Сегодня сложно представить себе драфт НФЛ без ярких огней «Радио-Сити-Мьюзик-Холла», без харизматичных персоналий и освещения хода драфта по телевидению и в Интернете. Но начиналось все довольно скромно, и драфт прошел долгий путь, пока не стал таким, каким мы его знаем сегодня.

НФЛ ввела систему драфта отказов («вэйверов»/waivers) в 1934 году и позволила командам лиги подписывать контракты со свободными агентами, но совладелец «Филадельфии» Берт Белл отнюдь не был уверен в том, что ему удастся подписать лучших игроков в стране. Его команда не имела финансового превосходства над другими клубами, так что у «Иглз» и других небогатых команд практически не было шансов заполучить себе в состав стоящих игроков.

На встрече владельцев в 1935 году Белл предложил ввести ежегодную процедуру набора новых игроков в команды с целью уравнять шансы всех команд и обеспечить им всем финансовую стабильность. Владельцы команд единогласно проголосовали «за» принятие этого предложения. В 1936 году состоялся первый в истории драфт НФЛ.

На первом драфте и близко не было того ажиотажа вокруг новых игроков, какой сегодня имеет место. Драфт состоялся 8 февраля 1936 года в гостинице Ритц-Карлтон в Филадельфии. Команды выбирали из пула в 90 игроков. Скаутов как таковых еще не был, агентов у игроков тоже, а 24-часового освещения драфта в СМИ – и подавно. Список доступных игроков составили из новостей в газетах, отчетах менеджеров клубов о посещении местных колледжей и рекомендаций работников клубов.

«Иглз» Белла выбирали первыми и под первым в истории пиком взяли обладателя трофея Хайсмана (приз лучшему игроку в студенческом футболе) Джея Бервангера из чикагского университета. Но звезда университетского футбола предпочел профессиональному футболу карьеру продавца поролона. В решении Бервангера не было ничего удивительного – только 24 из 81 игроков, выбранных на первом драфте, согласились играть в НФЛ. Большинство сделали выбор в пользу более безопасных и стабильных профессий. Тем более, что за них зачастую и платили больше, чем в футболе.

Скаутинг меняет драфт

Долгие годы должность скаута в клубах НФЛ сильно недооценивалась. Многие клубы предпочитали сильно не тратиться и не уделять много ресурсов оценке игроков.

Но уже на первом драфте умение увидеть талант в игроке для одного из клубов оказалось решающим преимуществом. Этот клуб всем на зависть умудрился заполучить будущую звезду.

Альфонсо «Таффи» Леманс

«Нью-Йорк Джайентс» во втором раунде выбрали фуллбека Альфонса «Таффи» Леманса. Скаутского отдела в клубе, конечно же, не было, но они решили положиться на «отчет» одного ученика старших классов школы (его звали Веллигтон Мара и он был сыном владельца команды Тима Мары), который был под впечатлением от игры Леманса за колледж. Леманс в третьем своем сезоне в лиге привел «Джайентс» к победе в чемпионате 1938 года.

Успешные клубы НФЛ всегда добивались высоких результатов за счет, в том числе, и умения работать на драфте.

Поскольку ресурсов для просмотра и оценки игроков у клубов НФЛ было немного, а в колледжах играли тысячи игроков, то клубы стали заключать партнерские соглашения для того, чтобы иметь возможность разделить на несколько частей стоимость процесса оценки игроков (а впоследствии и стоимость дорогого компьютерного оборудования, необходимого для хранения всех данных).

Два таких «союза» были заключены в 1963 году: Организация по Талантам «Лайонс», «Иглз» и «Стилерз» (англ. LESTO, Lions, Eagles and Steelers Talent Organization), которая позднее добавила одну букву в аббревиатуру и стала называться BLESTO с приходом в «клуб» «Чикаго Беарз» в 1964-м, а также Национальный Футбольный Скаутинг (англ. National Football Scouting, NFS), в который вошли «Балтимор Кольтс», «Кливленд Браунс», «Грин-Бэй Пэкерс» и «Сент-Луис Кардиналс».

На следующий год «Даллас Каубойз», «Лос-Анджелес Рэмс», «Сан-Франциско Фотинайнерз» и команда-новичок лиги «Нью-Орлеан Сэйнтс» объединили свои усилия и создали группу, которая станет известна как Квадра-Скаутинг (англ. Quadra Scouting).

Такие объединения позволили командам уделять больше внимания оценке игроков, которые рассматриваются в качестве потенциальных участников драфта. Со временем драфт стал важным инструментом в построении сильной и успешной команды.

С чего начинался съезд скаутов

До 70-х годов команды почти не проверяли физические данные будущих участников драфта. В 1976 году «Нью-Йорк Джетс» начали приглашать выпускников университетов на базу клуба для проведения тестов физических способностей и для интервью.

Остальные клубы тоже последовали примеру «Джетс», и лучшие игроки колледжей стали летать по всей стране и раздавать интервью и проходить различные тесты. Весь этот процесс отнимал много времени и средств, а студенты колледжей были вынуждены пропускать занятия и проходить десятки одинаковых тестов в разных частях страны.

В 1982 году в NFS состояло уже 16 клубов, и они решили совместно провести Национальный лагерь в Тампе, штат Флорида, и собрать всех топовых игроков в одном месте и провести все нужные тесты разом. В том лагере приняли участие 163 игрока (сегодня в «комбайне» участвует примерно вдвое больше). То первое собрание положило начало для современной манеры оценки потенциальных игроков.

