1. «Питтсбург Стилерс» — «Цинциннати Бенгалс». Who Dey? – We Dey!

Первая встреча: 2 ноября 1970 года. «Стилерс» выиграли 21-10.
Баланс игр: 91 игра, 56 побед у «Стилерс», 35 – у «Бенгалс»

Билл Кауэр хорошо помнит свою первую игру против Марвина Льюиса. Да и можно ли такое забыть?
«Форт Черри» против «Карлинтона» в середине семидесятых!

«Ту игру он выиграл. Я учился последний год, он – предпоследний. Они выиграли 6-0, вернув начальный удар. Я не был в спецкоманде в тот момент, и для меня очень важно подчеркнуть, что именно в этот момент меня не было на поле», — рассказал Кауэр.

«Юные «Рейнджеры» и юные «Кугарс», — вспоминает Льюис.

Когда это началось? Уже никто и не вспомнит.
Может тогда, когда Чак Нолл отказался пожимать руку Сэму Вичу, этому «Ваки-Вики», после игр? Или позже, в 2005-м, когда «Бенгалс», впервые с 1990 года опередили «Стилерс» и заняли первое место в АФК Север, выиграв у них 38-31 на Heinz Field, а «Стилерс» обыграли их в игре «уайлд-кард», а потом завоевали Супербоул? Тогда, в игре «уайлд-кард» ди-тэкл «Стилерс» Кимо вон Оэлхоффен низко ударил Карсона Палмера и тот порвал ACL, а Марвин Льюис сидел и говорил: «Я не собираюсь сидеть и рыдать как ребёнок, словно я – их квотербек». Он имел в виду Бена Ротлисбергера, который назвал тэкл лайнбекера «Бенгалс» Оделла Термана против себя «грязным»… Или когда сменивший великого Чака Нолла Билл Кауэр был пойман камерами NFL Films, распевавшим в раздевалке «Who Dey!» после той самой победы в плей-офф сезона-2005? А ведь он, сойдя с ума от счастья, пел боевую песню «Бенгалс» и после победы над «Сихокс» в Супербоуле! А растерянный Марвин Льюис только разводил руками и говорил, что ничего не видел и не слышал, поэтому ему нечего комментировать. Но спустя полгода он всё же сказал журналистам, что «отношениям уже просто некуда нагреваться». Уже нет ни времени, ни истории, всё перемешалось. Не все всё помнят и не все всё знают. Осталась только генетическая память. Футбольная игра – это всего лишь футбольная игра… пока кто-то изо всех не бьёт вас по зубам.

whodey-04

Бывший ди-тэкл «Цинциннати» Джон Торнтон рассказывает:
«Это было неделя или две после Супербоула. Я приехал в Питтсбург на баскетбольный матч «Питтсбург» — «Западная Вирджиния». После игры мы пошли в ночной клуб. Некоторые игроки «Стилерс» тоже были там. И вдруг ди-джей начинает кричать: «Who Dey?» и толпа в один голос отвечает «We Dey!». Я не мог там оставаться, мы уехали».

В августе 2006 года квотербек «Бенгалс» Карсон Палмер был лаконичен: «Все мы здесь ненавидим «Стилерс». В Цинциннати все сходят с ума за неделю до игры со «Стилерс». Люди встречаются и только и разговоров о встрече со «Стилерс». «Это неделя «Стилерс», это неделя «Стилерс», — только и слышно вокруг. «Мы хотим «Стилерс», мы хотим «Стилерс», — скандирует стадион Пола Брауна. И после тяжелейшей травмы Карсона Палмера, после завоевания Супербоула в июне в дорожную аварию попадает Бен Ротлисбергер. И многие болельщики «Бенгалс» не выдерживают… В интернете появляются радостные публикации. «Ирония судьбы. Карма», — написал один. «Это то, чего я ждал, наблюдая за «Стилерс» всё это время. Они смеялись над нами, когда Карсон получил травму», — написал второй…
В Питтсбурге утверждают, что «Балтимор» — их самый главный соперник, но мы знаем, что это всё для того, чтобы ещё раз унизить и пнуть своего уже ставшего извечным соперника.
Бывший лайнбекер «Стилерс» ничего не собирается скрывать: «Маски сорваны. В этих играх происходит очень много грязных вещей». «Это чистая ненависть», — вторит ему ресивер Хайнс Уорд, отыгравший за «Питтсбург» 13 лет.
Вонтез Берфикт получил достойное и богатое наследство.
Вонтез Берфикт – игрок «Стилерс».
В Madden.

