Порой кажется, что основная проблема в развитии американского футбола в России лежит в самом его названии. Крайне символично при этом, что свою историю на российской земле футбол начал с закрытого уральского города, и поиск национального понимания американской игры пошел своим русским путём.

Начало

1977 год, в одном из спецподразделений 55-й дивизии морской пехоты по субботам и воскресеньям без какой-либо экипировки мой старшина, который в свое время охранял Рудольфа Абеля (советский разведчик-нелегал — Прим.ред.), натаскивал нас в американском футболе. Он точно знал, что это за игра, так как интересовался и даже в свое время занимался ей. Почему-то ему казалось, что нам это пригодится. Вы поймите, что в армии, как и в тюрьме, не должно быть свободного времени. А чем нас занимать было? Каждый день на стрельбище гонять? Вот и занимались американским футболом.

Наши занятия никак не пресекались, несмотря на советскую власть. Более того, это было политически интересно. Например, во время очередного кризиса отношений между СССР и США в 1978 году, когда американцы решили провести учения в непосредственной близости от границы одного из основных наших союзников. И советское правительство ничего лучше не придумало, как в это же самое время послать туда нас, морскую пехоту. И вот представьте: наступает утро, американцы просыпаются и видят рядом с привычными им солдатами противника двух советских морпехов. Откуда и как тут появились – непонятно, ведь вчера еще нас и близко в этих краях не было (как нас туда доставили – это отдельная история). Но мы день отстояли, а вечером на глазах американцев играли в футбол. В их футбол! Это была настоящая, жесткая игра. Вы думаете, что старшина заставлял нас заниматься этим видом спорта, чтобы мы просто друг друга потрогали? Все было по-настоящему, никто никого не жалел – мы натурально месились. Бей своих, чтоб чужие боялись. Американцы даже болели за нас: иногда кричали, кому куда бежать, что играть надо жестче и так далее. Дело происходило на поляне рядом с американской базой. Игра шла по правилам американского футбола, с одной лишь оговоркой – играли мы регбийным мячом. Нам предлагали мяч для футбола, но мы отказались.

Александр Ковригин. 10 июня 2017 г., Челябинск, Россия. Фото: Юрий Марин (First & Goal)

Когда мы начинали заниматься американским футболом, никто из нас толком не понимал, зачем он был нужен. Нас натурально заставляли в него играть. Я уже рассказывал как-то в другом интервью, что занятия эти были «добровольно-принудительными». Однако со временем мы вошли по вкус и даже появилась мысль, что когда-нибудь сможем надрать задницу американцам и в этом виде спорта. Я был и до сих пор считаю себя советским человеком, и сама идея обыграть принципиальных противников в их же игру была для меня очень важной.

В 1979 году нам еще раз довелось «подразнить» американцев, на этот раз дело было в Хайфоне, Вьетнам. Мы кидали мяч на пирсе в полной боевой экипировке, немного толкались, а они нас издали фотографировали. Причем мы играли в этот раз настоящим мячом для гридайрона, его нам сбросили американцы с «вертушки». Тогда это очень модно было: вертолет противника по холодной войне приближался к нашему десантному кораблю и с него сбрасывались пакеты. Там, как правило, были печенье, кока-кола, жвачки, сигареты, журналы и вот мяч для американского футбола.

Играл я на позиции левого лайнбекера. Оборона – это мое. Выступал под 58-м номером. У нас ребята художники были, акварельной краской майки разукрашивали под форму, так что все смотрелось достаточно прилично.

Первые шаги футбола в СССР

После армии я занялся регби, и эта игра начала приносить мне удовольствие. Почти 10 лет я не вспоминал про американский футбол. В 1986 году начал тренировать школьную команду по хоккею – в секции занимались малыши до 12 лет, а ребят постарше надо было чем-то занять. По сути, они болтались сами по себе, в хоккей играть не хотели. Я сам над собой иногда шучу, что идея предложить детям в СССР в 1987 году играть в американский футбол могла родиться только на пьяную голову. У нас с супругой была годовщина свадьбы, мы возвращались от тещи и встретили в «коробке» ребят. Я им сначала предложил начать заниматься регби – они отказались. Следующим на ум пришел американский футбол. А в это время как раз начал набирать популярность журнал «Ровесник», какие-то картинки начали в газетах появляться, фильм «Вся королевская рать», в котором затрагивалась эта игра – так что кто-то из ребят про американский футбол к этому времени слышал. Я думал, что они откажутся, но они согласились, и мне пришлось сдержать слово. Через два дня эта группа ребят пришла ко мне в «коробку», и я им начал объяснять базовые принципы и правила американского футбола. Несмотря на то, что прошло почти 10 лет, я игру помнил достаточно хорошо. За разминку взял наши упражнения морской пехоты. А вот конкретно с игровыми тренировками была проблема, так как экипировки у нас никакой не было.

