Игра Павла Максимишина стала одним из немногих светлых пятен в прошедшем для ярославских «Рэбелс» сезоне. В новом году раннинбек, вошедший, по версии First & Goal, в пятерку лучших на своей позиции, вернется в почти родную ему Нижегородскую область. В том числе для того, чтобы попробовать осуществить свою давнюю мечту — попасть в национальную команду. С нее мы и начали разговор. Сборная к этому моменту еще не успела сыграть с Норвегией.

«ДВОРОВЫЕ ЗАБЕГИ» НИ К ЧЕМУ ХОРОШЕМУ НЕ ПРИВЕДУТ»

— Какие впечатления оставил матч против Польши? Наверняка же смотрел.

— Смотрел, конечно. Было некое ощущение, что меня там не хватало. Не знаю, правда, насколько бы я там помог или, наоборот, помешал. Из-за погоды нападение двигалось не очень бодро. Пасовое нападение в целом не порадовало — только Виктор Бут пару раз здорово поймал.

— Раз было чувство, что не хватало, лучше могли сыграть и бегущие сборной?

— На картинке всегда кажется все чуть по-другому. Как будто медленно или как будто не в ту сторону. Непонятное что-то происходило. Запомнился только один вынос на 10+ ярдов Павла Хорошилова. Ну и скрэмблы Антона Багаутдинова.

— Ты неплохо выступил в прошлом сезоне, вошел в символическую сборную сезона по версии First & Goal. Почему не получилось с национальной командой?

— Думаю, меня не взяли в сборную, потому что консультантом «Рэбелс» был Василий Добряков.

— Поясни, почему это не плюс?

— Он меня просматривал не только на сборах сборной, но и в играх за Ярославль. А там я иногда откровенно лажал. Были некоторые моменты, где мне до сих пор сложно объяснить, зачем я это делал. То бежал не туда, то комбинации ломал, беря ответственность на себя. Иногда получалось, иногда нет.

MG_8578-900x600

— Это издержки плейколлинга или желания самому лучше сделать?

— Линия нападения фактически мгновенно пропускала ди-лайнменов. Как только я получал мяч, то оказывался перед тремя защитниками. Приходилось убегать, хотя было наставление Василия Евгеньевича: врезаться в них и набирать ярды уже после контакта. Или хотя бы в минус не уходить.

— Я правильно понимаю, что в новом сезоне у тебя будет новая линия?

— Да. В «Рэбелс» я не остаюсь. Возвращаюсь в Нижний к «Мустангам», которые пока не дотягивают до того, чтобы выступать в чемпионате России. Но мы контактируем с «Рэйдерс 52», чтобы сделать некую сборную Нижегородской области. Ведется диалог, и сейчас мы ближе именно к такому варианту.

— Лидер «Рэйдерс 52» Кирилл Завьялов не так давно говорил, что есть определенные проблемы договориться с теми же «Бронкос» на тему объединения…

— Хорошо общаюсь с некоторыми игроками «Бронкос». Мне кажется, сумею их убедить играть в сборной, сыграть на хорошем уровне, что-то показать. «Рэйдерс 52», как мы видим, и самостоятельно выходит в плей-офф. А если их подкрепить несколькими сильными принимающими из «Бронкос», линейными из «Мустангов», бегущим — имею в виду себя — можно набрать глубокий полноценный состав. И не будет такого, что конец сезона на кривой ноге доигрывают 15 человек.

— Все упирается сейчас технически в позицию представителей «Бронкос»?

— Не совсем так. Если они не захотят, будут договариваться между собой две команды. Ничего страшного. Но я сомневаюсь, что ребята не захотят поиграть на более высоком уровне. Все-таки «дворовые забеги» ни к чему хорошему не приведут.

Когда «Бронкос» участвовали в чемпионате России год назад, ничего интересного там не было: «влетали» каждый матч 0-60, 0-70. В принципе, что-то похожее было в этом сезоне с «Рэбелс», но у Ярославля немного другая ситуация, там свой путь. С ними поработал Добряков, они отработали схемы и комбинации и стали сильнее за счет выступления в премьер-дивизионе. «Бронкос» же в прошлом глобальных дивидендов не получили. Как команда лучше они не стали. Сейчас там команды по сути нет: кого-то забрали в армию, кто-то ушел к нам.

— В предсезонной анкете «Бронкос» указывалось, что ставка делается на молодежь.

