Так уж получилось, что в последние полтора года, с того самого лондонского матча между «Миннесотой» и «Питтсбургом», я ни разу не видел футбола вживую. Маленький ребенок и отсутствие бабушек в пределах континента, что тут скажешь. Поэтому я очень соскучился по футбольным событиям. Но еще сильнее, чем я, истосковался по большим футбольным праздникам город Чикаго. Как-то очень давно ничего значительного здесь не происходило. Последнее чемпионство – тридцать лет назад. Последний более-менее удачный сезон – в 2010-м, да и тот закончился поражением от заклятых соперников. Супербоул городу, с его «Солджер Филдом», продуваемым всеми ветрами, не светит. Поэтому, когда осенью прошлого года стало известно, что в Чикаго пройдет драфт НФЛ, все местные фанаты футбола, включая меня, были на седьмом небе. Ну, наконец-то! Хоть что-то действительно интересное. Конечно, лучше б было выбирать тридцать вторыми – и неважно, в каком городе, но, все равно, здорово.

Ближе к весне болельщицкие форумы Чикаго забурлили обсуждениями того, сколько, предположительно, будут стоить билеты; как одеться так, чтобы тебя заметили из съемочной бригады и пригласили в зал для колорита (именно таким способом заполнялись театры на драфтах в Нью-Йорке); будет ли где-то организована большая тусовка для всех желающих приобщиться к празднику, где мы, конечно, все соберемся и… и… что-нибудь сделаем. Освистаем Роджера Гуделла. Забукаем выбор «Грин-Бэя». Упьемся пивом на радостях.

Мои намерения были куда серьезнее. Я собирался получить аккредитацию, взять на работе несколько дней отпуска и написать огромный репортаж. Может быть, даже вести текстовую трансляцию. Сфотографироваться с Мариотой и Уинстоном. Пожать руку Дитке и Баткису. Короче говоря, я тоже приготовился праздновать на свой манер, только без пива.

Плюс, по всем раскладам выходило, что это будет совершенно сумасшедший драфт. Два примерно равных квотербека – претендента на первый номер; Адриан Питерсон, которого сватали то в «Аризону», то в «Даллас» в обмен на драфт-пики; плюс уйма желающих заполучить Маркуса Мариоту. Его хотели в «Сан-Диего», собираясь обменять на него Филипа Риверса, с его заканчивающимся контрактом и нежеланием переезжать в Лос-Анджелес, если «Чарджерс», все-таки, туда сбегут. Его ждали в «Чикаго», рассчитывая сбагрить Джея Катлера. В «Кливленде» – там выбор QB в первом раунде стал ежегодной традицией. Наконец, за QB из «Орегона» охотился его бывший тренер Чип Келли, ныне заправляющий всем в «Филадельфии» и только что устроивший самое сумасшедшее межсезонье за последние много-много лет. Мы верим в Чипа Келли, воодушевленно говорили все. Он обменяет Сэма Брэдфорда и место на Востоке НФК на новый стадион «Викингов» и Адриана Питерсона; затем у Джерри Джонса выручит за Питерсона команду чирлидерш «Ковбоев», которую отдаст в «Джетс» за все их пики до 2020 года; с помощью которых уговорит «Титанов» уступить ему Мариоту. Что-нибудь в таком духе. После того, как Келли раздал лидеров нападения «Филы» по другим командам и подписал Тима Тибоу, не игравшего последние три года, мало кто ожидал меньшего.

Но все, разумеется, пошло вкривь и вкось.

Сначала будущие главные герои – Уинстон и Мариота – сообщили, что в Чикаго не приедут, а останутся по домам. Затем через я получил скорбное письмо из пресс-службы НФЛ: сожалеем, но аккредитацию мы вам дать не можем. Мол, у нас есть заявки от журналистов, которые пишут больше вас, и ходят на все матчи, и даже для них мест нет. Я сразу вспомнил, как несколько лет назад безрезультатно пытался достучаться до той же самой пресс-службы лиги и дочерней организации NFL International, задавая свои наивные вопросы о том, когда же, наконец, лига обратит внимание на европейских болельщиков как на любителей спорта, а не потребителей американского товара. Ничего не меняется.

