Процесс развития футбольной карьеры достаточно прост и хорошо отлажен: ты играешь в школе, играешь в колледже, а затем пытаешься стать профессионалом. Ничего лишнего. И если человек приходит в НФЛ со стороны, скажем, из другого спорта или какого-то европейского чемпионата, то само попадание его в число заявленных на сезон считается отличным результатом.

Все лучшие, популярные, талантливые и перспективные футболисты, прежде чем попасть в НФЛ, играют в НСАА.

Но истории известны случаи, когда, по разным причинам, легенды студенческого футбола не играли в профессионалах.

Джей Бервангер, раннинбек, университет Чикаго

Обладатель самого первого Хайсман Трофи (1935) был задрафтован под общим первым номером «Филадельфией» год спустя, но так и не сыграл в НФЛ.

Профессиональный футбол тогда и сейчас были совершенно разными явлениями. И кажущиеся нам обычными многомиллионные контракты и жизнь кинозвезды тогда даже приснится не могли большинству профессиональных спортсменов. А сам студенческий футбол, который и по сей день во многих штатах популярнее НФЛ, в те давние времена пользовался куда большей любовью среди рядовых американских болельщиков.

Бервангер, который надеялся сохранить любительский статус, дабы отобраться на летние Олимпийские игры 1936 года, прямо заявлял, что для него приоритетом являются именно эти соревнования. Боссы «Орлов», не долго думая, обменяли права на Джея в «Чикаго», получив взамен такла Арта Бусса.

Бервангер не смог попасть на Олимпиаду, но тот контракт, что ему предлагали «Медведи» — 13 500 долларов за сезон — не устраивал молодую звезду, хотевшую получать не менее 15 тысяч в год. В итоге, Джей выбрал карьеру в бизнесе, благо у него был диплом очень престижного университета, и стал подрабатывать одним из тренеров в Альма-матер, а «Чикаго» остались ни с чем.

Пит Докинз, раннинбек, Военная академия Вэст-Поинта (Армия)

В послевоенные годы отказ студентов играть в профессиональном футболе был куда более редким явлением, чем в 1930-е и, тем более, 1920-е. Но были программы, считавшиеся «группой риска» для профессиональных клубов. Это военные университеты, выпускники которых, в первую очередь, являлись офицерами, а уже потом футболистами.

Докинз, помимо своих выдающихся спортивных достижений, а это и Хайсман Трофи–1958, и Максвелл Эворд в том же году, показывал еще и великолепную успеваемость, за что был награжден стипендией Роудса.

На этот раз, клубы НФЛ не стали рисковать, и, помня уроки прошлого, никто так и не задрафтовал Пита в 1959 году.

Возможно, это было правильным решением. Если учесть, что позже молодой человек продолжил образовательную карьеру, поступив в 1962-м в Оксфорд по специальности «Философия, политика и экономика», а позднее стал мастером и профессором в Принстоне, совмещая науку со службой в армии, включая участие в боевых действиях во Вьетнаме.

Джим Стиллвэгон, ноуз-такл, Огайо Стэйт

Halfback O.J. Simpson, almost hidden by Ohio State's middle guard Jim Stillwagon (68), fumbles as he's hit during Rose Bowl game in Pasadena, California on Jan. 1, 1969. Ohio State recovered and went on to score a field goal that put the Buckeyes in the lead. Other Ohio State players are linebacker John Tatum (32) and end Dave Whitfield. (AP Photo)

Halfback O.J. Simpson, almost hidden by Ohio State’s middle guard Jim Stillwagon (68), fumbles as he’s hit during Rose Bowl game in Pasadena, California on Jan. 1, 1969. Ohio State recovered and went on to score a field goal that put the Buckeyes in the lead. Other Ohio State players are linebacker John Tatum (32) and end Dave Whitfield. (AP Photo)

История этого человека во многом уникальна. Стиллвэгон играл в профессиональный футбол, но предпочел карьере в НФЛ, где его задрафтовали под общим 124-м номером «Грин-Бэй Пэкерс», канадский футбол, став игроком «Аргонавтов» из Торонто.