— Слышал, что много студентов из Водной академии, если не ошибаюсь. По записям матчей запомнился разве что один африканец: бегает быстро, захватывает хорошо.

«БУТ — ЧЕЛОВЕК-ЗАГАДКА. КАК ОН ЭТО ДЕЛАЕТ, НЕПОНЯТНО»

— Твоя персональная мотивация отыграть этот сезон в «Рэбелс» в чем заключалась? Уровень команды ведь был очевиден еще тогда. Не проще ли было остаться в Нижнем и заявиться за «Рэйдерс 52»?

— Так как я раньше был в «Бронкос», у нас почему-то была некая холодная война с «Рэйдерс 52». А некоторые ребята из Ярославля свои первые шаги делали именно в «Бронкос». Сложились неплохие отношения между командами. Я написал письмо «Рэбелс», мне намекнули, что вряд ли получится, мол, состав уже есть. Но затем все же решили, что я им нужен. Более того, написали: «Бери тех ребят из Кстово, кто есть».

Broncos

Фото: Светлана Халявина

— И кто был?

— Несколько линейных и лайнбекер. Шесть человек в общей сложности.

— Что изменилось за год? С чего вдруг лично у тебя к «Рэйдерс 52» отношение потеплело?

— Повзрослел, наверное. А с той стороны и так были взрослые адекватные ребята. Да и раньше я был просто рядовым игроком. Сейчас же как представитель команды вышел на диалог с Завьяловым, нормально общаемся. «Рэйдерс 52» помогают нам с развитием. Когда просим, без проблем дают свое снаряжение.

На самом деле, в этом году была у меня возможность играть за «Рэйдерс 52». Кирилл предлагал, но где-то за неделю до этого предложения мы дали добро «Рэбелс».

— Не жалеешь?

— Нет. Хороший опыт. Пообщался с Василием Евгеньевичем, увидел воочию, как проходят нормальные тренировки. Но в новом году хочется уже за свою область играть.

— Как команда будет называться в случае объединения?

— Есть одно глобальное условие. Если состав в большинстве своем будет состоять из «Рэйдерс 52», название останется. Если же около половины — из других команд, то сборная Нижегородской области.

— Кто будет стоять над всем этим?

— Пока до этого в диалоге не доходили, ближе к сезону будет решаться. На днях у нас состоится скримидж (уже после интервью состоялся небольшой турнир в формате 8х8 с участием «Рэйдерс 52», «Бронкос» и «Мустанги» — Прим. ред.), после него тоже обсудим какие-то моменты.

— Что лучше: играть за свою область в менее сильном дивизионе или наоборот?

— Это две стороны одной медали. В премьер-дивизионе к тебе больше внимания, больше шанс, что тренеры тебя заметят, при правильном подходе — больший прогресс. Но результата командного, скорее всего, не будет. В менее статусном дивизионе ты играешь с более равными соперниками, проводишь больше матчей за сезон. В итоге, ты все равно выйдешь в плей-офф на те же самые команды из премьер-дивизиона.

Я бы, кстати, не сказал, что в дивизионе «Волга» слабые команды. «Витязь» я смотрел отрывками в прошлом сезоне — вполне хорошая команда, которая спокойно может и в премьер-дивизионе играть. У «Спартанцев» приличная команда, близкая к такому же уровню.

Rebels

Фото: Светлана Халявина

— «Черный Шторм» усиливается легионерами в очередной раз…

— Этой команде нужна глобальная перестройка. Посмотрим, что выйдет с легионерами. Если, как в 2013 году, влить кучу денег, понятно, что они будут выигрывать. Возможно, это плюс для новичков, которые будут обучаться. Но в целом для российского футбола приглашение сторонних игроков… Это как в соккере с бразильцами. Побыли лет пять у нас, уехали, а сборная России как была в одном месте, так и осталась там.

— Уже знаешь, с кем будешь бороться за место в составе в новом сезоне?

— В «Рэйдерс 52» есть несколько ребят, но вряд ли про них можно сказать — вау, бежит просто супер!

— Кто сильнейший бегущий страны?

— Сложно назвать кого-то одного, кто принципиально бы выделялся.

— Старожилы говорят, что Евгений Чехов в начале века в юниорах был на голову сильнее всех.