Моя жена развела руками и сказала, что хотела купить мне билет на драфт как подарок ко дню рождения, но цены были заоблачными. Я не стал даже уточнять, какими конкретно. Оставалась только болельщицкая тусовка в Грант-Парке, но мне не очень хотелось освистывать Гуделла и букать на «Грин-Бэй». И пиво я тоже почти не пью. Короче говоря, за неделю до большого футбольного праздника, на который у меня не было никаких шансов попасть, мы сели на самолет и улетели в отпуск во Флориду. Смотря на Чикаго в иллюминатор, я заметил, как в воздухе кружится снег – и это двадцать второго апреля! Пусть все эти журналисты, которые много пишут о футболе, соберутся в Грант-Парке и отморозят себе задницы, мрачно подумал я.

* * * * * * * * * *

Но когда мы вернулись – а до драфта оставался всего один день – я не смог удержаться. Пусть я не попаду на само мероприятие, но зато я ведь могу пойти в Драфт-таун в парке и проникнуться атмосферой! Тридцатого апреля после полудня я оделся в цвета «Викингов», нагрузился фототехникой, и отправился в Грант-Парк.

Грант-Парк – это традиционное чикагское место для многолюдных мероприятий. Летом тут устраивают праздник обжорства «Taste of Chicago», на котором полсотни ресторанов успевают накормить больше трех миллионов человек за неделю. Здесь же, тоже летом, проходит грандиозный рок-фестиваль «Lollapalooza»: в этом году будут «Металлика» и Пол Маккартни, все билеты проданы еще в прошлом году. И, поскольку зал театра при университете Рузвельта, где должен был пройти драфт 2015-го, вмещает меньше трех тысяч человек, а фанатов футбола в городе намного больше, именно в Грант-Парке была организована трехдневная вечеринка для болельщиков под названием Драфт-таун. Уже после драфта я посмотрел статистику: число посетителей Драфт-тауна оценивалось примерно в 200 тысяч человек. Я ожидал большего, но двести тысяч – это тоже вполне себе город.

На место я добрался за полтора часа до начала первого раунда. Народу, несмотря на будний день, было уже довольно много, и везде стояли очереди. Больше всего людей стремилось попасть в магазин лицензионной атрибутики лиги.

На втором месте по популярности были площадки NFL Play 60, где дети и взрослые могли попробовать себя в роли «участников съезда скаутов» – можно было пробежать 40 футов, соревнуясь со временем настоящих игроков, прыгнуть в длину или в высоту, или пробить филд-гол.

Остальная масса болельщиков равномерно распределилась по всему парку: кто-то фотографировался с Кубком Ломбарди, кто-то стоял в очереди, чтобы посмотреть на настоящие чемпионские перстни победителей Супербоула, кто-то изучал стенды, посвященные истории Chicago Bears.

Отдельная аллея была выделена для миниатюрных «штаб-квартир» каждой из команд, но там было немноголюдно – отчасти потому, что по соседству были палатки с едой и пивом. Отдельный шатер был у приставки X-box: «Смотрите драфт, не выключая NFL Madden!». А самым удивительным лично для меня оказалось странное место под названием «Командный центр социальных медиа». Ума не приложу, что делали люди, сидящие там – считали твиты и репосты в фейсбуке?

Я успел сфотографироваться на открытку с Драфт-тауном и оставить автограф в палатке «Викингов». К слову сказать, по числу фанатов «Миннесота» была, кажется, на втором месте после «Чикаго» – тут и там попадались Бриджуотеры, Питерсоны, Харрисоны Смиты. Однажды я встретил сиренево-белую группу, в которой хватило бы человек на небольшой турнир по флаг-футболу. Были и болельщики всех остальных команд лиги; встречались девушки в костюмах чирлидерш, болеющие за «Канзас-Сити», фальшивые Майки Дитки с характерными усами и пуловерами, «Рейдеры» в пиратских костюмах и одна почти точная копия Уоррена Саппа в цветах «Тампы» с игрушечным абордажным клинком.

В семь началась процедура драфта. Все присутствующие дружно освистали комиссионера лиги Гуделла, появившегося на больших экранах, и стали ждать, кого же выберут получившие первый пик «Буканьеры».

