Пусть его усилий не хватило, чтобы обыграть «Пэкерс» в прошлое воскресенье, но прогресс Кирка Казинса в 2015 году определенно заслуживает внимания. «Редскинс» вышли в плей-офф, а столица США в один голос скандирует: «Вам понравилось?!» при каждом позитивном действии команды на поле – это впечатляет. Но в результатах Казинса в этом сезоне (по окончании которого он стал свободным агентом) есть нечто еще более впечатляющее. Неожиданно он сумел победить свою главную слабость и превратить ее в ключевое преимущество, в корне изменив представление о себе, как о квотербеке.

До этого сезона у Казинса был один очевидный недостаток: он бросал перехваты. Много перехватов. 19 из первых 407 его пасовых попыток на профессиональном уровне закончились перехватами (процент перехватов – 4,7) в эпоху, когда квотербеки бросают мяч соперникам значительно реже, чем раньше. Данные Pro-football-reference.com, проиндексированные с учетом особенностей футбола в то или иное время, показывают, что в первые три сезона своей карьеры Казинс бросал перехваты чаще, чем любой другой квотербек в истории НФЛ. Индекс перехватов среднестатистического квотербека – 100, Казинс с результатом 66 занимает последнее место по этому показателю сразу за Райаном Лифом. Даже если вы ничего не понимаете в статистике, последнее место в списке и показатели хуже, чем у Райна Лифа, говорят сами за себя. Он играл плохо.

И в первых шести матчах этого сезона Казинс был очень похож на того квотербека. Он чередовал неплохие игры с невнятными провалами. Он бросил по два перехвата в четырех играх из шести, и процент перехватов достиг 3,5 (8 из 228 попыток). Лучше, чем в прошлые годы, но достаточно уныло, чтобы поставить под вопрос профессиональное будущее квотербека.

До седьмой недели этого сезона характерной чертой Казинса была его склонность к перехватам. Но все внезапно изменилось. Jim Rogash/Getty Images

Но вдруг облака рассеялись над головой Казинса, и он увидел свет. Он вытащил свою команду со дна и привел ее к потрясающей волевой победе над «Баккэнирс», завершившейся его знаменитым выкриком, и больше никогда не оглядывался назад. В следующих десяти играх, Казинс бросил 315 пасов, только три из которых были перехвачены. На этом промежутке он показал второй результат в лиге – один процент перехваченных передач, уступив только Тайроду Тейлору. В целом за сезон его рейтинг перехватов составляет впечатляющие 2,0 процента. Индекс перехватов PFR Казинса составил 108 – после трех сезонов, в которых он бросал перехваты чаще, чем кто-либо в истории лиги, в 2015 году Казинс оказался выше среднего уровня.

Его история примечательна именно этим кардинальным улучшением. Если Казинс продолжит в том же духе, он наверняка станет звездным квотербеком, и есть причины думать, что так и будет. За предыдущие три регулярных сезона Казинс бросил всего 407 пасов, следовательно, есть вероятность, что он мог играть ниже своего реального уровня. Следовательно, если Казинс будет получать больше игрового времени, возможно, улучшения в его игре будут постоянными и устойчивыми.

С другой стороны, неудачная игра Казинса на протяжении первой 681 пасовой попытки может быть более показательна, чем сумасшедший прорыв в последних 315. Правда, естественно, где-то посередине, но середина в данном случае очень широкая. И если реальный уровень Казинса ближе к его ранней модели, вероятно, он станет квотербеком с проблемой перехватов, балансирующим на грани стартового состава, своеобразной версией Джея Катлера или Илая Мэннинга для бедных. Если же он ближе к тому, что мы видели в последнее время, Казинс – это франчайз-квотербек, оставшийся свободным агентом в 27 лет, чего не случалось с момента выхода на рынок Дрю Бриза в 2006-м году.

В этом межсезонье определится будущее Казинса, и, судя по всему, кому-то придется раскошелиться. Но главное в его истории то, что он в корне изменил представление о себе и своей игре. Он взял свою главную слабость – многолетнюю дыру в его собственной игре – и превратил ее в силу. Это замечательный и беспрецедентный случай.

И это интересное поле для размышлений. Если получилось у Казинса, может получиться и у других. На эту тему я и решил сегодня поразмышлять: давайте посмотрим на игроков лиги, у которых есть очевидные проблемы с профессиональными навыками, и подумаем, как будет развиваться их карьера, если они найдут способ избавиться от ключевых проблем в собственной игре. Мы не будем обращать внимания на объективно неисправимые вещи: нельзя сделать Даррена Спролза двухметровым или подарить Эдди Лэйси метаболизм спринтера. Нет, мы сфокусируемся на футбольных навыках, в которых игрокам иногда удается сделать качественный рывок вперед, как получилось у Казинса в этом сезоне.

И начнем мы с его соседа по дивизиону НФК Восток – квотербека, которому еще только предстоит побороться с его главной профессиональной проблемой.