2. «Кливленд Браунс» — «Балтимор Рэйвенс». Бой с тенью

Первая игра: 26 сентября 1999 года. «Балтимор» выиграл 17-10.
Общий баланс: 34 игры, 25 побед «Балтимора», 9 – «Кливленда».

Кто там куда переехал и кто как назывался, а потом вернулся обратно? С кем ему предстоит играть на этой неделе? С самим собой? Со своей тенью?
Ну, это понятно: бой со своей тенью – самый трудный.

art-modell-former-owner-of-cleveland-browns-dead-at-87-296b6771f32af7d8
В этом году исполняется 20 лет со времени переезда «Браунс» в Балтимор в поисках лучшей жизни и нового стадиона. 11 марта 1996 года комиссионер НФЛ Пол Таглибу одобрил переезд команды Арта Моделла в Мэриленд. Это была окончательная печать, скрепляющая решение владельцев команд, принятое в Чикаго месяцем ранее и позволяющее к тому же вернуть команде имя «Браунс», когда в 1999 году они вернутся обратно в Кливленд.
Первым делом Арт Моделл позвонил Джиму Ирсэю выяснить, сможет ли он оставить своей команде имя «Кольтс», после того как команда из Балтимора переехала в Индианаполис. Моделлу отказали. И тогда был объявлен конкурс, и «Рэйвенс» выиграли его, опередив «Америкэнс», «Мародерс»», «Мустангс» и «Рэйлерс».
Город Кливленд потерял «Браунс» ещё и потому, что решительно отказывался помочь команде в строительстве нового стадиона. Старый, построенный в 1931 году и служивший команде домашней ареной с 1946 года стадион, просто уже рассыпался. В это самое время власти Балтимора охотно взялись за постройку новой арены, названной PSINet Stadium, известной теперь под именем M&T Bank Stadium. Стадион стоимостью 220 миллионов долларов открылся в 1998 году.
Посеявший ветер пожнёт бурю. Финансовые льготы, новый стадион и прибыль – это хорошо, но «Браунс» теперь живут через боль и страдание, переживая свои собственные неудачи и с завистью глядя на процветание «Рэйвенс». Выиграв единственный свой чемпионский титул в 1964 году, «Браунс» остаются одной из четырёх команд, вместе с «Тексанс», «Лайонс» и «Джагуарс»,которые ещё не попадали в Супербоул. В то время как «Рэйвенс» выиграли чемпионский перстень в 2000 и в 2012 годах, Билл Беличик завоевал четыре Супербоула, Ник Сабан, не добившись успехов с «Майами», выиграл четыре титула чемпиона НСАА с «Алабамой» и один с «Луизианой Стэйт». Начиная с 1999 года «Рэйвенс» сменили только трёх главных тренеров, «Браунс» — восемь.

art-son-david-2001

И ещё остаётся Арт Моделл, покрытый проклятиями и ненавистью в Кливленде и боготворимый в Балтиморе. Угрозы смертью в Кливленде он получал столько много, что вынужден был передвигаться с вооружённой охраной и с закрытым лицом, чтобы его не узнали, зато в Балтиморе он был человеком, который вернул в город футбол спустя 12 лет после ухода команды Джима Ирсэя. В Кливленде не могут забыть не только переезд, но и конфликт с Полом Брауном и увольнение Беличика, а в Балтиморе ему подарили ключи от города и на параде в честь завоевания Супербоула XXXV он пытался исполнить знаменитый танец Рэя Льюиса.
«После меня осталось огромное наследство, запятнанное только одним решением. Политики и бюрократы решили возложить всю ответственность на меня и таким образом прикрыли свои жопы», — сказал Моделл в 1999 году в интервью АР.
Ещё через пару лет он сказал, что был вынужден перевезти команду в Мэриленд, чтобы избежать банкротства. В 2004 он продал все свои акции команды Стиву Бискиотти и умер в сентябре 2012, за пять месяцев до того, как «Рэйвенс» завоевали Супербоул XLVII, обыграв «Сан-Франциско».

После его смерти исполнительный вице-президент «Рэйвенс» Кевин Бирн, отработавший с Моделлом 15 лет, сказал журналистом, что ярлык врага номер 1 в Кливленде сильно угнетал Арта. Он был тесно связан с клиникой Кливленда, жертвовал ей деньги, построил в Кливленде хоспис, в городе у него были друзья, но он не мог вернуться туда, ибо это было просто опасно. И Леброн и компания не помогли снять это проклятие.
«Это было печально, мне очень жаль. Я оставляю сердце и душу в Кливленде. Но, откровенно говоря, всё сводится к одной причине: у меня нет выбора», — сказал он после принятия решения.