— Не видел, к сожалению, его в деле. Когда я только пришел в футбол, равнялся на Кирилла Завьялова, смотрел за его игрой, что-то брал от него. Сейчас такого человека, пожалуй, нет. Точнее, есть, но он не бегущий — Виктор Бут. Он просто везде, человек-загадка — как он это делает, непонятно.

«В СЕНТЯБРЕ ПЕРЕНЕС ОПЕРАЦИЮ НА РУКЕ»

— «Рэбелс» здорово организовывали и освещали матчи, но какой-то баланс между медийкой и качеством игры должен же быть?

— Когда счет 0-73, как с «Патриотами», понятно, что не хватало баланса.

Мне больше всего понравились матчи с питерскими командами. У них был довольно умный подход — не выбивали последнее из нас, а заносили, скажем, три тачдауна и выпускали второй состав. Давали и нам поиграть, и свою победу не выпускали, и их резервисты практику получали. Играли чисто, тактически грамотно. Собственно, поэтому «Грифоны» и выиграли чемпионат.

Я удивился, когда в последнем матче регулярки «Патриоты» выпустили против нас основного ресивера (Александра Хохлова — Прим. ред.), и тот получил травму. Зачем вообще это было делать?! Ребят, вы не с той командой играете, которая вынуждает что-то доказывать! «Патриоты» отыграли достойно, но зачем было бросать главные силы, непонятно.

«Рэбелс» были самой слабой командой премьер-дивизиона. Но во многих матчах не покидало ощущение, что можем сделать больше. С теми же «Грифонами» — наш предпоследний матч — играли в принципе на равных. Они могли потом, конечно, говорить, что экономили силы, но счет — на табло. С «Северным Легионом» игра запомнилась тем, что я занес тачдаун. Но после этого мы рассыпались. Буквально вся команда поплыла.

June 20, 2015 / Yaroslavl, Russia / Rebels defense stopping the rush near the endzone / © First&Goal (firstandgoal.ru) / Yuriy Marin

June 20, 2015 / Yaroslavl, Russia / Rebels defense stopping the rush near the endzone / © First&Goal (firstandgoal.ru) / Yuriy Marin

С медийной точки зрения «Рэбелс» показали себя лучше всех в стране. Даже Василий Евгеньевич после первого домашнего матча сказал: «Я видел такое только один раз, но это было сделано за очень большую сумму, а сейчас вы сделали все сами при минимальных затратах». Ребята хорошо скооперировались, в Ярославле очень много активных людей. Причем, это не два-три человека, а больше десятка. Они следят за соцсетями, организаторскими делами во время игр, красят поле до пяти часов утра.

— Это все люди из числа игроков «Рэбелс»?

— Да. Плюс девушки из флаг-футбола, черлидеры, юниоры. Они называют себя «Рэбелс Фэмили» и, по сути, и являются одной большой семьей. Надеюсь, когда-нибудь такое произойдет и в других регионах, когда люди объединятся и будут думать об общей задаче. Такого я нигде не видел. На голом энтузиазме 30 человек идут и делают свое дело.

— Что ждет «Рэбелс» на поле без Добрякова и Максимишина?

— Сверхъестественного чего-то от «Рэбелс» в новом сезоне не жду. И не сказал бы, что я являлся ключевой фигурой. Таким был и остается Артем Поляков. Он и организатор, и ловец, и жнец. Тачдаун с «Грифонами» поймал, доказав, что может творить вещи и на поле, параллельно с реформами в футболе.

Я, когда приходил в «Рэбелс», на самом деле, и места-то в основе не имел. Начал выходить только потому, что Артем Егоров был травмирован. Когда играли в Питере против «Грифонов» на старте сезона, во второй половине матча я появился на поле как основной ресивер.

— Ресивер?

— Так решил Василий Евгеньевич. Как игрок, представлявший малочисленную команду, раньше я играл везде. В нападении — и бегущим, и принимающим, и тайт-эндом. В защите — сейфти, корнербеком, лайнбекером. Даже ди-эндом, что нравилось, хотя габаритов, конечно, не хватало. Раньше баскетболом занимался, поэтому мячи ловить тоже умею.

— Формально Василий Добряков был консультантом команды. В чем его функции выражались на практике?

