Женщина-судья? Да, отличная идея! Ведь есть два понятия, которые вызывают  уважение у игроков НФЛ:  закон и женщины.
— Конан О′Брайан, касательно официального назначения Сары Томас судьёй на матчах НФЛ.

Крики и паника относительно насилия, связанного с несдержанностью звёздных (и не очень) футболистов не утихают последние лет 10. В свете растущей истерии к общему знаменателю сводят хитроумного и беспощадного убийцу Аарона Эрнандеса и милашку Адриана Питерсона, который выпорол сына веткой.

Герой заголовков, Аарон Эрнандес

Ведётся статистика задержаний игроков; по каждому случаю, обоснован он или нет, поднимается прогрессивная общественность, клеймящая позором лигу, команды по отдельности и конкретного игрока.  Попробуем отделить зерна от плевел и посмотреть на ситуацию относительно трезвым взглядом.

Реклама бара в Чайнатауне

Спортсмены вообще, оказывается, кровожадные люди. Можно вспомнить хотя бы нашумевшую историю про паралимпийца Писториуса (Окей, Гугл…), ряд эпизодов из НБА и НХЛ… Однако, как многие считают, именно футбол лидирует по количеству инцидентов, связанных с домашним насилием. Но что первично, как в древней загадке про курицу и яйцо? Этот спорт делает людей жестокими, или же они приходят именно в футбол, потому что их внутренние демоны не дают им покоя?

Помните эпизод из «Бойцовского клуба», где нужно было спровоцировать людей на улице на насилие? Когда рядовых клерков, официантов и прочих абсолютно случайных людей участники Клуба должны были заставить ударить себя? Если вы помните этот эпизод, вы должны помнить и результат: это очень и очень сложно. Среднестатистический человек даже в стрессовой ситуации не всегда способен переступить через принятую современным обществом парадигму о неприемлемости насилия. Но то — среднестатистический. Задумывались ли люди, играющие в футбол, о том, как он на них повлиял? И я сейчас не столько о физической форме, сколько о стирании рамок той самой парадигмы: когда ты день за днём оттачиваешь навыки бить людей, а потом полгода раз в неделю стараешься делать это как можно лучше, становится ли тоньше та граница между твоим сознанием, закованным в рамки общественного порядка, который запрещает применять физическую силу к окружающим, и состоянием боевого берсерка, в которое игроки впадают на поле?

Посмотрим, что скажет нам статистика. По данным USA Today, с 2000 года зарегистрировано 838 случая нарушения закона со стороны игроков лиги. Много, скажете?

Если убрать оттуда такие нарушения, как DUI (Driving under the influence — вождение в нетрезвом виде) и прочие проблемы, связанные с незаконным употреблением разнообразных веществ, и милейшие в своей глупости случаи с холодным (нож-бабочка, Дэн Коннор, лайнбекер «Джайентс», 2013) и огнестрельным оружием (Найджел Брэдхэм, «Филадельфия Иглс», 2016, Брендон Джонс, «Теннесси Тайтенс», 2008, Шон Роджерс, «Кливленд Браунс», 2010 и многие другие) в ручной клади при посадке в самолет , то эпизодов останется всего 333.

Вот, например, действительно комичный случай:

Плаксико Бёррес, ресивер, принёсший победу «Джайентс» в Супербоуле XLII, в конце 2010 года устроил самострел в фешенебельном нью-йоркском клубе LQ. Его 9-миллиметровый «Глок» покоился в переднем кармане джинсов, и тут Бёррес, который ждал лифта в вестибюле клуба, решил поправить ствол. Угадайте, что случилось дальше? Правильно, он случайно нажал на курок и прострелил себе ногу. К счастью для Плаксико, пуля прошла поверхностно и повредила только мягкие ткани, так что из больницы его выписали уже через сутки.

Плаксико предупреждает

Через день в дверь Бёрреса позвонили полицейские, дабы поинтересоваться, а имелась ли лицензия у него на тот самый «Глок» и зачем он заявился с оружием в ночной клуб, полный разного уровня известности личностей. Самое интересное, что данных из больницы об этом огнестрельном ранении в полицию не поступало, а вот репортаж в «Нью-Йорк Таймс» и сообщения в других масс-медиа мимо бдительных полицейских не прошли и послужили основанием для ареста игрока. При обыске дома Бёрреса были обнаружены 9-миллиметровый пистолет и ружьё, а также просроченная лицензия на огнестрельное оружие на территории штата Флорида, естественно, недействительная в штате Нью-Джерси.

В процесс включился даже Майкл Блумберг, мультимиллионер-филантроп и по совместительству мэр Нью-Йорка на тот момент: первым делом он назвал действия госпиталя, откуда выписался Бёррес, «произволом и потенциальным преступлением» — видимо, прекрасно понимая, чем вызвана накладка с уведомлением полиции — а следующим своим высказыванием призвал наказать звёздного ресивера по полной программе, заявив, что срок меньше трёх с половиной лет будет «издевательством над законом». Бёррес над законом в итоге действительно поиздевался: суд присудил ему два года тюрьмы и ещё два «под наблюдением», что не сильно отличается от условно-досрочного освобождения, однако Плаксико вышел на свободу уже через полтора года.

