Совсем недавно «Клемсон» и «Алабама» разыграли между собой звание чемпионов страны среди студенческих команд, и я крайне советую вам посмотреть эту игру, если вы этого ещё не сделали. Матч выдался действительно потрясающим, и не мудрено, что только за права на его трансляцию ESPN заплатила 470 миллионов долларов. Самим спортсменам, подарившим нам такую игру, из этих денег не досталось ни цента.

Однако, прежде чем критиковать НСАА как организацию, нужно, конечно же, хорошенько разобраться в том, чем она занимается, и что делает, а чего не делает. У болельщиков, не следящих пристально за университетским спортом в США, обычно складывается ложное впечатление, что НСАА — это просто студенческая спортивная лига, которая организует соревнования и развивает ведомые ей атлетические дисциплины — в общем, как НФЛ, но только для студентов. Но ничего не может быть дальше от правды.

НСАА не занимается непосредственной организацией соревнований, этим занимаются фактически независимые от них конференции (ассоциации университетов) и боулы (одноматчевые мероприятия, спонсируемые частными компаниями). НСАА не проводит тренировочных лагерей или обучения тренеров и спортсменов, НСАА даже не награждает лучших своих атлетов (все награды типа приза Хайсмана тоже определяются частными организациями — например, фондом Heisman Trust в данном случае). Да чего уж там, НСАА даже не определяет чемпиона страны среди студентов! Раньше это просто делалось по результатам опросов среди тренеров и журналистов, сейчас — посредством плей-офф-соревнования среди договорившихся об этом шести крупнейших боулов, у которого нет никаких санкций со стороны НСАА. Звание чемпиона Америки среди студенческих команд всю жизнь было и остаётся «неофициальным». Словом, НСАА не делает абсолютно ничего для… собственно, спорта.

А что же такое тогда НСАА и чем они занимаются? Эта организация занимается выработкой правил как непосредственных спортивных соревнований, так и взаимотношений между университетами и их спортивными программами. Но на практике большая часть их работы, конечно, становится контрольно-ревизионной по отношению к строжайшему этих правил соблюдению — актуальный мануал о том, что студентам можно, и чего нельзя, насчитывает 420 страниц.

Но со временем, как правила самого футбола, так и отношения между дивизионами и университетами всё больше и больше устаканиваются; а финансовые потоки, напротив, только растут. И фактически основной работой НСАА (по крайней мере, в отношении футбола) становится просто контроль за распределением денег между колледжами и другими участниками процесса, а также недопущением к ним студентов. Но никак не спортом!

На каких принципах построен студенческий спорт в США? В его основе лежит идея о том, чтобы дать талантливым атлетам шанс получить высшее образование, и что играют они не за деньги, а за свой диплом и своё будущее. Но так ли происходит на самом деле?

Фактически, университеты давно перестали даже делать вид, что дают своим атлетам полноценное высшее образование. При предоставлении спортивного гранта на обучение, студентов обычно сильно ограничивают в выборе конкретных факультетов и образовательных программ (разрешая зачисляться только в незаполненные), а также не пускают слушать курсы, которые они бы сами хотели — чего только стоит анекдотичный пример с университетом Северной Каролины, заставлявшим своих атлетов выбирать в качестве иностранного языка Суахили (несомненно, открывающего перед студентами такие широкие горизонты в будущем). Но дело заходит иногда и глубже — та же история со странным выбором иностранного языка футболистами UNC была лишь одним из сторонних фактов, обнаруженных при расследовании так называемых «курсов только на бумаге» — занятий, которые на самом деле не проводились, а только записывались в ведомости студентов-игроков футбольной и баскетбольной команд университета, для улучшения статистики об их успеваемости.

Иногда кажется, что даже не получая высшего образования, студенты, занимающиеся университетским спортом, получают хотя бы шанс попасть в профессионалы, но тут тоже не стоит забывать, что фактически этот шанс существует на бумаге. Только 1.6% игроков НСАА подписывают хотя бы один профессиональный футбольный контракт (многие из которых так и остаются в тренировочной команде и выбывают через несколько месяцев). То есть, шансы какого-то студента превратится когда-нибудь в игрока, например, «Майами Долфинс», примерно такие же, как его шансы превратится в настоящего дельфина.

Получается, что игроки университетских футбольных команд не получают практически ничего взамен риска для своего здоровья. Но что же они дают университетам?

