У судей в футболе, как и у большинства читателей, есть рабочий день. Игровой. И длится он часов восемь — как раз примерно столько, сколько любому из нас нарезано трудовым законодательством. Посудите сами: дорога на игру, чаще всего заполненная обсуждениями прошлых и предстоящих игр — час-полтора. Это если мы не едем в другой город. На стадионе мы за три часа. Обустроиться в судейской, переодеться, прогнать за час-полтора предыгровую конференцию, разобраться с полем, разметкой, мячами, провести контроль участников, беседы с тренерами…

June 6, 2015 / Moscow, Russia / Moscow Black Storm before game / © First&Goal (firstandgoal.ru) / Mikhail Klaviaturov

June 6, 2015 / Moscow, Russia / Moscow Black Storm before game / © First&Goal (firstandgoal.ru) / Mikhail Klaviaturov

А там и начальный удар. И начинается трёхчасовой интенсив, в котором можно выделить несколько типовых элементов.

Полминуты кульминации

Как многим известно, время между розыгрышами занимает в три-четыре раза больше собственно живой игры — и если для команд это «междуснепье», dead ball time, возможность перевести дух, собраться с силами и назначить новую комбинацию, то для судей это не мёртвое, а самое что ни на есть живое, рабочее время.

Если присмотреться, сразу после окончания розыгрыша игроки с различной скоростью бредут обратно в хадл. Не то судьи, которые сначала слетаются на мяч, потом быстро ставят его на необходимую отметку и снова замирают, как сурикаты, на своих местах. А если присмотреться внимательнее, то и не замирают…

MG_8895-900x600

У каждого из арбитров есть своя характерная предснеповая рутина, зависящая от позиции. Как только закончен розыгрыш, даже если не было фолов, один берёт точку окончания, другой получает мяч и передаёт его «по цепочке», третий ставит его в место начала следующего дауна. Параллельно судьи считают каждый раз составы команд (даже если не было, с первого взгляда, замен), обмениваются сигналами о времени запуска часов, дают сигналы готовности к игре, отслеживают построения команд, определяют свои «ключи», то есть игроков, за которыми они будут следить после отрыва мяча от газона…

И такая мини-программа выполняется каждый раз. Иногда на неё есть 15-20 секунд, а, скажем, когда нападение торопится или играет no huddle — нет и десяти. И не дай бог пропустить какой-нибудь элемент из этой программы, которая должна с обязательностью метронома щёлкать между каждым розыгрышем. Я всегда говорю начинающим судьям: «Как только ты поймал себя на мысли, что замен не было и считать незачем — это гарантированный повод пересчитать игроков». А если ты забыл свои ключи, значит, кто-то из футболистов в розыгрыше останется без присмотра – и, по закону подлости, именно в этот раз сочтёт возможным нарушить правила.

May 23, 2015 / Troitsk, Moscow Region, Russia / Referee Kirill Chekhov during the game / © First&Goal (firstandgoal.ru) / Mikhail Klaviaturov

May 23, 2015 / Troitsk, Moscow Region, Russia / Referee Kirill Chekhov during the game / © First&Goal (firstandgoal.ru) / Mikhail Klaviaturov

В хорошей бригаде движения судей в dead ball time отличаются неплохой хореографией, неброской, но отточенной. Быстро и чётко приготовить мяч к игре, то есть, позволить футбольному действу течь без досадных задержек — большое искусство, которое тем лучше, чем менее заметно.

Внимание, мотор!

Итак, произошёл отрыв мяча и пошла атака. Каждый из судей работает свой сектор. Две самые распространённые ошибки неофитов в полосках — «смотреть футбол» на поле (то есть, следить за мячом, а не за своей зоной ответственности) или же пытаться работать за себя и за того парня, распыляя зрение, в то время как ты должен быть сфокусирован в совершенно определённой точке.

Первые секунды судьи отслеживают своих ключевых игроков и первоначальные контакты на этой стадии, параллельно определяя тип комбинации (пас или вынос) и подстраиваясь соответственно.

В качестве сноски: движения и положение каждого из арбитров на поле разнятся в зависимости от типа розыгрыша (как, впрочем, и от многих других факторов — например, близости зачётной зоны), и необходимость чтения приводит к тому, что достаточно быстро перестаёшь покупаться на фейки — пусть даже они и обманывают защиту.

June 6, 2015 / Moscow, Russia / Spartans cornerback Sergey Kalashnikov (#8) intercepted the ball / © First&Goal (firstandgoal.ru) / Mikhail Klaviaturov

June 6, 2015 / Moscow, Russia / Spartans cornerback Sergey Kalashnikov (#8) intercepted the ball / © First&Goal (firstandgoal.ru) / Mikhail Klaviaturov

Рефери отслеживает квотербека при пасе или бегущего при выносе, ампайр доглядывает за блокировщиками, арбитры на бровке читают внешних принимающих, бек отслеживает внутренних и тайт-эндов. Через пару секунд после снепа, когда характер атаки стал более или менее очевиден, а игроки нападения «объявили» свои маршруты, судейское прикрытие из персонального («мои номера такой, такой и такой») становится зонным («моя зона за бегущим, твоя перед ним, ты двигаешься перед ним, я позади»).

Розыгрыш окончен — и снова пошло «мёртвое» время, которое живее всех живых. Хороший судья должен выполнять одинаковые действия раз за разом, не теряя концентрации, внимания и КПД. Эта способность, несмотря на разность темпераментов, и объединяет «зебр».

Перерыв

Большой перерыв (напомню, он длится 20 минут) — единственная возможность перевести дух, по горячим следам разобрать те или иные моменты из первой половины, быстро пробежаться по шероховатостям взаимодействия, всплывшим за две четверти, внести необходимые корректировки, сверить записи о результативных розыгрышах, фолах, таймаутах, тайминге и т .п. — и снова на поле, собирать выборы команд на вторую половину и расставляться по позициям перед начальным ударом. Пролетает, как правило, незаметно, потому что перерывом в работе, на деле, его назвать трудно.

May 9, 2015 / Korolev, Moscow Region, Russia / Head linesman Anton Kozlov and backjudje Daria Shakhina  / © First&Goal (firstandgoal.ru) / Mikhail Klaviaturov

May 9, 2015 / Korolev, Moscow Region, Russia / Head linesman Anton Kozlov and backjudje Daria Shakhina / © First&Goal (firstandgoal.ru) / Mikhail Klaviaturov

После игры

Когда раздаётся финальный свисток, команды забывают о противостоянии, приветствуют друг друга, устраивают многочисленные фотосессии, сверкают улыбками в объективы, образуют художественные композиции «лежбище котиков» и признаются в любви ко вторичным женским половым признакам.

Арбитры же отправляются в раздевалку, заново сверяют свои записи, составляют итоговый протокол, в который переносятся все данные из судейских карточек, дополняются комментариями по административной части проведения матча, удалениям и т. п. Мелочь, казалось бы, но даже с пришедшей в этом году тенденцией к электронному заполнению документов занимает ещё как минимум полчаса. А дальше — дорога домой, в которой, как правило, напряжение и концентрация начинают отпускать, и большинство судей… продолжают обсуждать закончившийся матч, но уже чуть более эмоционально и куда как более многословно.

Вот так и получается, что каждая суббота у нас — полноценный восьмичасовой рабочий день. Впрочем, грех жаловаться, когда работа является и любимым делом.

IMG_9908-900x600

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.