Наш ближайший соперник – сборная Норвегии – не относится к числу сильнейших команд в Европе. Два года назад норвежцы перезапустили программу национальной сборной, а главным тренером был назначен Йорген Йохансон. До мистера Йохансона нам удалось дозвониться вчера между тренировками – норвежская команда коротала часы до поездки в Санкт-Петербург в тренировочном лагере.

«Если игроки перестанут платить взносы, то все развалится»

– Как настроение перед игрой?

– Мы с большим интересом ждем важный матч. Сейчас наша команда находится в тренировочном лагере. Дорабатываем отдельные моменты и приводим себя в полную готовность.

– Насколько длительным у вас выходит сбор перед игрой в Санкт-Петербурге?

– Мы приехали вчера, останемся здесь сегодня, а завтра выдвинемся в Санкт-Петербург. То есть, в этот раз лагерь двухдневный. Еще один короткий лагерь у нас был в сентябре. Но костяк команды периодически собирается по лагерям в течение двух последних лет.

– Финансируются ли тренировочные лагеря федерацией, или же за все платят футболисты?

– Всего понемногу. Федерация оплачивает дорогу, питание и нужды тренерского штаба. В общем, какую-то часть они берут на себя, но большая часть оплаты ложится на игроков.

– Насколько вообще велика государственная поддержка американского футбола в Норвегии?

– Клубы не получают никакой финансовой помощи. Во всяком случае, не со стороны федерации. Клубы получают небольшую помощь от правительственных спортивных организаций. Но там совсем немного. Саму федерацию (офис и работников) спонсирует Национальная спортивная ассоциация, а также футболисты и клубы, которые платят за лицензию и право участия в соревнованиях.

Американский футбол – не олимпийский вид спорта, поэтому он не получает такой поддержки в Норвегии, как другие виды спорта. Все команды – любительские, ни у одной нет владельца-бизнесмена или чего-то подобного. Команды пытаются зарабатывать, получая какие-то местные гранты. Но в целом, все примерно так же, как и в России, если исходить из ваших рассказов.

– Насколько хорошо у норвежских клубов получается зарабатывать самим?

– Зависит от команды. У каких-то клубов выходит неплохо, но мы все равно говорим о мизерных суммах. Иногда команду поддерживают местные власти, потому что у нее есть юношеская секция, или если ты играешь в высшем дивизионе и наносишь логотип фирмы на униформу, то можешь заработать. Но на это нельзя содержать клуб. Если игроки перестанут делать взносы, то все развалится.

– А нет ли в Норвегии какой-либо связи между клубами из одного города, но из разных видов спорта?

– Нет, таких связей нет. Бывают связи между клубами по американскому футболу из разных городов. Например, когда одна команда выступает фарм-клубом по отношению к другой, и так далее.

«Игроков из американских колледжей бессмысленно приглашать в сборную»

– Норвежские журналисты рассказали нам, что пару лет назад норвежская национальная команда пережила «перезапуск». Что означает этот термин? Была выработана какая-то новая стратегия?

– Ну, в последний раз мы выступали в соревновании европейского уровня в 2007 году. После этого команды у нас, по сути, не было. И 2 года назад мы приняли решение организовать процесс по-другому. Мы хотели не просто собраться в лагерь, выбрать состав и сыграть матч, а разработать программу функционирования национальной сборной.

Когда я стал главным тренером, одним из моих приоритетов была возможность проводить тренировочные лагеря сборной, даже если нам не нужно было готовиться к какой-то конкретной игре. Должна быть возможность отбирать лучших игроков, прогонять их через систему игры сборной, и так далее. Все время иметь возможность смотреть на них как на игроков сборной и периодически выдергивать из клубного сезона на такие вот сборы.

Не могу сказать, что у нас было много лагерей, но где-то 2-3 раза в год удается собираться.

– Вы начинали свой тренерский путь в клубе «Кристиансанн Гладиаторс». Сейчас вы еще как-то вовлечены в работу с ними?

– Я тренирую юношескую команду до 15 лет. Вообще, я отошел от клубной работы в 2010-м. Но в этом году решил тренировать мальчишек. Понял, что накопил знаний, которые хочу вложить в молодых игроков.

– В сборной не встает вопрос о вашей связи с «Гладиаторс» и возможном фаворитизме игроков из родного клуба?

– Думаю, нет. В составе сборной у нас есть игроки «Кристиансанн», которых я тренировал, когда они были еще совсем молодыми. Десять-пятнадцать лет назад я тренировал, в основном, игроков не старше 18 лет. А со взрослыми футболистами на клубном уровне я не работал уже несколько лет. Да и потом, в составе сборной не так уж много игроков «Гладиаторс», так что не вижу проблемы.