— У «Рэбелс» был набор комбинаций, свой плейбук — на мой взгляд, очень даже неплохой. Василий Евгеньевич его немного видоизменял, что-то убирал, что-то дополнял с точки зрения теории. А по факту — первую половину матча с «Грифонами» мы играли по плейбуку «Рэбелс», вторую — по плейбуку Добрякова. Он сказал: «Забудьте о том, что мы только что делали. Сейчас мы играем эти несколько комбинаций из этой формации». И вторую половину, если помните, мы сыграли 0-0. Да, там против нас был второй состав, скорее всего. Но результат говорит сам за себя.

— Плейбук касался только нападения или и защиты тоже?

— Защиту Добряков тоже менял. Но это делать все-таки сложнее. Если в нападении определил, кто куда бежит, все относительно понятно и доступно, то защита нарабатывается тренировками.

Я тоже выходил в защите, в той самой игре против «Северного Легиона». Тут же сделал перехват, но самое обидное, что в трансляции его толком не показали. Поймал на одну руку, упал на спину, перекувыркнулся — хорошая была ловля, но на картинке ее по сути не видно.

— Философия Добрякова в нападении — быстрый релиз, короткий пас. Какие требования предъявлялись ранинбекам?

— Набирать ярды, все стандартно. Для него хороший бегущий — это тот, который еще может и поймать мяч. Слот-ресивер и бегущий образуют некоего универсального игрока, который мог бы и маршрут пробежать, и блок на защите паса поставить. Я собственно и был таким игроком в «Рэбелс».

— Персональная задача номер один остается прежней — пробиться в сборную?

— С прошлого года безумно хочется попробовать себя. Я тогда играл за «Бронкос» против «Патриотов». Так получилось, что у нас на матч не поехал основной квотербек, а его сменщик был не совсем здоров и его сломали во втором же розыгрыше. Я особо на позиции разыгрывающего не тренировался, но всегда грезил о ней. Как, наверное, и все мы (улыбается). В общем, вышел, заработала вдруг связка с Ильей Макаровым, которого я хорошо знаю. Когда же я понимал, что кинуть не могу, просто набирал 10-20 ярдов ногами. Так прошло довольно много розыгрышей, получалось убегать от линейных и лайнбекеров. После матча подошел к Артему Карапетяну, он мне сказал: «Круто бегаешь. В следующем году будет сборная, замолвлю за тебя словечко».

Увы, сходу не получилось. Надеюсь, повезет, в следующем году.

Broncos vs raiders

— На Кубке России за «Рэбелс» ты уже не играл?

— В сентябре сделали операцию на руке. Была старая травма. Сращивали кость, сейчас хожу с гипсом.

— Каково готовиться к сезону с переломом?

— Да нормально. За зиму все заживет и будет в рабочем состоянии. В защите, в принципе, уже и сейчас можно играть. А так реабилитация — до полугода, до сезона успею восстановиться.

«МАЛЫШЕВ НЕ ВЫПОЛНИЛ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПЕРЕД «МУСТАНГАМИ»

— У тебя довольно необычная биография. Родился в Германии, вырос в российской глубинке. Чаще все наоборот.

— Отец был военным. Служил в Германии, где стояли союзные войска. Я там родился. Потом переехали на Дальний Восток, под Благовещенск, оттуда — в Воронежскую область. И только затем в Нижегородскую область.

— Футбол появился на каком этапе всех этих перемещений?

— Уже в Нижнем. Одна девушка рассказала, что наши общие знакомые занимаются футболом, дала мне номер тренера — Николая Нестерова. На следующий день я уже был на тренировке. Первый месяц вообще не понимал, что происходит, в чем суть. Хотел уйти, но девушка посоветовала потерпеть, осмотреться. Постепенно начал вникать и пошло-поехало.

Первая моя игра была с «Черным Штормом». Выступал за «Рэйдерс 52», тогда еще «Бронкос» не существовало. Вышел буквально на пару розыгрышей в конце. А первой полноценной игрой стал выезд в Казань к «Моторам» (уже в составе «Бронкос»), где я действовал на позиции бегущего и сэйфти. Сделал перехват, пробежал все поле, но за три ярда до зачетной зоны меня завалили. Следствие неопытности — не смотрел назад. В тот момент тачдаун мог повлиять на дальнейший ход игры. Нас поехало 14 игроков всего, с учетом этого сыграли, считаю, неплохо. Крупно уступили, но все были довольны. Кроме тренера (смеется).

Raiders. Кубок Витовта Великого, Минск 2011г

— В области две команды, которые знают более или менее все. Но ты еще подтягиваешь третью.

