Леонид Анциферов, менеджер проектов («Аризона Кардиналс»):

^3E9E6DDD26829FC34DE952192E580309F9F3719A5F825A932C^pimgpsh_fullsize_distr

— Американский футбол начал наступление на меня в 2011 году сразу по всем фронтам. Одни друзья начали его активно смотреть, другие начали активно играть. Я решил не отставать ни от тех, ни от других: пришел на тренировку в «Айсберги» и погрузился в мир НФЛ. Однажды я выделил вечер на просмотр одного матча. Методом тыка по видеозаписям Вконтакте был найден Супербоул между «Аризоной» и «Питсбургом». Естественно, я не знал ни результатов, ни игроков, ни предыстории. По ходу просмотра симпатии как-то сами собой смещались в сторону красных, а не желтых. Сложно это объяснить. Просто так сложилось. А эмоции в концовке того матча окончательно впечатали логотип «Кардиналс» в душу. Просмотр других команд не зацепил даже на 10% от этого.

Первое время казалось, что сделанный по зову сердца выбор был очень удачным: у команды крутой квотербек, звезда-принимающий, отличный тренер, новый стадион. Команда играет в плей-офф, в конце-то концов! Следующим шагом стал поиск и просмотр самой свежей игры. Тут-то меня и настигла суровая реальность. Как говорится, я никогда так не ошибался. К тому времени Курт Уорнер уже успел стать жертвой «баунтигейта» и закончить карьеру, распасовщиками были Кевин Колб и Джон Скелтон (если вы недавно смотрите НФЛ, то это примерно как Маллет и Хойер в «Хьюстоне», только хуже), Уизенхант оказался неспособен руководить командой без Уорнера, а «Аризона» имела славу провинциальной и никому не нужной за пределами штата команды, выходящей в плей-офф только по праздникам (к тому времени всего шесть раз за «эру Супербоулов»). Добро пожаловать в реальный мир, Нео.

Нынче простому болельщику «Аризоны» дышится куда проще, ведь уже сейчас понятно, что с назначением тандема Кейм – Эриенс франчайз сорвал джек-пот. Рычаг дернут, осталось только дождаться заветного стука монеток. Главное, чтобы ничего сломалось…

Вадим Борисов, обозреватель («Баффало Биллс»):

— Играли мы как-то с приятелем на уличной площадке в баскетбол. К нам подошли два парня в заправленных в брюки белых рубашках с короткими рукавами и задали нетипичный для провинции вопрос: «Ду ю спик инглиш?». Оказалось, что эти ребята (насколько я помню) были миссионерами-мормонами из Сан-Диего. Они научили нас своей версии игры в «двадцать одно» и предложили поиграть как-нибудь в американский футбол. Мы недоуменно переглянулись, но согласились. На ближайших же выходных погоняли в тач-футбол. Понравилось. Купили с приятелем вскладчину отстойный резиновый футбольный мяч за 300 рублей и регулярно ходили бросать его взад-вперёд.

В связи с новым увлечением я решил поглубже вникнуть в тему и начал шерстить интернет по вопросу. Наткнулся на эпохальный сегодня для меня текст небезызвестного многим Тикондероги (Алексей Марченко, приглашённый автор F&G, ведёт популярный блог об американском футболе на sports.ru — Прим. ред.) «Как перестать бояться и полюбить американский футбол». Изучил с пристрастием. Заинтересовался еще больше. Очень удачно на горизонте нарисовался Супербоул-2012. Было на что посмотреть: сэйфти за намеренный выброс мяча Брэди в первом же владении, сальса Виктора Круза и отличная ловля Марио Маннингема в ключевой момент.

Начал копать еще глубже и обнаружил команду, которая известна тем, что в 90-х четырежды выходила в финал, и все четыре раза проиграла. Люблю болеть за лузеров, так что я недолго думал, перед тем как торжественно провозгласить себя болельщиком «Баффало». Тот факт, что у них была качественная и даже звездная защита, но паршивое нападение, мне тоже импонировал. Все приятные воспоминания от игры «Биллс», понятное дело, связаны с регуляркой – запомнились победа над «Каролиной» на второй неделе сезона-2013 и над «Миннесотой» на седьмой неделе сезона-2014. В основном, конечно, «Баффало» нагоняют грусть, печаль, тоску и безысходность. Но ничего, будет и на нашей улице праздник.

