Этим материалом мы открываем рубрику «Легион», в которой о себе будут рассказывать иностранные футболисты, выступающие в России. Сегодня у нас в гостях раннинбек московской команды «Спартанцы» Мойзес Палаи, родившийся в Испании.

«Болячки до сих пор дают знать о себе»

– Я так полагаю, в Россию ты приехал не только в футбол поиграть?

– Естественно. Я поступил в «Бауманку», и так получилось, что «Спартанцы» заодно позволили мне попробовать свои силы в их команде. Все-таки определенный опыт игры в футбол у меня уже был.

– Какой именно?

– Впервые я взял мяч в руки еще в восьмилетнем возрасте. За ту же команду – барселонских «Кабанов» (Senglars) – и выступал после, доигравшись до сборной. Однако примерно полтора года назад получил тяжелую травму и вот только в этом году состоялось мое возвращение в большой спорт.

Screenshot_2015-03-12-16-32-18-1-1

– Сложно себе представить раннинбека без травм. Скажи, было ли тебе когда-либо реально страшно за свое здоровье или даже жизнь?

– Согласен. За то время, что я выступаю, у меня было уже более десяти повреждений. В случае с бегущими – это чаще всего переломы. Но моя последняя травма была связана с шейными позвонками. Процесс восстановления занял очень долгое время. Те болячки до сих пор дают знать о себе даже в быту, но это футбол. Когда ты выходишь на поле, ты отдаешь себе отчет, что может случиться все, что угодно.

– Каково быть раннинбеком при росте 180 сантиметров и весе 98 килограмм. На других позициях себя не пробовал?

– Габариты помогают мне в те мгновения, когда я прорываюсь сквозь захваты или блокирую. Мне приходится постоянно работать над ускорениями, но могу сказать, что в итоге я стал достаточно быстрым. Размеры пригодились и на других позициях в свое время – лайнбекера, гарда, ди-энда, квотербека и в спецкомандах. Но нигде я не получаю такого удовольствия, как в бэкфилде.

«Если начинаю тупить, квотербек подсказывает»

– Как правильно произносится твоя фамилия?

– Вообще Палаи. Но в России я уже привык к тому, что называют и пишут Палахи.

– Ты не говоришь по-русски, большинство твоих товарищей по команде не владеют английским. Объясни специфику процесса общения.

– Когда я на поле, действительно приходится непросто. Все-таки русский язык – не испанский и даже не английский. Но ребята сильно мне помогают и пытаются как можно чаще употреблять какие-то английские слова.

– А комбинации, назначаемые в круге? Они же у «Спартанцев» на русском. Как ты понимаешь, куда бежать и кого блокировать?

– Пожалуй, это самый сложный момент. Мне требуется в два раза больше времени, чем остальным, чтобы понять, что за розыгрыш планируется. Но я учу русский. Также мне подсказывает наш квотербек, если я вдруг начинаю тупить.

Мне требуется в два раза больше времени, чем остальным, чтобы понять, что за розыгрыш планируется

– Футбол в Испании и в России – в чью пользу окажется сравнение?

 В Испании футбол более развит. Люди им реально интересуются. Там достаточно команд, хороших игроков. Также мне доводилось бывать в Мексике. Там футбол пользуется почти такой же популярностью, как в США. В России об этом виде спорта знает что-либо куда меньше народу.

– Матчи «Барселонских Драконов» («Barcelona Dragons») успел застать до того, как они распались?

– Не, тогда я еще был очень мал. Но я смотрел записи их игр, и в Испании люди могут кое-что рассказать об этой команде.

– За каталонские команды в других видах спорта болеешь или это не твое?

– Мне очень нравится соккер. Всю свою сознательную жизнь я болею за «Барсу». При каждой возможности стараюсь сходить на «Камп Ноу».

IMG-20150312-WA0024

– Какой из матчей сине-гранатовых тебе больше всего запомнился?

— Наверное, разгром «Реала» (5:0) в первый сезон Жозе Моуриньо. Тогда все наши были без ума от счастья.

– В выходные очередное класико

— Да, обязательно посмотрю. Жду с нетерпением. Уверен, что «Барселона» победит.

«Илай Мэннинг – элитный квотербек»

– У тебя есть любимая команда в НФЛ или любимый игрок?

— «Нью-Йорк Джайентс» и Джером Беттис, который выступал на той же позиции, что и я. Мне он нравился своей мощью и агрессивной манерой игры.

– Почему «Гиганты» второй год подряд пролетают мимо плей-офф?

— С результатами в последнее время действительно не очень, и это расстраивает. Мне кажется, им стоит почистить состав. Если что-то не работает, над это менять.

– Ты прав. Но не так давно Том Кофлин в очередной раз продлил контракт с клубом.

— И это здорово. Считаю его одним из лучших и наиболее успешных и почитаемых тренеров в истории лиги.

– Ходит много споров насчет того, резонно ли называть Илая Мэннинга элитным квотербеком. Есть мнение, что он просто поймал удачу за хвост несколько раз.

— Илай – элитный квотербек, безусловно. Он отлично сделал свою работу в 2008 и 2012 годах.

– За Беттиса, включенного в Зал славы НФЛ, видимо, особенно рад?

— Это точно. Джером заслужил такой чести своей блестящей карьерой, начавшейся в «Лос-Анджелес Рэмз» в 1993-м и продолжившейся в «Стилерз». Десять прекрасных сезонов за «Питтсбург», увенчавшихся победой в Супербоуле в его родном Детройте. Что может быть лучше?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Понравился материал? Поддержите сайт.