Когда люди узнают, что ты плохо слышишь, они не понимают, как с тобой общаться. Они не знают, как себя вести, стараются громко говорить и даже кричать. Правда, артикуляция, как почерк, бывает как четкой, так и неразборчивой. Но всегда можно написать или объяснить пантомимой.

Поэтому мне уже как-то привычно и для меня это нормально, я плохо слышу практически с рождения, это врачебная ошибка. Есть такое предложение: «слепые оторваны от предметов, глухие — от людей». Это действительно так.

Максим Кисткин. Эпизод товарищеского матча «Киборги» – «Спартанцы», 9 апреля 2017 г. Обнинск, Калужская область. Фото: Михаил Клавиатуров (First & Goal)

Я довольно быстро научился читать по губам, но это требуется не всегда, все зависит от самого человека — как он говорит: громко, среднее или тихо. В процессе общения я слышу людей. Бывает недопонимание, когда что-то не понял, то приходится переспрашивать. Язык жестов учить так и не начал: это средство общения глухих, но я же не глухой и не считаю себя глухим. Учился я в обычной школе, сейчас студент второго курса.

До американского футбола я занимался мини-футболом. Играл до 18 лет в школе академии спорта, потом понял, что все, нужно что-то делать, двигаться дальше, потому что свою жизнь без спорта не представлял. Про американский футбол узнал совершенно случайно в интернете: увидел объявление об открытой тренировке саратовских «Авиаторов» и решил прийти на занятия попробовать свои силы. Мне очень понравилось. Динамичный вид спорта, жесткий, сильный и мотивирующий. Тренировки вдохновляют меня и делают сильнее. Я люблю то, чем занимаюсь, и хочу двигаться дальше. Помню, как впервые познакомился с Александром Романенко — он тогда был главным тренером «Авиаторов» — и не на шутку вдохновился.

В «Спартанцы» меня привел Александр Яцуненко в 2015 году. Тогда мы ездили в Ярославль в отборочной лагерь сборной России для получения опыта, ну и попали на тренировку к «Спартанцам». Мне очень понравилась эта команда и их тренировочный процесс. Я решил, что нужно развиваться в американском футболе, переехал в Москву и теперь играю в «Спартанцах».

За «Авиаторами» продолжаю следить, это моя первая команда, именно благодаря ей я и пришёл в американский футбол. Поддерживаю связь с ребятами и, когда приезжаю в Саратов, всегда стараюсь посетить их тренировки. В том году даже удалось побывать на одной из игр. У них тоже сейчас начался сезон, надеюсь, что впереди будет еще много побед.

Фото из личного архива Максима Кисткина

Сначала я играл ди-беком, но эта позиция меня не сильно привлекала. Уже в «Спартанцах» решил попробовать свои силы на позиции слот-ресивера. Мне нравится ловить мячи, открываться, блокировать, обыгрывать соперников. Надеюсь, что в дальнейшем в этом амплуа у меня все получится.

И родители, и девушка поддерживают мой выбор. Они стараются не пропускать ни одной игры, включают прямые эфиры. Жаль только, что живут в Саратове и еще не видели «Спартанцев» вживую, но все впереди.

В команде я общаюсь со всеми одинаково, нет такого, что с кем-то легко, а с кем-то сложно. Когда игроки и тренеры узнают про мою проблему, реагируют спокойно и с пониманием, никаких упреков в мой адрес не было.

Я внимательно слушаю квотербека, когда он назначает комбинацию, стараюсь читать по губам. Были ситуации, когда я не понимал, и в такие моменты просто переспрашивал у ребят. Они всегда могут подсказать, если что. Такие случаи возникают только на тренировках, на играх я стараюсь услышать всё.

Можно ли сказать, что отчасти это все и помогает на поле? В какой-то степени, да. Когда не слышишь никаких посторонних шумов, можно лучше сконцентрироваться на самой игре и тренировке, на разыгрываемых комбинациях. Но с другой стороны, мне сложно об этом судить, потому что я никогда не слышал так, как все остальные.

1 апреля 2017. Эпизод товарищеского матча «Спартанцы» – «Витязь». Фото: Михаил Клавиатуров (First & Goal)