Я уже говорил о цифрах в 470 миллионов долларов за трансляцию матча за титул университетского чемпиона. Для примера можно было бы так же вспомнить об 1 миллиарде долларов, который НСАА получает за права на трансляцию баскетбольного плей-офф «мартовского безумия», что сопоставимо с правами на трансляцию всех матчей плей-офф НФЛ. И это мы говорим только о правах на трансляции и даже не касаемся таких статей доходов, как продажа атрибутики или билетов. Но как НСАА, так и сами университеты не являются коммерческими организациями и не могут просто получать не облагаемый налогами доход, поэтому эти деньги остаются крутиться в системе и перераспределяться на совершенно странные нужды, такие как:

— Прямые выплаты университетам. Как всем поровну, так и тем, кто имел какое-то отношение к чемпионам. Например, все конференции, участники которых попали в футбольный плей-офф НСАА получат только за это по 6 миллионов долларов.

— Раздутые зарплаты тренерского штаба (в 42 штатах самым высокооплачиваемым государственным работником является тренер университетской футбольной или баскетбольной команды).

Спортивный зал. Университет Южной Калифорнии в Лос-Анджелесе. Фото: AP/Jae C. Hong

— Тренировочные комплексы, уровню роскоши которых завидуют даже профессионалы. Естественно, вся эта красота с отдельными тренажёрными залами, зонами отдыха, учебными классами и спа-салонами полностью закрыта не только от простых студентов, но обычно даже и от спортсменов других команд этого университета и принадлежит только футболистам.

Университет Западного Мичигана. Фото: USA Today

Университет Западного Мичигана. Фото: USA Today

— М-м-м… наклейки! Это звучит как шутка, но на самом деле очень симптоматично для описываемой проблемы — команды системы FBS (то есть, системы, в которую входят студенческие команды, имеющие право по итогам регулярного сезона попасть в боулы — Прим. ред.) тратят более 3 миллионов долларов в год на различные мотивирующие постеры и другие элементы полиграфического оформления своих комплексов. Университет Оберн, например, в 2011 году потратил на это 700 тысяч долларов.

Изображение: Kotaku.com

И при всех этих причудливых и ничем не оправданных тратах, в которые порой сложно даже поверить, самим футболистам нельзя выплатить и одного цента зарплаты. Да что там зарплаты! Официальное лицо университета не может даже угостить их (или абитуриентов во время рекрутинга в колледж) обедом или ужином — всё это строго карается НСАА как недопустимые формы вознаграждения атлетов. В конце концов, именно по этой причине мы и остались без видеоигр о колледж-футболе, когда к EA Sports был подан судебный иск о незаконном коммерческом использовании образов студентов.

Описав основные положения системы университетского спорта в целом, я бы хотел также рассказать о нескольких наиболее красочно характеризующих её конкретных случаях, чтобы представить её образ наиболее красочно:

Кайл Хардрик. Фото: Nick Oxford / The New York Times

Кайл Хардрик. Фото: Nick Oxford / The New York Times

— Кайл Хардрик, член футбольной и баскетбольной команд университета Оклахомы, потерял свой образовательный грант, когда был отчислен из команды, порвав мениск. Он не только пожертвовал своим здоровьем ради того, чего в итоге не получил (диплома о высшем образовании), но также загнал свою семью в долги, оказавшись вынужденным самостоятельно оплачивать свою операцию и лечение.

— Тренер линии защиты университета Южной Калифорнии Тош Лупои был наказан за то, что оплатил репетитора одному из абитуриентов, чтобы помочь ему попасть в этот университет — да-да, даже помогать молодым людям получать знания является нарушением политики НСАА.

— Университет Небраска был оштрафован за то, что купил своим футболистам учебников и других канцтоваров на 28 тысяч долларов, которые НСАА не посчитала необходимыми для учебного процесса.

— При расследовании бонусов, которые игрокам университета Майами выплачивал осуждённый финансовый махинатор Невин Шапиро, НСАА не только оплачивала его адвоката во время суда, но также заплатила самому Шапиро за предоставление обличающих студентов документов. Иначе говоря, ради того, чтобы во что бы то ни стало осудить своих же спортсменов, ассоциация пошла даже на сотрудничество с осуждённым преступником и платила ему.

И это всё лишь примеры, недолгий поиск в интернете выдаст вам огромное количество и других, не менее поучительных историй о том, что из себя представляет мир современного колледж-футбола. Мир эксплуатации и бесплатной рабочей силы, которая приносит другим людям миллиарды долларов, получая взамен лишь какую-то надежду на свою практически несбыточную мечту…

Но всё это не вина парней на поле. И лично я всё равно очень люблю университетский футбол, никогда не перестану быть его огромным поклонником и вам очень сильно советую попробовать приобщиться к этой игре. Таких эмоций, такого драйва и отдачи вы никогда не увидите в игре профессионалов, они просто завораживают, заставляя прилипнуть к экрану.

А то, какая несправедливость творится в это время по отношению к самим спортсменам, которые дарят нам это зрелище — просто контекст, о котором хочется, чтобы люди знали и помнили, когда будут пересматривать тот захватывающий финал между «Клемсоном» и «Алабамой».

https://www.youtube.com/watch?v=A8xg_CFcAec

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.