15 декабря 1987 года в средней школе №4 в городе Озерске состоялось первое занятие по американскому футболу. Тренировались в спортзале на деревянном полу. Форма у нас была регбийная: футболки и трико. Ребятам было 14-16 лет.

Развитие

Чтобы развиваться дальше, нужна защита. Жилеты взяли из хоккея, футболки у нас были вязанные, а голову мы защищали мотоциклетными шлемами. Ребята на комбинате по картинкам сварили забрало и потом мы их отдельно приклепали к шлемам. Потом, когда в первый раз с американцами встретились («Оклахома Бумерс» приезжали в Москву), мы им нашу экипировку показали. Американцев она поразила. Один парень специально на видео снимал, как наш мотошлем с профессиональным американским шлемом сталкивался. «Оклахома» увезла полный комплект нашей формы к себе в музей. Присылали потом фотографии – так и висит у них в школе.

Шлем для американского футбола собственного производства «Федералов». Фото: Александр Ковригин

В то время у меня не было никаких далеких планов об американском футболе. Я понятия не имел, куда эта история нас заведет и сыграем ли мы хотя бы одну официальную игру с какой-нибудь серьезной командой. Цель была простая – убрать подростков с улицы, и с этим американский футбол справлялся отлично. Давайте говорить прямо: люди шли в секцию, потому что это модно. Тем более перестройка, мир-дружба-жвачка с Америкой. Я помню, как у нас в магазине встречал туристов из Штатов. А Озерск – это закрытый город.

Через какое-то время мы провели первый городской турнир по американскому футболу. Профсоюз нам купил призы, и мы их разыграли. К тому времени у нас в секции занималось порядка 100 детей, и это не считая девчонок. Кстати, девчонки как-то на тренировке у нас играли в контакт против мальчишек. Я сначала воспринял это как шутку, а потом понял, что они вполне серьезно «месятся», и прекратил эти занятия.

«Федералы», Челябинск-65 и первый матч

Когда пришло время думать над названием, то у меня особо и вариантов не было. Мы жили в Российской Советской Федеративной Социалистической Республике, поэтому клуб сразу стал «Федералами». Меня тут же окрестили фашистом – так получилось, что и цвета нашей команды совпадали с флагом ФРГ, поэтому совет ветеранов соцтруда так о нас отзывался.

Регистрировать команду нужно было при горкоме комсомола. Ведь кто-то же должен нести ответственность за здоровье детей – игра-то контактная. Случиться может что угодно.

В результате матч длился всего три минуты: регбисты сразу поняли, что это совсем не одно и то же.

Как-то на сборах, которые проходили в Сочи, я рассказал нашим регбистам, что создал секцию по американскому футболу. Московских игроков это заинтересовало, и они пригласили нашу команду в столицу. Мы приехали в Фили, и там состоялся первый матч по американскому футболу в СССР. Если память не изменяет, это было 10 ноября 1988 года. Игра была очень принципиальная, поскольку было решено: если «Фили» обыграли бы нашу команду, то развивать американский футбол как отдельную структуру не будут, так как нет большого смысла – в любой момент можно переодеть регбистов. В результате матч длился всего три минуты: регбисты сразу поняли, что это совсем не одно и то же. Даже в тот момент, когда мы им объясняли правила, уже было понятно, что ребята не потянут. Для них слишком многое было в новинку, да и вышли на игру сначала они в регбийной форме – троих унесли в первом же драйве. После этого мы поделились с ними экипировкой и практически тут же почувствовали, что против нас играют спортсмены, однако понимания тактики у них не было вообще никакого. Закончилось это всё быстро: мы занесли три тачдауна, после чего регбисты отказались продолжать. В результате, федерация регби приняла решение о развитии американского футбола как отдельной структурной единицы.

Вышло специальное постановление, и мы начали создавать команды на Урале. В Снежинске (Челябинск-70) появились «Дельфины» и в Трехгорном (Златоуст-36) – «Бульдозеры». Мы все были при министерстве среднего машиностроения, ныне РосАтом, и тут получается, что у одних комсомольцев есть команда по американскому футболу, а у других нет. И я ездил по этим городам и рассказывал людям основные правила американского футбола и какие-то подходы к тренировкам. А дальше они уже развивались сами, и это нам помогло. Позже, когда в 1990 году нас пригласили играть со сборной Австрии, мы собирали игроков по всем уральским командам. Тут еще плюс, что все команды были созданы в закрытых городах и нам не нужно было оформлять пропуска для футболистов из других команд при совместных тренировках – все мы были под одной эгидой.