Сэм Брэдфорд, «Иглз»

Проблема: редкие и неэффективные дальние передачи

Вот уже несколько лет Брэфорд не может, как следует, бросить мяч далеко убежавшим ресиверам. Рейтинг квотербека Брэдфорда при длинных передачах (более 16-ти ярдов по воздуху) за последние пять лет – 70,5. Это 24-й результат среди 29-ти участвующих квотербеков. Весьма посредственно, особенно учитывая тот факт, что Брэдфорд бросает длинные передачи крайне редко – всего 15,3 процента его передач попадают в эту категорию, что соответствует 28-му месту из 29-ти. Реже длинные передачи бросает только Алекс Смит, при том, что эффективность квотербека «Чифс» при коротких и средних передачах значительно выше, чем у его коллеги.

Сэм Брэдфорд отлично бросает короткие передачи, но точно бросить мяч на несколько десятков ярдов ему пока не под силу. AP Photo/Brandon Wade

Длинные передачи были главной печалью первого номера драфта 2010 года в «Сент-Луисе», и в «Филадельфии» эта проблема никуда не исчезла. Подписывая Брэдфорда, Чип Келли делал серьезную ставку на то, что он сможет разобраться с проблемами распасовщика «Рэмс», и эта ставка могла стоить ему работы. Нетрудно себе представить, как соперники «Филадельфии», понимая, что длинных пасов Брэдфорда можно не бояться, расставляли своих дифенсив-бэков поближе к линии скриммиджа. Если бы Брэдфорд был способен бросать длинные передачи, возможно, «Иглз» проще давалась бы выносная игра. А если бы «Иглз» проще давалась выносная игра, возможно, переход Демарко Мюррея не выглядел бы столь нелепо. А если бы Брэдфорд и Мюррей выглядели стоящими приобретениями, возможно, Келли все еще тренировал бы «Филли».

Неизвестно, где окажется Брэдфорд в следующем сезоне, но если он, наконец, научится отдавать точные длинные передачи и будет делать это немного чаще, его будущее может измениться кардинальным образом.

Джереми Хилл, «Бенгалс»

Проблема: фамблы

Должно быть, он до сих пор чувствует себя ужасно после недавнего поражения от «Стилерз» в первом раунде плей-офф: Хилл выронил мяч в конце четвертой четверти и дал «Питтсбургу» шанс победить в игре, которая казалась абсолютно безнадежной для них. Но проблемы с цепкостью у Хилла были и до этой решающей потери. За первые два регулярных сезона в лиге Хилл терял мяч семь раз в 487-и попытках. Больше всех в лиге с 2014 года.

По проценту фамблов за попытку Хилл занимает третье место среди игроков, которые касались мяча не менее 350 раз с 2014 года. Он уступает только Адриану Питерсону и Джойку Беллу, для которых потери мяча не имеют столь критического значения: Питерсон умудряется быть лидером команды и отлично выглядеть, несмотря на количество фамблов, а Белл толком ничего не показывает, даже когда мяч держится у него в руках. Хилл не похож ни на одного из этих парней.

Умение как следует прикрывать мяч сделает из него мощного бегущего, способного набирать десятки ярдов, прорываясь сквозь линию обороны и ускоряясь в коридорах. Если же он этому не научится, «Бенгалс» не смогут полагаться на Хилла в решающие моменты, не понимая, чего от него ждать. В это воскресенье у команды не было выбора: Джио Бернард чуть раньше покинул поле с сотрясением. Но если Хилл хочет стать профессиональным раннинбеком, пришло время менять свои привычки.

Эрик Эброн, «Лайонс»

Проблема: непойманные передачи

Эброн уже сейчас в крайне сложном положении: «Лайонс», очевидно, жалеют, что выбрали его под общим десятым номером на драфте 2014 года. Конечно, все мы сильны рассуждать задним числом, но первый раунд того драфта был действительно очень богат на таланты, так что недовольство поклонников «Лайонс» вполне понятно: уже потерявший свое место генеральный менеджер Мартин Мэйхем предпочел проблемного тайт-энда талантливым ребятам вроде Одэлла Бекхэма и Аарона Доналда. Из-за травм Эброн пропустил практически весь первый сезон, да и во втором он не отличался богатырским здоровьем, хотя временами и показывал вспышки того нечеловеческого атлетизма, за который «Лайонс» выбрали его в первом раунде.

Эрик Эброн обладает почти идеальным для тайт-энда телосложением и атлетизмом. А если бы он еще ловил мячи… Raj Mehta/USA TODAY Sports

В чем проблема? Он роняет мяч. Он очень часто роняет мяч. За эти два сезона Эброн не смог удержать в руках 11 из 117 пасов, брошенных ему Мэтью Стаффордом. Таким образом, процент потерь – 9,4. Ни один ресивер, выходивший на поле в каждом из последних двух сезонов, даже близко не подобрался к показателям Эброна. Нет ни одного ресивера с рейтингом больше девяти процентов, более того, никто, кроме Эброна, не смог перевалить даже за восемь. Ближайший преследователь – ресивер «Пэтриотс» Джулиан Эдельман, уронивший 7,4 процента передач. Возможно, фанаты «Лайонс» никогда не смирятся с тем, что команда выбрала Эброна вместо Бэкхема, но он определенно должен повысить уровень собственной надежности, чтобы занять достойное место в атаке команды, где в 2016 году уже может не быть Келвина Джонсона.