К 1985 году NFS, BLESTO и Quadra-скаутинг проводили свои отдельные лагеря. Из финансовых соображений они объединились и мероприятие стало общим. NFS, как организатору самого крупного лагеря того времени, было поручено и управление совместным проектом. Первый лагерь состоялся в Финиксе (1985), затем в Новом Орлеане (1986), а затем общий смотр игроков переехал в Индианаполис, где и базируется поныне.

Централизация всех данных об игроках облегчила процесс оценки потенциальных талантов и сделала этот процесс было изощренным. Теперь клубы не только учитывали медицинскую историю игрока, но и анализировали данные физических и психологических тестов, прежде чем выбрать кого-то на драфте.

Битва за лучших игроков

Драфт, как и сама НФЛ, развивалась под влиянием соперничества. В 1959 году родилась Американская футбольная лига (англ. American Football League, AFL) и сразу же стала конкурировать с НФЛ за молодых игроков.

Новая лига – больше мест для новых игроков.

Благодаря телевизионным контрактам (НФЛ сотрудничали с ABC, а АФЛ – с NBC) у обеих лиг хватало денег для ведения войны за игроков. В ход шли любые средства для того, чтобы переманить к себе хороших игроков.

«Лос-Анджелес Рэмс», к примеру, разработали свою стратегию и делали упор на создание доверительных отношений с игроками, в надежде на то, что игроки предпочтут подписать контракт с «заботящимся» о них клубом (за эту методику менеджеров «Рэмс» называли «няньками» для игроков). Как пишет в своей книге «America’s Game: The Epic Story of How Pro Football Captured a Nation» Майкл Маккембридж, тогдашнему комиссионеру НФЛ Питу Розеллу эта стратегия пришлась по душе, и все клубы НФЛ стали ее использовать.

Но АФЛ без боя сдаваться не собиралась. Эл Дэвис, бывший тренер ресиверов в «Сан-Диего», комиссионер АФЛ и владелец клуба «Окленд/Лос-Анджелес Рэйдерс» в интервью в 2009 году подробно рассказывал о том, к каким мерам он лично прибегал для того, чтобы заполучить нужного игрока и не дать ему шанса уйти в НФЛ.

Владелец «Рэйдерс» Эл Дэвис (справа) и владелец «Биллз» Ральф Уилсон (слева). Фото: AP Photo/Ed Kolenovsky

Он рассказал о том, как в качестве представителя «Чарджерс» в 1962 году посетил Шугар Боул межу командами Алабамы и Арканзаса. Звездного ресивера «Рэйзорбэкс» Лэнса Олворта к тому моменту уже задрафтовали в обеих лигах – в АФЛ это сделали во втором раунде «Окленд Рэйдерс» (и обменяли права на игрока в «Сан-Диего»), а в НФЛ под восьмым номеров его взяли «Сан-Франциско». Олворт играл за университет, то есть был любителем и не имел права подписывать профессиональный контракт до окончания Шугар Боула. Дэвис учел это обстоятельство и потому выбежал прямо на поле с контрактом к Олворту сразу по окончании игры. Так Олворт подписал свой первый профессиональный контракт, стоя на бровке поля «Тьюлэйн Стэдиум» в Новом Орлеане.

Соперничество между лигами и рост зарплат продолжались до объединения лиг в 1966 году. В 1969 году состоялся объединенный драфт НФЛ/АФЛ.

Драфт – в массы

Освещение драфта НФЛ в 1987 году на ESPN. Фото: AP Photo/Paul Spinelli

В 1980 году драфт НФЛ шагнул прямиком в коллективное сознание всей страны – драфт впервые показали по телевидению. Комиссионер Пит Розелл был скептичен по поводу перспектив драфта на ТВ, но согласился на показ церемонии на новом спортивном кабельном канале под названием ESPN.

Оказалось, что есть люди, которым интересен драфт НФЛ. Событие это росло каждый год и в итоге переехало из конференц-залов гостиниц на сцену «Радио-Мьюзик-Сити-Холла» в Нью-Йорке. В 2010 году драфт НФЛ стал трехдневным, а в 2015 году прошел в Чикаго. В этом году драфт впервые с 1964 года прошел за пределами Нью-Йорка (драфт 1964 года состоялся как раз в Чикаго).

В 2014 году драфт НФЛ вышел в эфир как на канале NFL Network, так и на канале ESPN и собрал аудиторию в 32 миллиона человека (+28% по сравнению с годом ранее). Первый раунд драфта-2014 стал самым популярным, если брать статистику по количеству зрителей, включившим драфт хотя бы на одну минуту. За три дня драфт 2014 года посмотрели в сумме (если считать вместе аудиторию NFL Network, ESPN и ESPN2) 45.7 миллионов человек.

В Интернете тоже про драфт не забыли: более 11 миллионов человек оставили 7 миллионов твитов в первый день драфта – а это на 347% больше, чем в 2013. За три дня пользователи написали 9.6 млн твитов, посвященных драфту (на 211% больше, чем в 2013)

Драфт стал одним из самых популярных событий в расписании НФЛ, он привлекает многомиллионную аудиторию по телевидению и онлайн, а его ценность в построении успешных клубов сегодня сложно переоценить.

Фото: AP Photo/Craig Ruttle

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: Официальный сайт НФЛ

Понравился материал? Поддержите сайт.