Намик Гейдаров, специальный корреспондент («Филадельфия Иглс»):

IMG_3021

— Вторая поездка в США в 2003 году привела меня в Город братской любви, где футбол, да и спорт вообще — религия. Из игроков других команд часто видел майки Майкла Вика. Я тогда не смотрел футбол вообще. Осенью, когда начался сезон НФЛ, футболом было пропитано всё, даже городские автобусы ездили с надписью «Go Eagles!». С тех пор решил, что в футболе болею за «Орлов».

Потом переехал в Спрингфилд учиться в государственном университете Миссури, где у нас не самая лучшая команда, выступающая во втором дивизионе НСАА (не путать с университетом Миссури с элитной спортпрограммой). Там смотрел отдельные матчи — в основном, плей-офф и Супербоулы. Из той эпохи в памяти остались инцидент во время Супербоула XXXVIII, когда Джастин Тимберлейк сорвал топ с Джанет Джексон, и Супербоул XXXIX, разбивший мне сердце: «Иглс» проиграли «Пэтриотс». Том Брэди гейм-менеджерил консервативным нападением «Пэтс», а Донован Макнабб кинул три перехвата. Запомнилось поражение в плей-офф от «Кардиналс» с Куртом Уорнером и Ларри Фитцджеральдом, которые в итоге проиграли Супербоул «Стилерс». А еще проигрыш «Пэкерс», за которых болеет наш главный редактор.

Вообще, в эру Энди Рида была стабильность и последовательность работы на драфте. Но после нескольких неудачных драфтов пришлось менять философию и компенсировать их за счет работы на рынке свободных агентов, что в итоге привело к кризису в команде и закату эпохи Рида.

Сейчас, находясь в Нью-Йорке, продолжаю болеть за «Иглс», попутно симпатизируя «Джетс» (против «Биг Блю», естественно). Тут много баров, где собираются болельщики «Филадельфии». А на недавнем матче в Нью-Йорке против «Джетс» на стадионе собралось огромное количество болельщиков «Иглс».

Евгений Дубовик, менеджер проектов («Денвер Бронкос»):

IMG_2383

— Где-то в 2006 году я установил спутниковую тарелку, которая ловила много хороших каналов. Очень скоро соккера в моей жизни стало так много, что я не знал, какой смотреть. Мне было доступно все, от АПЛ до чемпионата Македонии. Например, совершенно фантастическое освещение немецкой бундеслиги на каналах «Премьер» (ныне «Скай»), которые, как я сейчас уже понимаю, в каком-то смысле копировали НФЛ-овский Геймпасс. Так или иначе, но европейским футболом я наелся очень быстро. Изобилие сыграло злую шутку. Организм требовал нового наркотика, желательно посильнее. И тут случайно я набрел на игру колледж-футбола. Толком ничего не понимая в происходящем, начал их смотреть. Запоем. И чем больше смотрел, тем больше разбирался и тем больше засасывало.

«Рэджи Бюшь!» — под этот крик французского комментатора матча «Сэйнтс» — «Бакс» в мою жизнь вошла НФЛ. Я начинал понимать, что это какая-то совершенно иная планета. Нападение Тома Брэди шло на идеальный сезон, ЛТ показывал невероятную игру, а Пейтон Мэннинг демонстрировал свою харизму. Я не понимал, как жил без этого раньше, а главное, почему мир скрывал от меня это сокровище? Супербоул «Джайентс» — «Пэтриотс» в прямом эфире я не смотрел. Результат узнал на сайте испанского издания «Марка» и это был, конечно, шок. Второй шок был после, когда я узнал, что футбол ушел на каникулы и сколько они длятся.

Глорихантеров никто не любит, хотя каждый обычно с этого и начинает. С другой стороны — едва ли можно начать болеть за слабую и безвольную команду. Короче, выбрать себе клуб для боления в моем возрасте было задачей не из простых.

В середине-конце нулевых я достаточно активно увлекался верховой ездой. Более того, мне посчастливилось быть хозяином половины прекрасного рыжего коня, которого зовут Patrick. Поэтому симпатии к «непарнокопытным» командам появились сами собой. Я большой поклонник таланта Пейтона Мэннинга, но болеть за «Кольтс» мне как-то не хотелось. Цвета не те, команда одного игрока, глорихантерство… А вот «Бронкос» вписывались в мою систему ценностей едва ли не идеально. Колорадо, горы, история, Запад, цвета, лошади. Так я стал болельщиком «Денвера». Правда, от Пейтона это меня не спасло (улыбается).

