Только что завершились 3 часа 50 минут футбольного матча под проливным дождем. Но горячий душ может и подождать.

В раздевалке «Пантер» по-прежнему шумно. Один из ресиверов, Филли Браун, продолжает что-то бурно обсуждать со своим квотербеком. Если прислушаться, речь идет о качестве его пасов. В овертайме хозяева разыграли комбинацию «6», Ньютон сделал высокую передачу через центр поля, где мяч мог поймать только Браун. В результате «Пантерз» заработали 23 ярда.

«Попал в десятку, – кричит Браун. – Прямо в яблочко!»

«Ты был похож на меня, когда поймал этот мяч», — отвечает Ньютон, имея в виду, что Брауну при росте 180 см пришлось высоко подпрыгнуть, чтобы поймать эту передачу. Его усмешка при этом выглядит так, будто он получил от удачного паса удовольствие, которого прежде не испытывал.

Победа в овертайме над «Индианаполисом» со счетом 29:26 позволила «Каролине» улучшить свои турнирные показатели до 7-0 – неизведанная территория как для молодого клуба, который существует на карте НФЛ лишь 20 лет, так и для самого 26-летнего квотербека. Спустя пять лет после того, как его выбрали на драфте-2011 под общим первым номером, похоже, что Ньютон оправдывает возложенные на него ожидания. Наконец-то он перешел ту грань, которая отделяет вчерашнего студента с однолетним опытом в NCAA, одержавшего победу в национальном чемпионате в значительной степени благодаря своим физическим данным, от дирижера атаки в НФЛ, который руководит действиями партнеров словно умудренный опытом ветеран, часто назначая розыгрыши у линии скриммиджа в рамках гибкой системы нападения «ноу-хадл».

«Развитие нашей атаки – в значительной степени эволюция самого Кэма», — полагает главный тренер «Пантер» Рон Ривера.

Самому Ньютону, похоже, нет никакого дела до таких возвышенных понятий как «эволюция», «взросление» или «совершеннолетие» — возможно, для него это лишь напоминание о том, что он должен был сделать, чтобы выйти на свой нынешний уровень. Но как без этих слов сформулировать его историю?

Всего 11 месяцев назад, после того как «Пантерз» проиграли шесть матчей подряд, их турнирные показатели выглядели печально: 3-8-1. Вот тогда-то Ривера совместно с координатором нападения Майком Шулой решили испробовать систему ноу-хадл – не сколько ради того, чтобы ускорить игру, а скорее чтобы Ньютон мог быстрее добираться до линии скриммиджа, разобраться в защите соперника и выбрать наилучшее решение. Теперь на счету команды из Северной Каролины 11 побед подряд в регулярном чемпионате – самая длинная действующая серия в НФЛ. За последние пять лет привести свою команду к десяти победам кряду и более смогли лишь такие корифеи, как Пейтон Мэннинг, Том Брэди и Аарон Роджерс.

При этом, по своей манере игры Ньютон не похож ни на одного из перечисленных коллег по ремеслу, да и вообще ни на кого из квотербеков, которые когда-либо выступали на уровне НФЛ. В нынешнем сезоне он сделал менее 55% комплитов, заработал 11 тачдаунов при 8 перехватах – весьма средние показатели. Однако рассматривать его действия с чисто статистической точки зрения было бы некорректно. Вспомним лучше эпизод из упомянутой встречи с «Кольтс» в третьей четверти, когда в ситуации 3-и-6 защита «Инди» организовала двойной блиц. Развернувшись вокруг своей оси, Ньютон ушел от блицующих, затем перепрыгнул через игроков второй линии обороны и тем самым заработал 11 ярдов. Его действия в этом эпизоде более характерны для тайт-энда, чем для квотербека традиционного стиля. Тем не менее, несмотря на впечатляющие показатели «Пантер» и атлетизм их квотербека, Кэма по-прежнему преследует вопрос: действительно ли является он франчайз-квотербеком для своей команды?