Кевин Бирн говорит, что, в конце концов, принять решение о переезде его вынудила любовь всей его жизни – жена Пэт, которую называли «актрисой», некоторое время она работала в опере.
«Пэт неустанно говорила о переезде. Она была расстроена постоянными нападками на Арта со стороны прессы и политиков. Она говорила: «Арт, им просто наплевать. Им наплевать на то, сколько ты сделал для клиники Кливленда. Им плевать, что вы в восьмидесятые десять раз выходили в плей-офф. Ты должен встретиться с властями Балтимора. Пока Арт мог сопротивляться, он говорил: «Они всё равно найдут способ достать меня», но, в конце концов, он не выдержал, всё стало слишком личным. Он почувствовал, что должен сделать это», — так говорит Кевин Бирн.

В конце жизни он признал, что сделал это ради Пэт, с которой прожил вместе 43 года.

art-pat-1969

Бой с тенью превращается в историю любви.

Так и живут «Кливленд Браунс» между любовью и ненавистью, между светом и тенью, в лабиринте, из которого нет ни выхода, ни входа. А тут ещё и Роберт Гриффин травму получил.

3. «Миннесоты Вайкингс» — «Грин-Бэй Пэкерс». Горячий снег, или «He Did What?»

Первая встреча: 22 октября 1961 года. Победа «Пэкерс» 33-7
Общий баланс: 109 игр, 49 побед «Миннесоты», 58 – «Грин-Бэй».

Мы все знаем Эла Майклса, не так ли? Автора Miracle On The Ice. Правда, в то время мы сидели по другую сторону океана и экрана и слушали Николая Озерова, который говорил, что олимпийский турнир продолжается и всего доброго, товарищи.
Но Эл Майклс стал автором ещё одного всемирно известного афоризма, без которого невозможно представить мировой спорт.
Это случилось в ноябре 2000 года на «Лэмбо Филд». В конце игры между «Грин-Бэй» и «Миннесотой» при счёте 20-20 «Вайкингс» безуспешно пытались провести попытку фейкового филд-гола, но их пантер и холдер Митч Бергер бросил неаккуратный пас, и игра перешла в овертайм.
В овертайме Бретт Фарв бросил длинный пас на ресивера «Пэкерс» Антонио Фримена, но ресивер споткнулся и упал, а мяч попал в руки корнербека «Вайкс» Криса Дишмана. Так показалось. Но мяч ударился сначала в кисть руки Дишмана, потом в предплечье и упал то ли в бок, то ли на спину Фримена… «Инкомплит», — уже успел сказать Эл Майклс. Но тут Фримен схватил мяч, не дал ему скатиться на газон, вскочил и устремился к зачётной зоне соперников. «Тачдаун!», — воскликнул Эл Майклс, после того как ресивер пересёк заветную линию. И закричал: ««He Did What?»
Вот так этот один из самых диковинных приёмов в истории НФЛ выглядит на видео вместе с комментарием Эла Майклса:

https://www.youtube.com/watch?v=lQmyLLxRNcA

Райан Лонгвелл был кикером «Грин-Бэй» с 1997 по 2005 годы, после чего попал в «Миннесоту» и играл за неё с 2006 по 2011 годы. 1 ноября 2009 года Райан Лонгвелл в составе «Вайкингс» приехал в Грин-Бэй на игру регулярного сезона. Его товарищем по команде был… знаменитый Бретт Фарв, который проделал тот же маршрут.

Tampa Bay Buccaneers v Green Bay Packers

«Мы, как два капитана, стояли на 50-ярдовой линии в ожидании жеребьёвки, и весь стадион свистел в наш адрес. Мы просто стояли, смотрели друг на друга, впитывали этот свист, пытаясь понять уникальность момента, ведь всего несколько лет назад эти же самые люди пылко приветствовали нас», — рассказал Лонгвелл.

Ryan Longwell

Но смеётся тот, кто смеётся последним. В конечном итоге, Фарв и Лонгвелл посмеялись последними в тот день. Квотербек бросил четыре тачдауна, а кикер забил филд-гол и точно реализовал четыре попытки дополнительного очка. «Миннесота» выиграла 38-26.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.