Глеб Дьяконов, обозреватель («Грин-Бэй Пэкерс»):

1378650_10151795988149003_487021719_n

— Так получилось, что заниматься футболом я начал чуть раньше, чем смотреть его. «Вы, молодёжь, посмотрите, как играют большие дяди в настоящую игру, обращайте внимание, как они работают на ваших позициях», — говорили нам, новичкам, опытные игроки. Мы облюбовали себе небольшой бар на Сухаревке, в котором очень удобно располагалась букмекерская контора: по всем стенам были развешаны экраны, и можно было смотреть одновременно три-четыре игры (то ещё удовольствие, скажу я вам). Поначалу любимой команды не было… разве что «Окленд» — да и то только потому, что в далёкие времена расцвета кооперативного движения во второй половине 80-х у меня была кустарная фуфайка с устрашающего вида атлетом, вырвиглазно-зелёной (sic!) надписью «Raiders» и одноглазой эмблемой.

И вот в один из воскресных вечеров — а все воскресенья сезона-2010 я, к немалому неудовольствию домашних, пропадал в том самом баре — я обратил внимание, что из всех телеэкранов смотрю, почти не отрываясь, только на один. На тот, по которому показывали игру «Пэкерс». Там Аарон Роджерс бился, как лев. Меня, помню, удивила тогда его манера: вынося мяч ногами, он не «слайдил», как другие квотербеки, а отважно бросался головой вперёд, чтобы заработать дополнительные ярды (или хотя бы дюймы) для своей команды.

Будучи по природе «информационным животным», я стал интересоваться историей команды, и чем глубже я в неё погружался, тем больше мне нравился «Грин-Бэй»: одна из старейших франшиз, единственная некоммерческая корпорация, победители первого Супербоула, тренировавшиеся под началом того самого Ломбарди, человека и трофея… Ну и, разумеется, совершенно нефутбольное, какое-то даже дурацкое название!

А уже потом был плей-офф, невероятный перехват Раджи, и, конечно, Супербоул. Мне казалось, что в ту ночь за «Пэкерс» болело во всём баре человек пять, включая меня — остальные яростно топили за «Питтсбург». Но победили — мы.

Юрий Марин, издатель («Нью-Йорк Джайентс»):

hArF8VzH-MA

– Так получилось, что почти вся редакция First & Goal оказалась в футболе после 43-го супербоула («Аризона» – «Питтсбург»), и я не стал исключением. Это был лето 2011-го года, и Стас Рынкевич, нынешний шеф-редактор F&G, гостил у меня в Москве. Американский футбол для меня был тогда чем-то вроде регби в шлемах, игрой номер один оставался соккер, и ничего круче матчей «Барселоны» с «Реалом» я и представить себе не мог (для справки: пять из шести основателей F&G когда-то познакомились на почве увлечения «Барсой»). Я долго сопротивлялся, но Стас всё же уговорил меня посмотреть запись очень крутой, по его словам, игры, пообещав все-все объяснить. Через 2,5 часа мир мой перевернулся, и я навсегда влюбился в самый восхитительный спорт. Спустя полтора года я с удивлением обнаружил, что в футбол играют и в России, а еще через шесть месяцев оказался в «Спартанцах».

Тогда, четыре года назад, я оказался перед необходимостью выбрать команду и с удивлением изучал всевозможных «Ястребов», «Пантер», «Ковбоев» и «Викингов». После чинно-благородной Европы с городскими названиями, это выглядело, как диснеевский мультфильм, и я изводил товарищей глупыми вопросами, кто сильный, а кто слабый, кто наверняка станет чемпионом, а кому точно не выбраться из подвала. Устав от меня, друзья нарисовали мне понятную парадигму, в которой «Нью-Ингленд Пэтриотс» отводилась роль «Реала», с их тренером, звездным набором игроков и извечным доминированием. В результате, я нашел команду по принципу не «за», но «против», и выбрал главного обидчика Беличика и компании. Первый же сезон сделал из меня глорихантера, но оно того стоило.

Поразительно, но в «Джайентс» нет ни одного моего любимого игрока: лучший, по моему мнению, квотербек зажигает в «Каролине», бегущий — порвал недавно кресты в «Канзас-Сити», тайт-энд и ди-бэк — в «Сиэтле» и так далее. Ко всему прочему, я завел себе привычку не брать игроков «Гигантов» себе в фентези-команды, поэтому боление получается несколько виртуальным и самые яркие воспоминания последнего времени — о чем угодно, но только не о «Биг Блю». Но это, как вы понимаете, до следующего плей-офф.

