В минувшую пятницу НСАА сообщила о важнейшем для студенческого футбола решении – все так называемые «лагеря-спутники» (satellite camps) запрещены. Проблему этого явления обсуждали весь минувший год.

Лагерем-спутником называют ситуацию, когда тренер студенческой команды отправляется поработать в качестве приглашенного специалиста в тренировочный лагерь какого-либо другого учебного заведения, как правило, находящегося на далеком расстоянии от основного места работы данного тренера.

Например, когда тренеры «Пенн Стэйт» (Пенсильвания) едут работать инструкторами в лагеря «Стетсона» (Флорида) и «Джорджии Стэйт» (Джорджия). Или когда тренерский штаб «Мичигана» совершает рейд по школам и маленьким колледжам на Юге, в Калифорнии и Детройте.

Что тут особенного, спросите вы? А дело все в том, что тренерам студенческих команд по правилам НСАА разрешено устраивать лагеря только в радиусе 50 миль от своего университета. Юридическая дыра в правилах позволяла им, однако, принимать участие в лагерях других учебных заведений в качестве приглашенных специалистов.

Помимо общих правил НСАА существуют еще правила конференций. И правила двух конференций – Атлантического побережья (ACC) и Юго-Восточной (SEC) – запрещают тренерам их команд вообще заниматься какой-либо футбольной деятельностью за пределами тех самых 50 миль от университета. В том числе, быть гостями в чужих лагерях.

Урбан Майер – тренер «Огайо Стэйт» – один из тех, кто жаждал запрета лагерей-спутников. Фото: Getty Images

Урбан Майер – тренер «Огайо Стэйт» – один из тех, кто жаждал запрета лагерей-спутников. Фото: Getty Images

Когда тренер солидного университета едет в школу или крохотный колледж и работает там, то он работает не абстрактно, а с молодыми талантливыми игроками. Он видит их в деле, он общается с ними, завязываются контакты. Фактически идет рекрутинг – отбор молодых футболистов для усиления твоей студенческой команды в будущем.

И складывается парадоксальная ситуация. Тренер «Мичигана», назовем его, например, Джим Харбо, едет работать в лагерь в школу Прэттвиля, штат Алабама, где знакомится с массой интересных молодых игроков. А в это время тренеры из университетов Алабамы и Оберна обязаны сидеть дома и скрежетать зубами от злости, потому что от Прэттвиля Таскалусу отделяет 90 миль, а Оберн – 70.

Проще говоря, кое-кто стал собирать яблоки на огороде соседа. Тем более, когда твой огород – лучший в стране. Так уж сложилось, что на юге США выше концентрация сильных молодых футболистов, поэтому та же «Алабама» заинтересована в том, чтобы никакие конкуренты не ошивались в районе Бирмингема. Территориальный принцип рекрутинга должен был стать чем-то вроде джентльменского соглашения. Вот только джентльменов на всех не хватило.

Дискуссии о лагерях-спутниках обострялись летом, потому что лето – самая горячая пора для официального и особенно неофициального рекрутинга. Вообще, этот процесс молодеет с каждым годом. Университеты предлагают стипендии ученикам 10-х и 11-х классов (учатся в США 12 классов), соответственно, школьники принимают решение о выборе того или иного колледжа все раньше.

Официально рекрутинговые встречи, оплачиваемые университетом, разрешены не раньше осени перед началом выпускного, 12-го класса футболиста. Многие юноши предпочитают самостоятельно оплачивать дорогу до летних лагерей тех или иных университетов еще летом. И здесь лагеря-спутники помогают игрокам познакомиться с нужными тренерами заранее. Нельзя напрямую зарегистрировать понравившегося тебе игрока-школьника в лагерь, но косвенно можно отрекомендовать ему посетить мероприятие. Таким образом, школьнику не потребуется далеко ехать и тратить много денег, при этом он получит информацию из первых (и очень заинтересованных) рук.

Так выглядят планы Джима Харбо по захвату страны

Так выглядят планы Джима Харбо по захвату страны

Термин «лагерь-спутник» ввел в лексикон главный тренер «Пенн Стэйт» Джеймс Франклин в 2014 году. А Джима Харбо мы вспомнили неслучайно. Именно специалист из «Мичигана» вывел дискуссию о подобных лагерях в ранг общенациональных, когда объявил о проведении турне, состоящим из 9 лагерей в 7 штатах США в июне 2015-го. У представителей Юго-Восточной конференции и Конференции Атлантического побережья, как это принято говорить, бомбануло.

Несмотря на шквал критики, «Мичиган» и другие команды из конференции Большой десятки (Big Ten) регулярно проводили лагеря-спутники в южных штатах, собирая для себя урожай. Их пиршество закончилось в пятницу – 10 голосами против 5 лагеря-спутники были запрещены. Атлантическое побережье и Юго-Восток выиграли гражданскую войну.

Вот только главными проигравшими в итоге окажутся не футбольные программы крупных университетов – у них и так не будет дефицита хороших игроков – а не самые раскрученные и известные молодые игроки. Расширение рекрутинговой сети повышало шансы игроков «второго плана» обратить на себя внимание, а заодно сэкономить деньги на поездках по стране.

Да, все команды теперь находятся в равных условиях, но фактически насильная феодализация института рекрутства в студенческом футболе бьет по интересам молодых игроков – то есть, тех самых лиц, чьи интересы НСАА как бы должна защищать.

По материалам ESPN, USA Today и Sports Illustrated

Читайте также: Корпорация монстров. Чем на самом деле занимается НСАА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.