«Оклахома Бумерс»

Шла перестройка, и у США была идея привезти в СССР команды по американскому футболу, чтобы показать советским людям, что из себя представляет их футбол. Они вышли на главу спортивной редакции ТАСС Всеволода Кукушкина, а замом у него тогда был известный ныне комментатор Виктор Гусев. Мы с Виктором были хорошо знакомы, и он вспомнил, что есть такие «Федералы». Была даже идея, чтобы мы сыграли с американцами в рамках игр Доброй Воли. Мы посмеялись, потому как здраво оценивали свой уровень. Остановились на том, что общая команда с Урала приедет в Москву, проведет совместную тренировку с американцами и, может быть, немного даже сыграет.

Дело было на стадионе «Динамо». Американцы увидели нашу форму и натурально с ума сошли. Очень живо ее обсуждали, фотографировали. По словам переводчика, один из американцев хвастался, что у его дедушки была примерно такая же. Я потом и в Штатах в музее видел – действительно очень похожа. Их первые шлемы образца 30-ых годов – это как раз примерно то, в чем играли мы. Только там дубленая кожа, а у нас пластик мотошлема. Внутри такой же поролон.

Мяч дла американского футбола собственного производства «Федералов». Фото: Александр Ковригин

На совместной тренировке мы показали, что в определенные моменты уральцы лучше. Я все-таки не зря ребят гонял по программе подготовки морских пехотинцев. Не стоит забывать, что американцы в Москву приехали без особого настроя, в основном отдыхать – поэтому, возможно, и на тренировке не сильно напрягались. Они много рассказывали о том, как надо держать мяч, делать вкладки, отдавать передачи – базовые вещи. В общей сложности часа три мы с ними плотно позанимались, и американцы остались вполне удовлетворены увиденным. Они даже согласились с нами сыграть, но тут влез Эдуард Татурян и сказал, что с ними сыграет московская команда. Так появились московские «Медведи».

Татурян набирал команду из спортсменов разных видов спорта. По-моему, меньше КМС среди них вообще никого не было. Центром, например, у них выходил разгоняющий в бобслее, квотербеком – член сборной СССР по волейболу, и так далее.

То, что мы не будем играть с американцами, стало большим и очень неприятным сюрпризом. Все-таки с Урала приехала большая делегация, в том числе партийное начальство. Это был удар под дых, и наше городское руководство моментально сдулось. Морально было очень тяжело.



Игра с австрийцами

Меня вызвали в челябинский обком партии и сразу спросили: «Выиграете у австрийцев или нет?». Я посмотрел на них большими глазами и сразу сказал, что нет.

Большое спасибо Виктору Гусеву и остальным ребятам из спортивной редакции ТАСС, которые нас поддержали в этот непростой момент и помогли сделать следующий шаг. Виктора я знал с детства – он жил в Москве в одном дворе с моим дедом, к которому я приезжал на летние каникулы. Поэтому, когда пришло приглашение в ТАСС от австрийцев сыграть с первой советской командой по американскому футболу, они сразу же вышли на нас, а Татуряну ничего не сказали. Это была своего рода авантюра. Эдуард всем рассказывал, что первый клуб по американскому футболу в СССР – это «Московские Медведи», считая, что регистрация при горкоме комсомола не считается, а нужна полноценная юридическая регистрация, которая у москвичей появилась раньше. Австрийцы сами думали, что они встретятся с «Медведями», но Кукушкин смаршрутизировал все иначе и перевел на нас. Меня вызвали в челябинский обком партии и сразу спросили: «Выиграете у австрийцев или нет?». Я посмотрел на них большими глазами и сразу сказал, что нет. Тем не менее, нам дали добро на игру, поставив цель «не опозориться». Подтянули в качестве спонсора челябинское объединение «Полет», которое радиоаппаратуру делало. Нас даже первое время почему-то называли «Полетом», и людям приходилось объяснять, что это реклама, а не название нашей команды.

Шлем дла американского футбола собственного производства «Федералов». Фото: Александр Ковригин

Мне практически сразу все дружно сказали, что название «Челябинские Федералы» не звучит. И тут же предложили замену – «Радиоактивные парни» (в Озерске, в котором мы проживали, в свое время создавался заряд для советской атомной бомбы). Причем за это название выступали Кукушкин с Гусевым, которые считали, что на нем можно сделать хорошую рекламу, тем более, что в Америке федералами называют сотрудников ФБР, которые к нам отношения не имеют. В итоге мы сошлись на компромиссном варианте: название у команды осталось старое, а на шлемах должен был появиться знак радиации, который бы указывал на нашу принадлежность к Озерску. Мы очень долго ждали решение КГБ из Москвы, можно ли нам играть в шлемах, на которых нанесен этот знак. В итоге нас утвердили.

С австрийцами играли в Москве в Измайлово. Мы проиграли 73-0, но потом организовали еще один матч, на который опять не позвали «Медведей». С европейцами три четверти сыграла команда из Химок «Российские молодцы», а еще одну четверть – «Зубры». Эта сборная проиграла австрийцам 70-0. 