В самом клубе отвечают на этот вопрос с уверенностью.

«Он хорош, как и все в этой лиге, – говорит Браун. – Ни на секунду не сомневаюсь в том, что его имя должно быть упомянуто при выборе MVP, учитывая все то, что он делает для команды. Мы все за него».

Фото Grant Halverson/Getty Images

Фото Grant Halverson/Getty Images

Едва ли можно сказать, что действия на футбольном поле Кэма делают игру суперзрелищной, однако в нем есть кое-что другое. Вспомним его реакцию на собственный восьмиярдовый пас на Брауна в четвертой четверти, приведший к тачдауну.

Для Риверы этот момент бы примечателен решением, которое его квотербек принял в последний момент перед снэпом. Однако для 74-тысячной толпы, заполнившей «Бэнк оф Америка Стэдиум», главным в этом моменте было то, что произошло уже после розыгрыша.

Ньютон направился в зачетную зону соперника для празднования тачдауна и в традиционном стиле подпрыгнул, врезавшись своими 111 кг/196 см в Брауна, который позже заметил, что Кэм для этого великоват: «Да он просто монстр, нельзя ему больше позволять так делать».

После этого Ньютон забрал у Брауна мяч и передал его двум юным болельщикам в первом ряду, на каждом из которых были футболки с его номером. На этом представление не закончилось: Кэм исполнил импровизированный танец, отблагодарил небеса жестом указательного пальца, изобразил бросок мяча в прыжке. Затем пробежал через весь стадион на противоположный конец поля, где снял шлем и жестами поприветствовал трибуны, вызвав новый всплеск ответной реакции.

Именно этот эпизод наглядно показывает, почему люди готовы платить деньги за билеты лишь ради одного Ньютона.

«Вот за это я его люблю, – неожиданно признается тренер квотербеков команды, сам ранее выступавший на этой позиции в «Майами Харрикейнз» Кен Дорси. – Он не хочет казаться тем, кем на самом деле не является. Думаю, за это его и уважают».

Однако эта же прямолинейность делает Ньютона мишенью для критики. Он с преувеличенной эпатажностью празднует первые дауны, изображает разрыв футболки в стиле супермена после тачдаунов. Даже номер «1» на его игровой форме некоторые воспринимают критически. В начале его карьеры, когда «Пантеры» регулярно проигрывали, все эмоции Кэма были написаны у него на лице, благодаря чему за ним быстро закрепилась репутация неудачника.

Этой весной, вскоре после того как его команда не сумела преодолеть дивизионный раунд плей-офф второй год подряд, Ньютон всколыхнул общественное мнение, заявив в одном из телеинтверью: «Я пытаюсь стать тем, кем до меня еще никто не был… Ни в ком еще не было столько талантов».

Безграничная вера Ньютона в самого себя – одна из причин, по которой его команда пока обходится без поражений, несмотря на обстоятельства, в том числе, потерю основного ресивера Келвина Бенджамина из-за надрыва ахиллова сухожилия во время тренинг-кемпа, потерю главной звезды в защите команды Люка Кикли на три матча (сотрясение мозга), а также вынужденные перестроения в о-лайн из-за травм двух основных игроков.

Стойкость команды подтвердилась и в понедельник, когда «Пантеры» не расклеились после того, как «Инди» отыграли 17 очков и перевели встречу в овертайм. В начале дополнительного времени Ньютон сделал отличную передачу в направлении Теда Гинна, перед которым было чистое пространство на пути к энд-зоун. Однако ресивер выронил мяч и запорол момент. А что же Кэм? Через два розыгрыша он снова бросил мяч в сторону Гинна, и тот не подвел – удачный прием на 12 ярдов. Вскоре хозяева поля забили филд-гол, который позволил им продолжить игру и впоследствии одержать победу.