Потери Эброна еще удивительнее, с учетом того что у него двадцатипятисантиметровые кисти рук (для сравнения, такого же размера, как у Бэкхема), и в колледже он был известен именно впечатляющей ловлей мяча одной рукой. Так что это просто проблема концентрации.

Деррик Морган, «Тайтенс»

Проблема: добраться до квотербека

Все сходятся во мнении: Морган должен быть отличным пас-рашером. Посмотрите записи его игры, и вы увидите атлетичного защитника, способного уничтожать лайнменов противника. Морган отлично показал себя при игре против выноса, особенно в качестве дифенсив-энда в схеме 4-3 до того, как «Теннеси» поменяли свои схемы. Он постоянно находился в числе кандидатов, которые вот-вот должны совершить впечатляющий прорыв и стать новыми звездными пас-рашерами.

Но этого так и не произошло. Сменялись схемы игры и координаторы защиты, но даже сейчас, подписав свой второй контракт, по-настоящему опасным защитником Морган так и не стал. Он не оказывает постоянного нервирующего давления на квотербеков соперника, с которого часто начинается успех пас-рашеров, а его показатели остаются довольно низкими. Лучший результат за шесть лет – 6,5 сэков за сезон. В 2015-м он начал с 4,5 сэков в первых четырех матчах, но в следующих шести не смог сделать ни одного и, наконец, выбыл до конца сезона с разрывом суставной губы плеча. У Моргана есть талант, но сможет ли он добиться продуктивности и стабильности до сих пор непонятно.

Брэндон Браунер, «Сэйнтс»

Проблема: нарушения

Никто в лиге не может сравниться с ним в умении получать флаги. С момента возвращения (после годового отстранения в 2014 году) Браунер единственный игрок в лиге, совершающий более одного нарушения за игру. Вообще говоря, он ушел далеко вперед. Браунер получил 39 флагов в 25 играх, то есть среднее значение чуть больше, чем 1,5 флага за игру. У делящих второе место дифенсив-энда «Биллс» Джерри Хагса и оффенсив-тэкла «Рэмс» Грега Робинсона по 27 флагов в 32 играх. В среднем – 0,8 нарушения за игру. У Браунера почти в два раза больше.

Эти проблемы были у него не всегда. За три сезона в «Сихокс» Браунер совершил 33 нарушения в 36 играх. По-прежнему один из худших результатов в лиге, но разница между ним и остальными не была настолько разительной, как после ухода из «Сиэтла». Сейчас он выглядит просто ужасно: слишком большой для корнербека, он не успевает за быстрыми ресиверами и не может уследить и повторить смены направлений менее габаритных игроков. И, в отличие от нарушений оффенсив-лайнменов, которые чаще всего стоят команде всего пяти ярдов, практически все флаги Браунера приносят соперникам «Сэйнтс» первые дауны. Если бы количество его нарушений было ниже среднего в лиге, мы могли бы смотреть на Браунера, как на атлетичного корнербека, способного закрыть многих современных слоноподобных ресиверов. Но вместо этого он превратился в одно из главных атакующих орудий в лиге, в машину по зарабатыванию первых даунов, по непонятным причинам числящуюся в защите «Сэйнтс».

Хавьер Родес, «Вайкингс»

Проблема: отсутствие перехватов

Родес – еще один корнербек со склонностью к нарушению правил, но он достаточно эффективен в схемах Майка Зиммера, чтобы «Вайкингс» могли смириться с его ошибками. Ценность Родеса могла бы значительно возрасти, если бы он научился иногда перехватывать передачи. За три сезона в лиге, корнербек, выбранный в первом раунде драфта, встал на пути 34-х передач, выбивая мяч в небо, выбрасывая его за пределы поля или просто мешая ресиверу принять пас. Единственный корнербек, помешавший за это время большему количеству передач – Джонатан Джозеф («Хьюстон Тексанс»). В сторону Родеса бросают довольно часто, но он с этим справляется.

С чем он не справляется – это перехваты. За все это время Родес перехватил всего два паса, набрав при этом ноль ярдов. Пусть это очень грубая оценка, но остальные корнербеки лиги, помешавшие за это время более чем 25-и пасам, перехватывали около 24-х процентов из них. То есть, Родес должен был перехватить восемь из этих 34-х пасов. А он перехватил два. Талантливые корнербеки, часто совершают качественные скачки (вспомнить хотя бы прорыв Карлоса Роджерса в 2011 году в «Сан-Франциско»), но они так же часто остаются недооцененными из-за отсутствия зрелищных моментов. Пока карьера Родеса движется именно по этому сценарию.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: ESPN

Понравился материал? Поддержите сайт.