– В составе сборной также нет легионеров. Норвежские футболисты не выступают в других странах?

– Да, действительно, сейчас наши игроки не выступают за команды из Европы. Раньше выступали. Зато сейчас нам проще следить за игроками в рамках нашей программы. Конечно, у нас есть игроки, которые выступают за университетские команды в Соединенных Штатах, но их бессмысленно приглашать в сборную, поскольку это противоречит условиям обучения и стипендии, и много других обстоятельств, с этим связанных.

Фото: Max Emanuelson

Фото: Max Emanuelson

– То есть, отсутствие легионеров – это не тренерский выбор, а просто так сложилась ситуация?

– Да, можно назвать это совпадением, потому что в прошлом таких игроков хватало. А в последние пару лет как-то не сложилось.

«Плей-офф в норвежском чемпионате очень интересный»

– Можно ли назвать норвежский клубный чемпионат ровным, или в нем есть доминирующие команды? В России, например, есть две команды, которые находятся на ступень выше, чем все остальные.

– Я бы сказал, что 6 клубов из высшего дивизиона примерно равны. Затем у нас есть 15 команд во втором дивизионе, и 2 лучших из них могли бы дать бой кому-то из топ-6. Если подумать, то я бы сказал, что есть где-то 5 лидирующих команд, 2-4 близких к ним по уровню, а дальше все остальные.

– То есть, интриги в чемпионате хватает?

– Последние 3 года все было на тоненького, и нет команды, которая могла бы рассчитывать выиграть все. Плей-офф очень интересный.

– Самой северной командой России являются «Айсберги» из города Мурманск. В Норвегии есть команда из Тромсё, которая находится еще севернее. Они полгода тренируются по колено в снегу и в полной темноте?

– (смеется) Во многих смыслах, нам в Норвегии повезло – нашу страну, правительство и социальную систему я бы назвал обеспеченными. Это значит, что мы можем позволить себе во многих городах строить крытые стадионы, что в свою очередь позволяет тренироваться в помещении. В Тромсё как раз такой крытый стадион.

Вообще же команда из Тромсё играла только во втором дивизионе, и скорее всего они вылетят в третий. Это их второй сезон как команды вообще, поэтому много рассказать по ним не смогу.

– А много в Норвегии полей для гридайрона или команды тренируются на полях для соккера?

– И так, и так. Я бы сказал, что сейчас в Норвегии есть где-то 7-8 полей, размеченных для гридайрона и американского футбола, где есть и правильные ворота, и разметка, и так далее. Но их также часто размечают и для соккера, так что приходится делиться. Но некоторые команды, конечно, играют на соккерных полях и им приходится использовать краску или какой-то другой способ нанести разметку.

– У вас поля размечаются специально под американский футбол? Или, может быть, как у нас, для регби?

– Нет, регби у нас, наверное, еще менее популярен, чем американский футбол.

– А газоны, в основном, синтетические? Или есть натуральные поля?

– Есть и те, и другие. В основном, команды играют на синтетике, но некоторые играют на траве. Еще бывают варианты с тренировочным полем. Как раз у нас в «Кристиансанне» так было, что тренировочное поле размечено под гридайрон, и там проводили игры наша молодежная и женская команды. А мужская взрослая команда играла на старом соккерном стадионе. Так было лучше с точки зрения зрительского интереса.

– Сейчас в лагере вы тренируетесь на синтетике?

– Да, конечно, ведь нам в субботу предстоит играть на искусственном покрытии. Если бы в Санкт-Петербурге предстояло играть на траве, то нашли бы тренировочное поле с натуральным покрытием.

«Надо стремиться приглашать зарубежных тренеров, а не игроков»

– Можете сравнить футбол в Норвегии и национальную сборную Норвегии с соседями по Скандинавии?

– Без сомнения, в Скандинавии лучшими командами были и остаются Швеция и Финляндия. Между ними идет равная борьба, они вот только что сыграли товарищеский матч, и Финляндия победила, если не ошибаюсь, то ли 13-10, то ли 16-13, как-то так. Это вершина скандинавского футбола.

Дания сильно прибавляет на юношеском уровне. И со временем они будут прогрессировать на взрослом уровне. Но сейчас я бы назвал их третьим номером. Норвегия на данном этапе отстает от всех трех команд. Как на уровне клубов, так и на уровне сборной.

– Сайт American Football International на днях выложил рейтинг европейских национальных сборных.

– Да, я видел краем глаза.

– Россия и Норвегия в этом рейтинге расположились во втором десятке. Вы согласны с такой позицией?

– Если считать по странам в Европе, то, безусловно, на вершине Швеция, Финляндия, Австрия, Германия и Франция. После них можно назвать Великобританию, Данию, Италию – это сборные с богатыми традициями. А дальше открытая конкуренция. Голландцы, швейцарцы, бельгийцы, поляки, русские, норвежцы, израильтяне, испанцы – вот все эти команды собери в один турнир, и получишь массу захватывающих игр.