Студенческая карьера Джима была феноменальна. В 1970-м он стал лучшим линейным ассоциации, а несколько лет до этого был неотъемлемой частью непобедимой команды Огайо Стэйт, которая взяла национальное чемпионство.

В Канаде Стиллвэгон провел пять успешных сезонов, трижды попав в сборную всех звезд КФЛ и получив титул лучшего защитника в лиги в 1972 году.

Дик Казмаер, раннинбек, Принстон

В общем-то, название учебного заведения, которое окончил Казмаер, уже должно подсказывать нам причину, по которой этот безумно талантливый футболист решил не начинать профессиональную карьеру. И это, конечно же, огорчило руководство «Чикаго Беарс», которые задрафтовали его, пусть и невысоко, в 1952-м.

Однако риск выбрать Казмара со стороны «Медведей» можно было понять – играя халфбека, квотербека и кикера, этот талантливый футболист заработал для своей программы более 4000 ярдов в нападении и сделал 55 тачдаунов, а также был награжден Хайсман Трофи, став последним представителем Лиги Плюща, удостоенным подобной чести.

Отслужив во флоте, Казмаер поступил в Гарвардскую школу бизнеса, после чего основал свою инвестиционную компанию.

Найл Кинник, раннинбек, Айова

Человек, именем которого назван домашний стадион футбольной команды университета Айовы, оставил свой след не только в истории «Хоукайз», но и всего студенческого футбола. Однако и Найл в свое время решил, что профессиональный спорт не для него.

Кинник был, безусловно, своеобразным человеком. Его хотели многие университеты, как атлета, способного проявить себя во многих видах спорта. Но Найл выбрал родную Айову. Во многом потому, что местная футбольная команда тогда переживала времена, в ее истории носящие название «футбольная депрессия».

«Хоукайз» никак не могли сделать победный сезон, и даже приход Кинника, ярко игравшего не только в футбол, но также баскетбол и бейсбол, не мог этому поспособствовать.

Переломным оказался 1939 год, когда «Ястребиные глаза» возглавил тренер Эдди Андерсон. Кинник и партнеры сумели раскрыть свой потенциал на все сто, что позволило команде закончить сезон с результатом 6-1-1, а тот состав навсегда вошел в историю футбола с прозвищем «Год железного человека».

Сам Кинник получил награды Хайсмана, Уолтера Кэмпа, Максвелла, титул лучшего атлета-мужчины по версии «Ассошиэйтед Пресс», а также титул лучшего футболиста Биг Тен. Его речь на вручении премии Хайсмана считается одной из самых знаменитых в американской истории.

Кинника хотели видеть в НФЛ и МЛБ, но он решил продолжить образование и получить степень в юриспруденции. После года учебы он записался добровольцем в морскую авиацию. В 1943 году во время тренировочного полета Найл Кинник погиб.

Джонни Брайт, раннинбек, Дрэйк

Второй игрок в обзоре, который предпочел играть в Канаде, вместо того, чтобы сделать профессиональную футбольную карьеру в США.

Джонни выбрал такой путь из-за частых нападок со стороны болельщиков за цвет кожи. В конце 1940-х – начале 1950-х Брайт был одним из самых ярких и интересных игроков нападения в студенческом футболе, переведясь из государственного университета Мичигана в Дрэйк.

Джонни включали во многие символические сборные, но в памяти футбольных специалистов остался сезон 1951 года, когда великолепно начав первую половину календаря, Брайт заметно снизил свою продуктивность после тяжелой травмы, полученной в игре с Оклахомой Стэйт. И, тем не менее, он продолжал выходить на поле и сражаться. В голосовании на Хайсман Трофи Джонни Брайт стал лишь пятым, и это был его выпускной год.

