и люди спрашивают меня, за кого я болею. А я, правда, болею за обе команды. Безнадёжная ситуация. Я просто надеюсь на красивую игру, и когда обе команды играют хорошо, матч проходит интересно.

За долгие годы конкуренции две вещи изменились в НФЛ. Во-первых, «Сэйнтс» и «Фэлконс» больше не единственные команды Юга. Появились «Теннесси», «Джексонвиль», «Каролина» и «Тампа-Бэй». Кто-то на Юге знает, что Тампа находится вообще южнее всех в НФЛ? И даже не спрашивайте про Майами…

Ну, и во-вторых, «Сэйнтс» и «Фэлконс» начали побеждать ещё кого-то, кроме друг друга. С 1997 года «Атланта» восемь раз выходила в плей-офф и проиграла два Супербоула «Бронкос» и «Пэтриотс». «Сэйнтс» с 1999 года шесть раз выходили в плей-офф и выиграли Супербоул у «Кольтс».

Таким образом, ставки теперь намного выше. В 2011 году «Сэйнтс» в игре против «Фэлконс» вели в три тачдауна в четвёртой четверти, но оставили Дрю Бриза на поле, чтобы он смог установить личный рекорд по количеству пасовых ярдов в одном сезоне. Да ещё дома, да ещё, по чистой случайности, против «Атланты». Спустя год ресивер «Фэлконс» Родди Уайт , который постоянно громил «Сэйнтс» и их поклонников в Твиттере, добавил ещё несколько выстрелов: «Мне совсем не нравятся «Сэйнтс». Ничего в них. Ни цвета, ни город. Ничего. Ну, у них есть немного вкусной еды, ладно».

Месяц спустя сотрудник международного аэропорта «Хартсфилд-Джексон» в Атланте бросил яйцо в автобус с игроками «Сэйнтс». Те только посмеялись, а уволенный сотрудник теперь, по-видимому, может бесплатно получать угощения в любом спортивном баре Атланты.

https://www.youtube.com/watch?v=RXPsbXWUl7Q

Тренеры обеих команда на пресс-конференциях высказываются очень дипломатично, дескать, каждая игра важна, мы уважаем парней с той стороны и каждая победа –это только одна победа и всё такое прочее, но Шон Пэйтон в 2011 году снялся в рекламе, в которой он заказывает обед в каком-то необычном ресторане. Он говорит: «Я закажу брускетту, классический салат Цезарь и…жареного сокола». «Отличный выбор», — отвечает официант.

Среди фанов обеих команд бурное обсуждение вызвала песня рэпера Янга Джизи «Who Dat». Как известно «Who Dat» — это многозначная фраза, которая в Новом Орлеане может означать что угодно: от «Как дела?» до «Давайте выиграем эту игру и потом разорвём улицу Бурбон». Но Янг Джизи – рэпер из Атланты и болельщик «Фэлконс». И многие прочитали эту песню как насмешку над «Сэйнтс», а многие – как предательство рэпером своего сообщества. И те, и другие, таким образом, требовали его головы.

https://www.youtube.com/watch?v=eGn0rPPqCSY

Этот случай только подтверждает простой тезис, что между сообществами «Сэйнтс» и «Фэлконс» больше сходства, чем различий. Они похожи на разные ветви одной семьи. Ирония судьбы, но с 2001 по 2005 годы, когда Майкл Вик был квотербеком «Атланты», его кузен Аарон Брукс играл в защите «Сэйнтс».

Эти два города стали ещё ближе после урагана Катрина в 2005 году, когда более ста тысяч жителей Нового Орлеана нашли убежище в Атланте. Десятки тысяч из них решили остаться там навсегда. И в 2006, когда «Сэйнтс» играли свою первую игру на «Супердоуме» после урагана, весь Новый Орлеан только и говорил о том, что соперником будет «Атланта». Через полторы минуты после начала игры игроки «Атланты» собирались пробить пант, но сейфти «Сэйнтс» Стив Глисон выскочил и заблокировал их удар, а Кертис Делоач возвратил его в зачётную зону. Страдание и гнев жителей Нового Орлеана превратились в вой радости и блаженства.

«Сэйнтс» поставили памятник тому блокированному панту, но, если вы посмотрите на статую ближе, то увидите, что Стив Глисон блокирует удар игрока непонятно какой команды: «Фэлконс» запретили использовать свой логотип на памятнике.

Фил Фрэйзи никогда не забудет тот прыжок Стива Глисона, как никогда не забудет момент Big Ben Right. Он наизусть выучил дорогу в Атланту, сотни раз бывая там с концертами и смотря матчи. Он проводил ночи в Новом Орлеане, который чувствовал себя как Атланта, и в Атланте, которая чувствовала себя как Новый Орлеан.

— Думаю, мы все знаем, что мы близки, но не хотим признавать это, — говорит музыкант.

И он всегда верит, что «Сэйнтс» победят. И у него уже готов ответ всем, кто думает иначе. Он написал эту песню много лет назад. И в ней есть только те четыре слова.

Talk that shit now!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: ESPN