Кроме болельщиков в Драфт-тауне находилось три группы телевизионщиков: в крытом павильоне «Selection Square» комментировали события драфта какие-то местные спортивные ведущие, плюс неподалеку располагались передвижные студии ESPN и NFL Network. Первые не вели репортажа из Грант-Парка в четверг, зато NFL Network честно привезла всю бригаду комментаторов в Драфт-таун, и фанатам было видно, как увлеченно жестикулируют и обсуждают кандидатов Маршал Фолк, Курт Уорнер и Майкл Ирвин. А на соседнем телеэкране они же делали все это в прямом эфире. Вообще, несмотря на то, что трансляции спортивных каналов можно было видеть, кажется, из любой точке парка, по удобству просмотра драфт очень напоминал футбол – так, как он виден в очереди за хот-догом на стадионе. Что-то происходит совсем рядом, но ничего толком не слышно и не видно из-за толпы, и кто-то все время протискивается мимо тебя со стаканами пива. На стадионе, правда, купив хот-дог, ты возвращаешься на трибуну, тут же можно было только надеяться найти место повыше и поближе к экрану.

«Тампа» под первым номером выбрала Джеймиса Уинстона, затем «Титаны» забрали Маркуса Мариоту. Часть болельщиков «Медведей», рассчитывавших на обмен Катлера на второй пик, разочарованно вздохнула, несколько фанатов в джерси «Теннесси» победно вскинули руки.

Несмотря на то, что обменов не было, и команды выбирали довольно быстро, представление и обсуждение каждого пика занимало положенные десять минут. К тому моменту, когда подошло время выбирать «Миннесоте», уже стемнело, и большой шатер над Драфт-тауном, а так же несколько окрестных домов стали подсвечиваться цветами и эмблемами выбирающих команд. А за краем Грант-Парка на нескольких небоскребах зажглись надписи NFL и Draft Town.

Я смотрел на цифры счетчика времени, отсчитывавшего минуты и секунды, выделенные «Миннесоте» на принятие решения, но тут кто-то хлопнул меня по плечу. «Ну что, Бретт, будем выбирать или обменяем?» Рядом со мной, нетвердо держась на ногах, стоял еще один фанат «Викингов». «Нужен корнер, – ответил я, – наверное, будем выбирать». Спустя пару минут на экране на сцену вышел Роджер Гуделл. «Под одиннадцатым номером… на драфте-2015… «Миннесота Вайкингс» выбирает… Трэя Уэйнса, дифенсив-бека из университета Мичиган Стэйт!» Я обернулся, но пахнущий пивом свидетель моего величайшего триумфа в прогнозировании драфта уже куда-то пропал. Следующий пик был у «Браунз»; парк к этому времени наполовину опустел. Я зашел в магазин НФЛ и купил себе и жене футболки с эмблемами драфта на фоне Чикаго, плюс маленький пакетик шоколадок M&M’s, раскрашенных в белый, сиреневый и желтый цвета «Миннесоты».

По дороге домой я читал обсуждения драфта в интернете. Большинство комментирующих сходилось на том, что первый раунд получился пресным – только два обмена вместо семи, как было в среднем за последние несколько лет. Плюс никакой бомбы от Чипа Келли. «Как в кино», – метко подметил кто-то на реддите – «трейлеры оказались лучше самого фильма». И еще мне отказали в аккредитации, вспомнил я. И Мариоты не было в городе, и вместо настоящего я встретил только фальшивого Дитку. Но, странным образом, я не чувствовал разочарования. Как и в почти любом другом случае, даже минимальное личное участие, пусть даже всего лишь в болельщицкой тусовке, поднимает настроение сразу на несколько пунктов и делает даже самое ординарное событие запоминающимся. С другой стороны, как можно назвать скучным драфт, в котором выбрали сразу двух бегущих в первом раунде? Или подобное уже случалось не так давно? Я вдруг осознал, что ничего – ни строчки! – не читал про футбол в последние две недели. Что за ерунда, подумал я. Так ведь и все интересное пропустить можно. Я снова достал телефон и стал записывать в «список дел»: посмотреть видео игроков, выбранных «Вайкингз»… посчитать количество ресиверов – кажется, в этом году их будет перебор… выложить фотографии. Абсолютно бессмысленные занятия, если вдуматься. Но зато какой кайф!

Ссылка на весь альбом с фотографиями

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: Блог «Переключая каналы»

Понравился материал? Поддержите сайт.