Супербоул XXXVI

3 февраля, 2002. «Супердоум» (Новый Орлеан, Луизиана)

Нью-Ингленд Пэтриотс – Сент-Луис Рэмз: 20-17

Первый Супербоул, который я посетил, до этого отработав на нескольких из Москвы, — и сразу же оказался один. На этот Супербоул не ездил Дима Хайтовский, и мне приходилось все вопросы решать самому.

Раньше в Америке я в основном бывал в Нью-Йорке. Прямых рейсов в Луизиану нет, и первая пересадка была как раз в Нью-Йорке, вторая — в Атланте. Тогда еще не было тотального запрета на курение, и в аэропорту Нью-Йорка в одном из баров я первым делом, естественно, направился в курилку. В баре обнаружил бригаду «Спорт-Экспресса» в полном составе, которая летела на Олимпийские игры в Солт-Лейк-Сити. Сразу появилась возможность пообщаться с друзьями на заокеанской земле.

В Луизиане ко мне присоединился товарищ Дмитрий Шлаин, который жил тогда в Вашингтоне. Потом он даже поучаствовал немного в нашей трансляции: взял на себя изучение статистического трехтомника, который НФЛ подготовила к Супербоулу, и периодически включался в эфир с деталями.

Когда мы с ним гуляли по Новому Орлеану (а Луизиана, чтобы вы понимали, — это штат с преимущественно темнокожим населением), то наткнулись на компанию, которая что-то обсуждала между собой. На каком-то своем жаргоне, но явно имея в виду нас с товарищем. Смотрю, Дима немного напрягся. «Знаешь, что они спрашивают друг у друга? — обратился он ко мне. — Интересно, зачем два этих белых приперлись к нам в город?». Закончилось все без конфликта. Супербоул — все-таки, это колоссальные меры безопасности. Никакой город не хочется опозориться во время такого мероприятия.

Обычно мы приезжали на Супербоулы в среду или даже во вторник, потому что по четвергам проходит вечеринка, в пятницу — медиа-день, когда есть возможность пообщаться с игроками и тренерами, и так далее. Супербоул — событие, которое нельзя посетить за один день. Первый раз всё было в новинку, поэтому я постарался побывать везде по максимуму. Это уже потом можно было позволить себе не ходить на пресс-конференцию комиссара лиги, потому что каждый раз она проходила по одному сценарию — встают люди и говорят: «Здравствуйте, я оттуда-то, когда Супербоул состоится у нас?».

Луизианский Супербоул совпадает с их местным праздником Марди Гра. Соответственно, яркие краски и впечатления, равные которым представить себе сложно. Естественно, мы прошлись и по Бурбон-стрит, попробовали знаменитую креольскую кухню.

15

Для меня это было первое посещение в Америке крытого стадиона таких размеров. Я был в Нью-Йорке в 1998 году на концерте «Металлики» на футбольной арене — она не так сильно мне запомнилась, потому что там и так вокруг огромные небоскребы, после них стадион воспринимается как нечто само собой разумеющееся. А вот старый «Супердоум» в Новом Орлеане — еще тот, до наводнения — конечно, впечатлил.

Что касается игры, «Пэтриотс» еще не были любимыми, но стали таковыми именно в тот самый момент. Пожалуй, с тех пор не было ни одного Супербоула, перед которым так скрупулезно обсуждался бы вопрос, кто должен играть. Все три дня все выпуски новостей начинались с того, кто будет играть — Бледсоу или молодой и необстрелянный Брэди, который даже не начинал сезон как основной квотербек и попал в состав из-за травмы Дрю. Тренер решил довести начатое до конца. Это своего рода романтическая история, потому что такое представить себе сейчас очень трудно.

«Сент-Луис» был явным фаворитом. Их атакующее трио сметало всех на своем пути. Результат оказался неожиданным, и то, как он был достигнут, — когда часы уже остановились и времени не оставалось, и Винатьери забил тот самый филд-гол…

Сразу, как закончилась трансляция, мы побежали на поле смотреть, как празднуют победу. Совершенно внезапно возникла возможность поговорить с Брэди, он еще не был в столь звездном статусе. Стоял, виновато улыбаясь, и раздавал интервью. Когда он остался один, мы подошли, представились, поздравили. Том, глядя на наши аккредитации, даже несколько раз переспросил: «В каком смысле, из России? Что вы имеете в виду? — затем почесал затылок и сказал: — Да? Футбол в России? Интересно…».