«Даже после того как «Кольтс» забили филд-гол в овертайме, у нас не было пораженческих настроений. Я даже не могу этого объяснить. Мы верили в Кэма. Он сам верит в себя, и все в команде это видят. Мы играем в том же ключе, как и наш квотербек», — объясняет ресивер-ветеран Джеррико Котчери.

Возможно, у самого Кэма Ньютона действительно есть причина утверждать, что «никто еще не был тем, кем он пытается стать». Однако когда подобный комплимент в его адрес делает главный тренер «Гри-Бэй Пэкерс» Майк Маккарти, это звучит совсем по-другому. «Не знаю, есть ли в лиге другой квотербек, который делает все то же самое», — сказал Маккарти журналистам из Шарлотт на пресс-конференции в преддверии воскресного матча между двумя лучшими клубами НФК.

Координаторы защиты других команд ненавидят Ньютона за двойную угрозу, которая исходит от его рук и ног, хотя в свое время стремление сделать на поле слишком многое порой выходило «боком» для Кэма. Бывший фуллбек «Сиэтла» Майкл Робинсон, в настоящее время работающий в качестве аналитика на канале NFL Network, вспоминает, как его команда готовилась к встречам с «Каролиной» Ньютона. По словам Робинсона, команда из Шарлотт действовала в атаке слишком предсказуемо: «После трех или четырех розыгрышей мы уже знали, что «Пантеры» и Кэм Ньютон будут делать дальше».

Однако в 2015 году ситуация изменилась, и ключевым моментом в значительной степени стала победа «Пантерз» на 6-й игровой неделе, как раз над «Сиэтлом». До того момента Ньютон и его команда потерпели от «Сихокс» — законодателей мод в современной НФЛ — четыре поражения кряду. В первой половине встречи Кэм бросил два перехвата, и к началу 4-й четверти «Пантеры» отставали на 9 очков. Однако в концовке Ньютон организовал два подряд драйва в зачетную зону соперника и привел «Каролину» к очередной победе.

Фото Mike Ehrmann/Getty Images

Фото Mike Ehrmann/Getty Images

«Кэм Ньютон – лучший игрок «Пантер», их альфа и омега, их «всё», — отмечает Робинсон. – В этом году он научился справляться с ошибками, допущенными в начале игр, и вообще не допускает оплошностей в критических ситуациях. Думаю, в нем что-то поменялось, он преодолел стадию подросткового возраста, будто наконец-то повзрослел в межсезонье. Мы должны осознать, что теперь он по-футбольному взрослый человек».

Ранние годы карьеры Ньютона Рон Ривера называет «периодом благодати и обучения», когда Кэм привыкал к новой системе после обычного спред-нападения образца своей университетской команды. Тренер считает, что его квотербек перешел своего рода Рубикон в выездном матче против «Майами» в сезоне 2013 года (третьем для Кэма в НФЛ). В 4-й четверти упомянутой игры «Пантерз» уступали с разницей в 3 очка, однако Ньютон успел организовать победный драйв в режиме «ноу-хадл», по ходу которого реализовал «4-и-10». На последней минуте гости заработали решающий тачдаун и вырвали победу.

Этот эпизод доказал тренерскому штабу «Каролины», что Ньютон способен брать на себя дополнительную ответственность в игре. В преддверии сезона-2014 было принято решение внести изменения в систему нападения, дав квотербеку больше возможностей для контроля розыгрышей. Но тут вмешались травмы. Кэм перенес операцию на лодыжке и пропустил весеннюю подготовительную программу, затем сломал ребро во время «предсезонки» и даже был вынужден пропустить матч открытия регулярного чемпионата. Из-за травм своего основного квотербека «Пантерз» пришлось подписать контракт с Джо Уэббом – другим мобильным разыгрывающим, который мог адаптироваться к новой схеме, пока Ньютон восстанавливался после операции.