Станислав Николаев, обозреватель («Нью-Орлеан Сэйнтс»):

12170053_933149680065242_2099797177_o

— Все началось с «Дублеров», а продолжилось в «Самом длинном ярде». В моей голове прочно засело, что футбол это постоянный накал страстей, кровь и зрелищные трюки. Первое мое знакомство с НФЛ – матч в феврале 2008 года между красными и белыми ( Супербоул 43, «Аризона» – «Питсбург») по «7 ТВ». Игра мне казалась очень интересной, благо, я знал основные её принципы благодаря фильмам. Но, так как живу в Новосибирске, матч у нас шел утром, и надо было идти в школу. Я не растерялся и попросил маму прислать мне счет смской. Она исправно досмотрела матч, надо сказать.

В сезоне-2009 я каждую неделю смотрел обзоры матчей на том же «7 ТВ» (те, кто работал на этом канале — большие молодцы). Правил не знал, да и игр самих не смотрел. Только нарезки моментов, довольно зрелищных. Футбол влюблял меня в себя все больше и больше. Ну а потом как-то в небольшом магазинчике совершенно случайно я нашел оригинальную куртку «Нью-Орлеан Сейнтс». Стоила она, по студенческим деньгам, дорого, но когда я увидел, что куртка двусторонняя, да еще и с золотыми буквами — понял, что это мое. Через пять месяцев «Сейнтс» выиграли Супербоул, что привело меня в дикий восторг. Команда сама выбрала меня (других курток то в магазине не было).

Все мои влажные детские мечты о зрелищном футболе разбились о записи матчей на рутрекере. Из-за отсутствия онлайн-просмотра, вся суть боления терялась, и иногда я просто-напросто засыпал, даже на матчах «Сейнтс». Сейчас же, с появлением конденсед-игр и thuuz-рейтинга, я все больше и больше болею просто за красивый футбол. Но сердцем — все еще за «Святых», хоть эти парни и расстраивают меня уже который год.

Дмитрий Праценко, обозреватель («Майами Долфинс»):

— 11 сентября 2001 года. Пока взгляды всего мира были прикованы к событиям в США, телекомпания «НТВ+» показывала американский футбол (запомнилась небесно-синяя форма «Титанов»). Фундамент был заложен. В последующие годы мне попадались матчи других команд, но интерес был эпизодическим — правила казались сложными, а брутальность вызвала отвращение.

23 января 2010 года. В финале конференции «Пэкерс» обыграли «Чикаго», а будущий коллега по F&G Евгений Дубовик ночью по телефону объяснял правила уже знакомой, но все еще непонятной игры. С того дня футбол раз и навсегда стал частью моей жизни.

Отсюда симпатии к «Тайтанс» и «Пэкерс». Как и к еще нескольким командам: к «49-м» за особенную атмосферу мегаполиса, а к «Сихокс» — за сам город, в который жизнь забросила по долгу учебы.

Не многовато ли? Возможно, но ведь настоящая любовь-то одна, верно?

Настоящее. А вот почему я болею в итоге за «Долфинс» — вопрос хороший. Может, тогдашнее сочетание цветов — оранжевый и зеленый — так живо вносило разнообразие. Может, логотип — все-таки дельфины существа симпатичные, а тем более изображенные на предыдущем логотипе в «этих забавных шапочках для плавания«», по единодушному определению людей, которых я пытался обратить в секту «Свидетелей американского футбола». А может, география — в Майами тепло, солнечно и жизнь приятно бьет ключом. Однако, в чем я уверен, что точно не за спортивные достижения — гордиться нам, болельщикам «Майами Долфинс», особо-то и нечем.

В общем, вот уже на протяжении последних четырех лет “Дельфины” являются объектом моей безмерной страсти, причиной хронических недосыпов, перманентных расстройств и мимолетной радости.

В нашем романе было уже многое, но лучшее, я верю, еще впереди.

Станислав Рынкевич, шеф-редактор («Миннесота Вайкингс»):

DkTzJo54A4g

— Как уже можно было понять, футбольным миссионерством в нашей тусовке занимался Евгений Дубовик. Несмотря на то, что первым моим матчем был Супербоул «Аризона» – «Питтсбург», я не стал болеть за какую-то из этих команд, как это часто бывает. Вместо этого я получил задание выбрать себе любимую команду и несколько часов провел, вдумчиво читая англоязычную Википедию.

В «Миннесоте» меня больше всего привлекло родство с родными местами. Живу я в Карелии, места у нас северные, Скандинавия под боком. Отличный суровый логотип северянина, к тому же, с детства питаю слабость к фиолетовому цвету, который на поверку оказался пурпурным.