У нас мало кто уделяет внимание работе ног, а это в американском футболе очень важно, как в боксе. У австрийцев это было очень заметно даже не тренировке. К слову, проведение совместной тренировки перед игрой оказалось плохой идеей – наши, нахватавшись от австрийцев разных трюков, совершенно забыли, что мы готовили к матчу и стали играть на манер австрийцев. Например, так делал наш квотербек Константин Барышев (нынешний главный тренер «Скаутов»). В итоге австрийцы играли в американский футбол, а мы играли в его уличное подобие. Разница в классе была очень большой, и итоговый результат вполне закономерен. После матча я был зол, и всем нашим игрокам досталась порция критики.

В 1991 году «Медведи» сподобились провести турнир, который, если я правильно помню, назывался «Снежный кубок» и проходил в манеже ЦСКА. В турнире принимали участие «Зубры», «Медведи», «Лебеди» и мы, «Федералы». Мы проиграли по делу в первом же матче «Медведям». Я хорошо помню, как за них играл Владимир Турчинский. Он получил вкладку, и двое наших ребят схватили его за ноги, а он продолжал движение – такая разница была в атлетизме. За «Медведей» выступали КМС и мастера спорта, а у нас простые ребята 17-19 лет.

У меня очень хорошие отношения были с тренерским штабов «Зубров», но сыграть с ними нам так и не довелось. С игроками «Медведей» мы тоже хорошо ладили, а вот к их руководству у меня был и остаются ряд вопросов.

Александр Ковригин в 1992 и 2017 годах.



Закат

После игры с австрийцами сразу же появилось финансирование – на нас обратили внимание нефтяники из Сургута. Команда играет на уровне сборной – почему бы ей не помочь. Благодаря им, в частности, мы съездили в 1991 году в Вильнюс. Там у нас было что-то типа совместного лагеря с «Железными Волками». После этого мы еще раз съездили в Швецию в Кристианштад на товарищеский матч, и на этом всё. Противников нам находил Виктор Гусев, за что ему большое спасибо. 

Потом наступили новые времена, и наш спонсор уехал жить в Германию. Примерно в это же время уехал и я, получив предложение по работе в Вильнюсе. Можно сказать, что именно тогда, в декабре 1993 года, команда «Федералы» и прекратила свое полноценное существование. Ребята еще какое-то время продолжали тренироваться, пытались удержать уровень, но это потихоньку скатывалось на уровень дворовой команды. Я вернулся в Озерск в 1998 году, и тогда мы уже просто собирались раза три в год побросать мяч. 

Я разговаривал с американцами в 1999 году, и они тогда говорили, что наша ошибка была в том, что мы перепрыгнули ряд исторических этапов. Начали закупать форму, звать каких-то тренеров, а почва для этого нулевая была. Поэтому в середине 90-х этот процесс и накрылся. Надо было постепенно, а мы хотели сразу и всего. Поехали в Штаты и Европу играть, но базы для этого никакой, по сути, и не было. Да и непростые 90-е наложили свою печать.

Посыл

Из тех, кого я тренировал и с кем играл, самые талантливые – Сергей Павлов и Александр Козлов, Валера Негруца (ныне тренер «Уральских молний»), Лева Гусев, Марк Ковалев и Алексей Крившин. В какой-то степени Рустам Шакиров – он очень заводной, мне такие нравятся.

Валерий Негруца в джерси «Федералов». 17 сентября 2017 г., Челябинск, Россия. Фото: Екатерина Никулина

Когда мы тренировались с американцами на «Динамо», то решили спросить их — когда мы научимся играть в американский футбол? Сколько времени на это надо? Они посмотрели на нас, и на детишек, самую младшую возрастную группу нашей секции, которую мы взяли с собой, и сказали: «Вы не будете играть в американский футбол. Они (показывая на детей) – будут». 
 
Я тогда так считал, и сейчас придерживаюсь этого мнения, что без игры с сильными командами из Европы и Америки, ни один наш клуб развиваться не будет. Нужны хотя бы товарищеские матчи. Надо играть с теми, кто офигительно силен. Проигрывать 0-100 или больше – не важно. Но набираться опыта. Я бы очень хотел, чтобы футболисты «Федералов» тогда попробовали себя где-нибудь в заграничном чемпионате, а потом поехали сюда тренировать. 

У меня сейчас есть идея создать команду, но это должна быть именно сборная, которая нацелена на матчи с сильными командами заграницей. Местный футбол пусть развивается своим чередом, но должен быть кто-то, кто будет перенимать опыт у сильнейших команд Европы.

Поэтому посыл такой – учитесь играть против сильнейших. Не со своими соседями по области или региону, а именно сильнейшими. Тогда вы научитесь играть и понимать американский футбол.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.