Бёррес и Блумберг

Так же весело развивались и его отношения с «Джайентс»: сначала его поместили в список травмированных, затем оставили без оплаты. Однако с помощью профсоюза (Ассоциации игроков лиги) Бёррес через суд выбил себе миллион долларов из оставшегося подписного бонуса  в рамках коллективного соглашения. Джон Мара мрачно подытожил эту судебную тяжбу метким высказыванием: « Тот факт, что игрок может принести заряженное оружие в ночной клуб, прострелить сам себя и пропустить остаток сезона, а также игры в плей-офф, но при этом получить весь свой подписной бонус, наглядно показывает, что в нашей системе существуют серьёзные недочёты».

Карьера игрока, кстати, у Плаксико после этого не завершилась: в сезоне-2011 он вполне удачно поиграл за «Джетс», а потом ушёл к истокам — в «Стилерс», где он начинал свою карьеру в 2000-м году. Возможно, болельщики «Сталеваров» даже помнят его приём паса в тачдаун в 2012-м на последней игре регулярного сезона с «Беарс».

Ещё одна чудесная история, которая могла случиться только в одном месте: в обители порока, страха и ненависти – Лас-Вегасе. И, пожалуй, только с одним из игроков Лиги — с Адамом Джонсом, чьи выходки за пределами поля известны намного больше, чем его, надо признать, весьма неплохая, игра.

В начале 2007 года, посетив Матч Всех Звёзд, Адам Джонс и стареющая рэп-звезда Нелли решили отдохнуть в одном из многочисленных стрип-клубов города. В какой-то момент Нелли взобрался на сцену и стал разбрасывать с неё сотни однодолларовых купюр — даже старея, он по-прежнему в тренде рэп-культуры, а «make it rain» является неотъемлемой её частью. Через какое-то время к нему присоединился и главный герой истории, ди-бек тогда ещё Теннесси Тайтенс Адам «Пэкман» Джонс.

Промоутер клуба Крис Митчел не растерялся и отправил танцовщиц собирать щедро разбрасываемые друзьями банкноты, что вызвало некоторое недовольство Джонса, которое он выразил достаточно прямо: схватил одну из девушек за волосы и впечатал её лицом в сцену. Началась потасовка между охранниками клуба и окружением двух звёзд, а предприимчивый промоутер тем временем под шумок покинул клуб с мусорными мешками, в которых лежало более 81.000 долларов (возможно, по одному баксу) и парочка часов «Брайтлинг», стоимость которых сопоставима с украденными наличными. Обнаружилось это всё уже сильно после того, как на место прибыла полиция.

Тем временем Джонс и его окружение покинули негостеприимное заведение, однако, как потом утверждал владелец клуба, спустя некоторое время в бар ворвался человек, бывший ранее в компании Адама Джонса, и открыл беспорядочную стрельбу по посетителям и обстановке, результатом которой стало ранение трёх человек, один из которых — профессиональный рестлер Томми Урбански — в результате остался парализован ниже пояса. А дальше показания Джонса и владельца клуба разнятся: первый, соответственно, утверждал, что знать не знает, кто мог такое учинить, а второй настаивал на том, что, дескать, не только знает, но и является организатором всего этого фантастического в своей бессмысленной жестокости действа.

Доказать прямое участие Джонса в организации перестрелки не удалось, однако не так давно он выплатил пострадавшему рестлеру сумму в несколько миллионов долларов.

Итогом того весёлого вечера стала годовая дисквалификация Джонса в НФЛ, которая, впрочем, не так чтобы сильно отразилась на его карьере: после возвращения он выступал за «Даллас», потом уехал играть в Канадскую лигу, а сейчас проводит лучшие свои сезоны за «Цинцинатти» — в 2015-м даже попал в Пробоул.

Резюмируя: адреналин, большие деньги и ощущение собственной совершенной физической формы и силы, усиленное светом софитов и общей атмосферы шоу-биза — всё это, конечно, может привести к синдрому бога и ложному чувству вседозволенности… Однако один, два или даже 333 игрока за 16 лет – это не так уж и много в масштабах лиги: в среднем, 20 человек в год из более чем полутора тысяч не могут (или не хотят) совладать с собственными эмоциями. Как сказал Джон Линч, экс-сейфти «Тампы» и «Денвера», 9-кратный пробоулер и обладатель Суперкубка 2003-го года, сыгравший 15 сезонов в НФЛ: «Я думаю, что большинство игроков знают, как оставлять свою ярость на поле. Вы слышите и читаете лишь о тех, кто переступил черту. Всего несколько ребят бросают тень на всех остальных, кто этого не заслужил». А значит, можете выдыхать: футбол никогда не сделает из вас монстров, которым не место в цивилизованном обществе. Если, конечно, вы сами того не захотите.