Еще один фактор — Бретт Фарв был единственным футболистом, про которого я хоть что-то знал. Я знал, что он всю карьеру провел в «Грин-Бэй», после чего его оттуда попросили, и он оказался в райвал-команде. Правда, я начал болеть в 2010-м, так что его великий последний сезон пропустил, и удовольствия от созерцания игры Фарва было немного. Как и от всех последующих квотербеков «Минни» вплоть до середины прошлого сезона.

Победа над «Грин-Бэй» на 17-й неделе регулярного сезона 2012 года и выход в плей-офф — это пока самое яркое событие у меня, как у болельщика «Миннесоты». Но в своем выборе любимой команды я не руководствовался турнирными перспективами или историей побед. Победы — дело наживное.

Юрий Усынин, обозреватель («Нью-Ингленд Пэтриотс»):

— Свой первый матч по американскому футболу я посмотрел, не зная ни правил, ни команд, ни, тем более, игроков. Сподвигли меня на это новости спорта, увиденные на федеральном НТВ, где рассказывалось, как в Супербоуле за несколько десятков секунд до конца победил андердог, обломав тем самым фавориту идеальный сезон. Как вы уже догадались, речь о матче под цифрами XLII. С чего вдруг я решил-таки посмотреть этот диковинный на тот момент вид спорта, остаётся загадкой.

Естественно, на тот момент я понятия не имел, сколько у них там было побед до этого, о статусе команды как самой противоречивой в лиге и о прочих деталях. После такого досадного поражения захотелось, чтобы судьба вернула должок «Патриотам». Потом были не очень удачные сезоны, болезненное второе поражение от «Джайентс», другие досадные вылеты в плей-офф. И вот в минувшем феврале произошло то, чего я и многие другие болельщики команды, не заставшие предыдущие чемпионства, так долго ждали. Тот же стадион университета Аризоны, тот же «Нью-Ингленд», и даже ещё более сумасшедшая концовка, в которой фортуна на этот раз повернулась к Брэди и Ко лицом, хотя по ходу последнего драйва «Сиэтла» казалось, что она вновь нагло смеётся над подопечным Биличека. Однако на этот раз вышло с точностью да наоборот. Круг замкнулся.

Схожим образом немного позднее начал симпатизировать «Аризоне», в которой блистали статный Курт Уорнер и неподражаемый Ларри Фитцджеральд, которых также в решающем матче обломили с главным призом.

Так что было бы здорово увидеть хотя бы одну из этих команд в последнем матче сезона (не буду уж наглеть, заявляя о желании видеть их обоих в Супербоуле).

Евгений Шуваев, главный редактор («Грин-Бэй Пэкерс»):

IMG_2139— Абсолютно случайный выбор, сделанный в декабре 2010-го. Евгений Дубовик, занимающийся сейчас проектами и приложениями на сайте, с энной по счету попытки убедил, что футбол — это круто. Дело происходило в одном из вагонов московского метрополитена, доступа к видео под рукой не было, поэтому начать вербовку пришлось с фана — определения команды. Грин-Бэй оказался первым названием, которое — в отличие от Нью-Йорка, Сан-Франциско и прочих Майами — я не слышал раньше. Сейчас думаю, что очередь вполне могла дойти до какого-нибудь Джексонвиля или, того хуже, Нью-Ингленда (про них я тогда тоже не слышал), и мир никогда не был бы прежним. Но повезло.

Знакомство с правилами и нюансами происходило, кажется, в тот же день на примере Супербоула «Стилерз» – «Кардиналз», где было, как известно, все, что только можно пожелать.

Тем временем, моя команда только-только проиграла бедовым «Лайонз», потеряла из-за сотряса Роджерса, так что особых перспектив не просматривалось. Тем более, что далее был выезд в Фоксборо с Флинном. В первом матче, который я смотрел в режиме live, запомнился сумасшедший возврат на 71 ярд одного из игроков «Пэтс» весом под 150 кг. Дальше — уже история. Концовка сезона на морально-волевых. Знаковая победа над «Беарз» в плей-офф с еще одним весовым рекордом (ТД Раджи). Победа в Супербоуле, после которой я стал «глором» в глазах тех самых людей, которые познакомили меня с футболом.

Евгений сейчас пытается убедить меня, что команда была взята мной еще и для того, чтобы позлить Стаса Рынкевича, однако это уже из области мифологии.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.