***

Супербоул XXXVIII

1 февраля, 2004. «Релиант Стэдиум» (Хьюстон, Техас)

Нью-Ингленд Пэтриотс – Каролина Пантерз: 32-29

С помощью Супербоулов всегда удавалось изучать Америку и заглянуть в те места, которые раньше не посещал.

Мне визу дали сразу, а Хайтовскому — нет. В результате, он прибыл на следующий день после меня. Это был еще и первый совместный с нами Супербоул Виталия Писецкого. Плюс, в Хьюстон прилетела детская команда из России, и мы делали сюжет о них.

Забавно получилось с арендой машины. Я пошел забирать автомобиль, все оформил, взял ключи. Спустя несколько дней благополучно сдал. Обычно это никто никак не проверяет: просто бросаешь ключи в ящик и все. Прилетаем в Москву, открываем бумаги, и выясняется, что автомобиль был оформлен на какого-то совершенно другого человека, условного Андрея Петрова. Видимо, для сотрудника той конторы все русские были на одно лицо. И, увидев российский паспорт, он нашел первую попавшуюся фамилию у себя в бумажнике и выдал нам машину. Так что чуть меньше недели мы катались на автомобиле чужого человека.

Обычно за три-четыре часа до игры мы записываем стендапы. И почти всегда коллегам приходилось меня ждать: то пробка, то еще что-то. А вот в Хьюстоне уже Хайтовский сказал: «Я поеду на трамвае». Трамвай ходил практически по периметру безопасности — то есть, вокруг стадиона. В итоге, он сел не в ту сторону, и когда я уже стоял на бровке, приготовившись записываться, Дима только пересаживался с одного трамвая на другой.

Получили аккредитации, сразу же пошли смотреть, где комментаторские кабинки, потому что, если заранее это не узнать, в день игры в толпе можно просто не найти. Спросили, куда двигаться. Получили ответ, что на лифте туда-то. Поднимаемся, смотрим: какие-то жуткого размера системы вентиляции. Ну, то есть, явно технологический этаж. Оглядываемся, пытаемся понять, куда идти, и тут Дима смотрит вниз и видит, что под ногами у него решетка, затем еще метров тридцать — и начинается трибуна. То есть, мы на крыше стадиона! Известно, что Дима немножко боится высоты, поэтому он тут же вцепился в перила, и мы его с трудом оттуда отрывали.

Хаф-тайм шоу — отдельная история. С Джанет Джексон и обнаженной грудью. На стадионе люди поняли еще меньше, что произошло, чем те, что сидели у экранов. Плюс там был скандал со стрикером, который выбежал на поле в образе судьи. Форма была у него на липучках и, грубо говоря, рванув за один рукав, можно было оставить парня без одежды. Стрикера в итоге остановил, если не ошибаюсь, Тедди Бруски из «Пэтриотс» (на самом деле, другой лайнбекер — Мэтт Четэм — Прим. ред.). Записи, по сути, почти нигде нет. Режиссеры, естественно, момент не показывали. Были датчане, которые снимали на маленькую камеру из своей комментаторской. Спустя несколько лет я увидел эту запись на YouTube.

После матча до Брэди добраться уже практически было нельзя — звезда! Не то чтобы он стал недоступным, просто вокруг уже народу было во сто крат больше. Зато удалось в раздевалке во второй раз сфотографироваться с Адамом Винатьери. Отмечу, что многие игроки даже после победы в Супербоуле остаются простыми ребятами, с которыми без проблем можно пообщаться.

После матча обычно возникает вопрос, где поесть. Во время игры комментаторам дают ланчбоксы, но невозможно же все время питаться сэндвичами и яблоками! Хьюстон нас поразил тем, что после Супербоула нельзя было найти ничего из съестного или выпивки. На вопрос, где купить пиво, был получен ответ, мол, ближайшая точка — в Луизиане. В итоге, нашли на хайвэе круглосуточный «Дени’с». С тех пор у Виталия Писецкого при упоминании этой сети возникает предынфарктное состояние. Мы заказали яичницу, которую делали сорок минут и три раза сожгли в процессе. Нигде — ни до, ни после — с едой у нас проблем уже не было.

***

Продолжение – через неделю!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.