Еще сербы с чехословаками. Может быть, сербы и посильнее, сейчас мы увидим это по итогам матчей. Топовая семерка понятна, а дальше неизвестно.

– Норвежские клубы проводят международные матчи?

– Вообще да, но не в последние годы. Главная причина – это, конечно, финансы, поскольку ездить в Европу на игры стоит дорого. Другая причина заключается в том, что высший дивизион в Норвегии увеличился и стал более конкурентоспособным. Все больше команд приглашают американских футболистов и американских тренеров, и уровень игры в нашем высшем дивизионе серьезно подрос. Возможно, в норвежских командах поняли, что необязательно ездить в Европу, чтобы сыграть в интересном матче.

Несколько лет назад, когда в Норвегии были 1-2 сильных команды, которые привозили американцев, тогда они ездили играть в Европу, поскольку конкуренция внутри страны им казалась неинтересной.

Фото: Max Emanuelson

Фото: Max Emanuelson

– А на ваш взгляд тренера национальной сборной, легионеры во внутреннем чемпионате – это хорошо или плохо? Для России это сейчас тоже горячая тема.

– Я думаю, что это горячая тема для многих футболистов и тренеров по всей Европе. Скажу так: приглашение футболистов извне может сослужить как хорошую службу для развития футбола в стране, так и плохую.

Хорошую, потому что норвежские игроки получат ощущение игры с сильными футболистами. Это потрясающее ощущение игры с теми, кто мыслит и действует на поле на другом уровне. Ты привыкаешь, адаптируешься и учишься играть быстрее.

К сожалению, очень сложно закрепить этот опыт надолго. Обратная сторона приглашения легионеров заключается в том, что при низком финансировании клубов, возможно, слишком много денег тратится на легионеров и слишком мало – на обучение тренеров, приглашение тренеров и развитие молодежи.

У меня нет однозначного ответа. Я знаю, что это палка о двух концах. Но если говорить о личном мнении, то, по-моему, в первую очередь надо стремиться приглашать зарубежных тренеров, а не игроков.

«Первое впечатление о сопернике из России? Далеко ехать!»

– Расскажите о вашей игре против университета Лютера. Как вообще был организован матч?

–  Этот колледж уже посещал Норвегию очень давно. Тогда они играли с одной из лучших норвежских команд – «Осло Вайкингс». Они также входят в программу по обмену, которую организовал один джентльмен из Америки. По-моему, она называется Global Football. Они организуют поездки в Европу для колледжей из, преимущественно, третьего дивизиона. Игроки сами оплачивают дорогу в Европу. А у этого колледжа Лютер сильные скандинавские корни, учитывая, где он расположен, и что его в свое время основали эмигранты из Скандинавии.

Это был первый матч для нашей команды в том виде, в котором она сейчас существует. Для многих игроков это был первый опыт игры за сборную. Нам недоставало нескольких ключевых игроков, а также мы пытались опробовать новые вещи. В итоге, мы получили соперника, который доминировал в матче, они набрали сорок с чем-то очков, а мы не набрали ни одного.

Одна из главных причин такого результата – они были очень хорошо сыгранными. Они хорошо друг друга понимали, потому что играли бок о бок круглый год. Что же касается национальной сборной, то здесь основная задача – это сделать так, чтобы 11 игроков на поле действовали синхронно. Потому как времени на большое количество тренировок просто нет. И мы это ощутили в матче против американской команды.

– В национальных сборных иногда используют модель игры лучшего клуба страны, в которую просто вписывают лучших игроков из других клубов. А кто-то использует полностью свою систему. Вы какой методики придерживаетесь?

– У нас команда состоит из игроков и тренеров разных команд. У нас своя система.

– Каким было ваше первое впечатление, когда вы узнали, что придется играть с Россией?

– Мое первое впечатление – далеко ехать. И что нам это влетит в копеечку. Мы ведь могли сыграть с кем-то типа Нидерландов или Бельгии, или с другой командой, до которой проще добираться. И еще одно из первых впечатлений – это то, что про вашу команду мало что известно. Вы ведь не участвовали в международных соревнованиях долгое время, а про клубную систему в футбольном сообществе пишут очень редко и мало. Так что, знак вопроса и долгий путь.

– Наконец, три причины, по которым ваша команда должна одержать победу в этой игре?

– Самое главное для нас – это правильно исполнять то, что разрабатывалось на тренировках, а также быть верными своему стилю игры. Я думаю, что обе команды примерно одного уровня, поэтому победителем станет тот, кто больше этого захочет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.