— Я главный тренер и один из руководителей кстовских «Мустангов». Организаторскими делами у нас в основном занимается Юрий Коновалов, президент Ассоциации силовых видов спорта Нижегородской области. На поле он линейный защиты, в прошлом сезоне тоже выступал за «Рэбелс». Он знает многих людей из администрации, ему в этом плане легче. А именно командой занимаюсь я. Принципиальные решения принимаем сообща с Юрием.

— Какие задачи стоят перед «Мустангами» в принципе? Неужели рассчитываете на чемпионат России?

— Более чем уверен, что команда дорастет до этого уровня. Пока задача — собрать хороший состав и продвигать футбол в области и Нижнем Новгороде. В этом году набрать людей не получилось, потому что не было игр. А не было игр потому, что элементарно не было формы.

— На дворе 2015 год. В чем проблема достать форму?

— Мы ее заказали. У Александра Малышева из «Брюинс». Он пять месяцев тянул, в итоге вернул деньги, и мы распрощались. Это очень сильно повлияло на развитие команды в конкретном сезоне. Мы должны были 27 июня играть на большом мероприятии в Кстово, быть венцом местной программы. Но из-за того, что не было формы, пришлось отказаться. Это ударило по рекламе команды. Мы не смогли себя нормально представить, как следствие — администрация стала к нам чуть прохладнее относиться.

— «Брюинс» в новом сезоне будут играть в чемпионате России. Возможно, встретятся и с «Рэйдерс 52»…

— Особой мотивации что-то доказать не будет. Это же не игровой какой-то случай. Просто человек не выполнил свои обязательства. Только кормил обещаниями. Осадок остался, что не смогли сыграть в этом сезоне только из-за формы.

Колхоза на поле не хотелось. Надо ведь зацепить зрителей и новых игроков. Нужна не только красивая игра, но и форма, и группа поддержки. У последних, кстати, и так все хорошо получается.

— Количественно игроков хватит заявиться в какой-то турнир?

— Так, чтобы выступать, скажем, несколько недель — не хватит. Сейчас остался костяк, который говорит: «Мы до конца, будем играть». Это больше всего мотивирует. Мыслей закрыть команду не было, но подобный стимул всегда нужен.

— Быть «до конца» с командой и выступать за другой клуб в чемпионате России – насколько реально это совмещать?

— Лучше что-то, чем ничего. Это игровая практика…

— …Но не для всех же?

— Практически для всех. По крайней мере, я надеюсь на это. Уровень позволяет замахнуться, ребята прогрессируют. Выступление за сборную области — это практика, это куча новой информации, которую можно превратить в опыт, знания и умения. Прямо сейчас возможности отдельно заявиться нет, не потянем ни финансово, ни кадрами. Выходить 12-13 игроками — это несерьезно.

Mustangs Тренировка

— Будут ли готовы «Рэйдерс 52» и «Бронкос» к тому, что через год, когда вы встанете на ноги наберетесь опыта, ваши пути разойдутся и выступать придется вновь по отдельности?

— Это в любом случае пробный проект. Если все будет успешно, можно будет совмещать. Скажем, в чемпионате России будет играть сборная Нижегородской области. А в местных турнирах — Кубке Нижегородской области, Кубке Поволжья — уже отдельные клубы.

«ЛЭЙСИ НЕ ХУЖЕ ЛИНЧА»

— Любимая команда в НФЛ имеется?

— «Грин-Бэй Пэкерс». В 2011 году я пришел в футбол, первая тренировка была 20 января. А уже 7 февраля — Супербоул. Не знал, кто там будет играть. Увидел интервью Роджерса и Ротлисбергера. Приглянулась манера игры первого, в Супербоуле болел за него и его команду, которая и победила. С тех пор смотрю каждый их матч.

— Что скажешь об Эдди Лэйси?

— Считаю, что он как минимум не хуже Маршона Линча. Маршон — танк. А Лэйси может и удариться, и оббежать. Жаль, что Джорди Нельсон выбыл…

— Несмотря на это, команда идет 4-0, как тебе вообще старт сезона?

— Думаю, не меньше, чем 12-4 закончим. Первое место в дивизионе, плей-офф, Супербоул. Если объективно смотреть, как минимум, до финала конференции «Упаковщики» должны доходить. А там — дальше. Ну, не «Пэтриотс» же второй раз подряд побеждать в Супербоуле! А больше реальных претендентов, помимо «Грин-Бэй», пока не вижу.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.