В итоге большую часть «регулярки»-2014 Ривера охарактеризует как «потерянный сезон». Однако в начале декабря, когда в активе «Каролины» значилось 3 победы при 1 ничьей и 8 поражениях, тренеры решили дать шанс схеме «ноу-хадл». Это не было полной копией нынешнего стиля «Филадельфии», но тем не менее позволило Ньютону распознавать намерения защиты из формации «шотган», зачастую не начиная розыгрыши до истечения положенных 25 секунд. По оценкам Риверы, в около 70 процентах снэпов Ньютон может сам назначать комбинации. Координатор нападения Майк Шула отправляет на поле сочетание игроков и дает несколько вариантов розыгрыша, а затем Ньютон вносит последние настройки и определяет положение для своих ключевых партнеров по нападению, подсказывает, кто и куда должен двигаться и выбирает розыгрыш, который, по его мнению, имеет максимальный шанс на успех с учетом построения защиты.

«Это очень похоже на типичные комбинации с участием Пейтона Мэннинга в плане выхода из «шотгана», взгляда на защиту соперника и принятие решения», — говорит Ривера.

Во время одного из драйвов в 4-й четверти матча с «Сиэтлом» на шестой неделе между полевыми игроками и тренерским штабом «Пантерз» произошло непонимание. Со скамейки поступило указание выпустить на поле новую формацию, когда Ньютон неожиданно поднял руку и дал тренерам знак «стоп», который он обычно использует в качестве жеста «хорошо, я понял». После этого Ривера через наушники услышал следующую сентенцию от своего ассистента: «Что он делает?… Ок, хорошо… Он собирается…. Да, он сделал это…Ок, он сделал это!» Дело в том, что Ньютон расставил игроков на поле именно так, как хотел Шула, выбрал розыгрыш, который собирался назначить Шула, и в итоге заработал первый даун.

«Все проходит через него. Вся наша атака работает так, как того хочет Кэм», — поясняет фуллбек Майк Толберт.

Вернемся к моменту с тачдауном на Брауна в матче с «Индианаполисом» — тем самым тачдауном, который Ньютон отпраздновал на обоих концах поля. Необходимо отметить, что непосредственно перед розыгрышем Кэм внес изменения в расстановку у линии скриммиджа. Первоначально была назначена комбинация через левый фланг атаки, но, когда игроки выстроились у линии, квотербек заметил, что в глубине поля нет ни одного сэйфти, и немедленно сделал жест своим ресиверам, чтобы те рассредоточились по ширине поля, тем самым давая больше возможностей для паса. В итоге, как мы уже знаем, передача Кэма нашла Брауна, практически одного на правом фланге зачетной зоны.

В другом эпизоде, который можно считать ключевым в игре, Ньютон принял еще одно важное решение по розыгрышу, основываясь на том, что он увидел в расстановке защиты.

После того как Кикли в овертайме сделал перехват, «Пантерам» требовалось набрать около пяти ярдов, чтобы их кикер Грэм Гано получил возможность для решающего филд-гола. Ньютон понимал, что «Кольтс», скорее всего, в подобной ситуации применят персональное прикрытие, но хотел в этом убедиться. Он сделал жест Котчери, чтобы тот сделал движение налево и назад. Ди-бек соперников последовал за Котчери, тем самым подтвердив, что «Инди» действительно будут действовать «по игроку», что позволило Котчери и Ньютону найти брешь в обороне и заработать необходимые пять ярдов. Вскоре Гано удачно пробил филд-гол с 52 ярдов.

Насколько комфортно чувствует себя Ньютон в «ноу-хадл» нападении?

Самая сложная часть подобной системы – это синхронные действия всех её участников и организация их взаимодействия с помощью жестов, избегая при этом ошибок. Главное преимущество состоит в возможности варьировать атакующие действия, дожидаясь момента, когда защита покажет свои намерения, а затем применить наилучшую комбинацию с учетом построения соперника. Процент комлплитов Ньютона, может, и не находится на уровне лучших квотербеков лиги, однако самым важным статистическим показателем являются набранные очки, и тут у «Пантер» все в порядке: четвертое место по очкам в нападении в среднем за игру. Выше – лишь «Нью-Ингленд», «Аризона» и «Цинциннати».