На драфте 1956 года «Филадельфия» сделала ставку на талантливого чернокожего футболиста, выбрав последнего под общим пятым номером, но он, по его же собственным словам, испугался того, что станет первым темнокожим в составе «Иглз», и реакции, которая могла бы за этим последовать, поэтому отправился в «Калгари».

В КФЛ Джонни провел выдающуюся карьеру в составе не только «Стэмпидерс», но и «Эдмонтона», а в 1959 году получил титул самого ценного игрока лиги.

Чарли Уорд, квотербек, Флорида Стэйт

charlie-Ward-Heisman-850x560

Первый обладатель Хайсман Трофи в команде «Семинолов» из государственного университета Флориды в уже далеком 1993 году решил не выходить на драфт НФЛ. Он прекрасно понимал, что квотербек из системы спрэд в то время не имел никаких шансов заиграть в профессиональном футболе. Также 188 см роста не внушали оптимизма большинству аналитиков, которым, к тому же, не нравилась и слабая рука Уорда.

Однако у Чарли были и другие возможности продолжить спортивную карьеру – в МЛБ его ждали «Милуоки», а в НБА «Нью-Йорк Никс», к тому же, Уорд достаточно неплохо играл в теннис.

В конце концов, молодой талант остановил свой выбор на баскетболе, в итоге проведя в НБА целых 12 сезонов, 10 из которых он был с «Никс».

Феликс «Док» Блэнчард, раннинбек, Военная академия Вэст-Поинта (Армия)

Феликс стал первым третьекурсником, выигравшим Хайсман Трофи в 1945-м. В колледжах ему дали прозвище «Мистер внутри и мистер снаружи», за его великолепные прорывы, как по центру, так и по краям. На 100 ярдах Блэнчард показывал феноменальные 10 секунд, а тренер Нотр-Дам Эдвард МакКивер говорил, что видел супермена на поле.

В те непростые времена молодые люди охотно ставили долг перед родиной выше футбола, поэтому по окончании учебы Блэнчард продолжил карьеру в ВВС США.

Томми Фрэйзер, квотербек, Небраска

Еще один атлет, опередивший свое время. Сегодня опшн-нападение обросло не только схемами, методиками, но и слухами, и легендами, стало органичной частью НСАА и даже имеет право на существование в НФЛ.

Фрэйзер ни разу не выигрывал Хайсман Трофи, по ряду причин, зато был командным игроком и очень эффективным футболистом нападения.

В качестве стартового квотербека он закончил студенческую карьеру с результатом 33-3, выиграв два национальных чемпионства, четыре чемпионства конференции Биг 8, установив ряд рекордов университета (уже побитых на сегодняшний день) и отметившись самым длинным забегом в тачдаун в постезонной игре – 75 ярдов.

К сожалению, во время прохождения скаутинг-комбайна у Фрэйзера начались серьезные проблемы со здоровьем. В итоге, это не позволило ему быть выбранным на драфте НФЛ в 1996-м. Единственной командой, заинтересовавшейся Томми, стал канадский «Монреаль», но и там у него не сложилось – пневмония застала Фрэйзера в тренировочном лагере команды, после чего он решил завершить карьеру.

Эрни Дэйвис, раннинбек, Сиракьюз

large_Brown-Davis

Многим из вас наверняка знакома история этого человека по кинофильму «Экспресс». Став первым темнокожим, выигравшим Хайсман Трофи в 1961 году, Эрни Дэйвис, увы, не продолжил славное дело своего кумира, Джима Брауна в «Кливленд Браунс».

Проведя феноменальную карьеру в студенческом футболе, Эрни был выбрал под общим первым номером «Вашингтоном» на драфте 1962 года, но «Краснокожие» быстро обменяли права на него в «Кливленд», поскольку Дэйвис хотел играть только там.

Лейкимия, диагностированная у 23-летнего атлета летом 1962 года, закончила не только футбольный, но и жизненный путь этого яркого и интересного игрока, навсегда вошедшего в истории студенческого спорта.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.