«Если он будет продолжать в том же духе, его будет тяжело остановить. Это мое честное мнение, — заявляет Котчери. – Учитывая, как тренерский штаб совершенствует игру в нападении, оно будет неудержимым. Многие команды, играющие «ноу-хадл», имеют ограниченный набор комбинаций, но у нас другой случай. Какова бы ни была ситуация в игре, мы чувствуем, что все под контролем».

Впрочем, карьеры игроков в футболе далеко не всегда вписываются в рамки чистых и прекрасных историй. Расцвет Ньютона на футбольном поле совпал с парой малоприятных эпизодов, не имеющих отношения к игре.

Ривера прекрасно помнит, как 11 месяцев назад он навещал Ньютона в больнице после аварии с участием двух машин, в результате которой внедорожник Кэма, двигавшегося в направлении стадиона, взлетел в воздух и перевернулся. К счастью, фатальных последствий удалось избежать, и Ньютон отделался двумя незначительными переломами костей поясницы. Квотербек был выведен из строя на неделю, но сам он был потрясен тем, насколько хуже могли бы быть последствия.

cam-newton-carolina-panthers-car-accident-650

«Он посмотрел на меня и сказал: «Все дело в возможностях и шансах, и я только что получил очередной шанс», — вспоминает Ривера. – Это была очень глубокая мысль».

Полгода спустя Ньютон подписал со своим клубом новый пятилетний контракт на сумму более 100 млн. долларов. Самому ему это обеспечило финансовую безопасность, для «Пантер» же эта сделка была долгосрочной инвестицией, сопряженной с рисками.

Болельщики «Каролины» вздрагивают, затаив дыхание, каждый раз, когда их квотербек принимает на себя очередной удар, и не только они. Как обычно, в нынешнем сезоне Ньютон много бегает: на его счету уже 64 выноса в общей сложности на 286 ярдов. При сохранении такого темпа Кэм вполне может обновить личные рекорды. Угроза, которую он представляет собой в качестве «бегающего» квотербека – основа наиболее обманчивого (для соперников) и плодотворного выносного нападения в лиге. При этом Ньютон сам бегает с мячом даже больше, чем того хотелось бы Ривере, – следствие того, что ресиверам «Пантер», далеко не элитным по меркам НФЛ, нечасто удается обмануть оппонентов в условиях плотной опеки. Но именно это качество делает Кэма особенным.

«Он опасен, это слово лучше всего характеризует его. Может, он и не способен бросать 70% комплитов в каждой игре. Он будет промахиваться, поздно реагировать, пропускать блицы. Но одновременно он умеет заставить блицующих промахиваться и может убежать на 30 ярдов. Его способность импровизировать, продолжать розыгрыши, самостоятельно вынося мяч – это всегда головная боль для защиты и её координаторов, которым приходится просиживать допоздна (изучая игру Ньютона). Это нивелирует его недостатки. Если ему чего-то и не хватает в пасовой игре, он компенсирует это способностью продлевать розыгрыши своими ногами», — заключает бывший квотербек Рич Гэннон, в настоящее время комментатор на канале CBS.

Игра Кэма в нынешнем сезоне хорошо подходит под понятие «шаг вперед», и ему еще предстоит сделать следующие. Впереди – два матча с «Атлантой», в которых, вероятнее всего, определится победитель дивизиона. Уже на этой неделе «Пантер» ждет домашняя игра с «Грин-Бэй», которая вполне может повлиять на преимущество своего поля в сетке плей-офф. Но в долгосрочной перспективе для Кэма есть лишь один способ подтвердить делом свою уверенность в собственных силах.

«Возможно, он выразился не лучшим образом, но по сути он прав: мы раньше не видели таких квотербеков. Их не было. Поэтому нужно, чтобы этот парень выиграл Супербоул», — заключает Робинсон.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: SI

Понравился материал? Поддержите сайт.