Позабытый ресивер, продукт драфта-2014, за два года профессиональной карьеры установил рекорд НФЛ, поймав 194 паса. Теперь он готов вести за собой новое нападение нового тренера «Долфинс» Адама Гейза.

Группа ресиверов «Класса номер 14» была полна блеска и звёзд, которые полностью оправдали надежды и соответствовали ожиданиям. Сэмми Уоткинс, Майк Эванс и Оделл Бекхэм были выбраны под четвёртым, седьмым и двенадцатым номерами. Они были настолько талантливы и ярки, что ещё один ресивер, выбранный на том же драфте, просто потерялся среди этого сияния. Возможно потому, что его «Дельфины» выступают не очень удачно, или, потому, что на него часто смотрят как на приятеля Бекхэма, с которым они вместе играли за университет Луизианы, и у них даже одинаковые причёски… Выбранный во втором раунде драфта этот парень в прошлые два сезона стал любимым адресатом Райана Тэннехилла. Его 194 приёма побили рекорд НФЛ по количеству приёмов за два первых года карьеры.

MMQB недавно встретился с 23-леним игроком и поговорил с ним о его ожиданиях, планах, впечатлениях, а также о насилии, захлестнувшем его родную Луизиану.

-Расскажи мне о своей первой встрече с Адамом Гейзом.

— Все только и говорят о том, что он молод. Ну, я приехал в наш тренировочный комплекс, подал ему руку для рукопожатия, а он притянул меня к себе и крикнул: «Эй, парень, иди ко мне! Обними меня! Покажи мне свою любовь!». В этот момент его молодость дала о себе знать. Он обнял меня, и сейчас я могу сказать, что наши отношения с того момента только улучшаются. Я рад и взволнован, что буду играть за него.

18747794-mmmain

— Гейз –тренер с наступательным сознанием. Ты изучил записи игр нападения «Бронкос» или «Беарс» во время его работы там?

— Фактически я смотрел очень много записей, особенно игр «Денвера». Я преданный поклонник Эммануэля Сандерса и Демариуса Томаса. Плюс, Пейтон Мэннинг – выходец из Луизианы, как и много других парней из той команды. Пейтон побил много рекордов НФЛ, играя по схемам того нападения. И я очень взволнован, что тоже буду частью этого.

— Какие аспекты его схем будут отличаться от того, что ты видел раньше?

— Мне нравится уже то, что он – тренер с наступательным мышлением, и он понимает необходимость постоянного перемещения. Это позволяет мне больше двигаться и иметь больше свободы действий. На это я трачу все свои усилия. И это то, что мы сегодня много обсуждаем.

— Это означает, что мы меньше будем видеть тебя, стоящим на месте?

— Точно. Я не хочу ставить границы. А кто их хочет? Кто хочет, чтобы кто-то ограничивал его? Движение – это возможность для меня показать свой диапазон и многосторонность, что я могу играть и внутри, и снаружи. Эй, раннинбек, квотербек, о-лайн, неважно где, я всегда буду готов сыграть там, где буду нужен тренеру.

— Квотербек?

— Невозможно знать. Я уже в прошлом году делал это и готов сделать ещё раз, если понадобится. Я только высказываю своё мнение. Это не так плохо, верно?

— Кстати, о квотербеках. Ты заметил что-то новое в Райане Тэннехилле в этом межсезонье?

— У меня была возможность провести с ним некоторое время. Мы бросали мяч, вместе обедали, играли в гольф. Приход нового тренера стал радостным событием для него. Он взволнован. Я, несомненно, вижу, что он становится более уверенным, по сравнению с прошлым годом. И в этом году ему будет, что показать.

— В прошлом году «Долфинс» прошли через множество изменений. Насколько трудным для вас был сезон?

— Как игрок, ты находишься здесь для того, чтобы хорошо сыграть при любых обстоятельствах. Я вырос, стараясь чувствовать себя комфортно в некомфортных условиях. Это напоминает обычную жизнь, в которой надо продолжать заниматься своим делом и идти своим путём, как бы ни было трудно. Думаю, что я лично и многие парни в команде смогли достойно закончить сезон, несмотря на всё происходящее в организации. Но сейчас я ещё более взволнован приходом Адама Гейза, его команды и тем, как мы удачно подходим друг другу.

— Ты рос в 45 минутах езды от Нового Орлеана. Когда ты услышал о смерти Уилла Смита, о чём ты подумал?

— Здесь не может быть никаких вопросов, проблема насилия существует. Но она совсем не нова, здесь всегда было так. Мы всегда знали, что в Новом Орлеане надо вести себя благоразумно. Это бессмысленное убийство показывает, что вещи действительно вышли из-под контроля. Как-то давно мы были столицей мира по количеству убийств, и с тех пор всё только усугубилось. В то же время правильно говорит Тайранн Мэтью: мы пренебрегаем образованием. Мы забыли, как объяснить детям, что такое верный путь. Дети растут, попадая под влияние огромного количества негативных вещей. Когда всё это происходит, как результат вы получаете бессмысленные убийства, грабежи, насилие в семье. Я не хочу сказать, что наши дети идут по неверному пути, но они находятся под нехорошим влиянием.

MSM-Miami-Shoot-Magazine-Jarvis-Landry

— Что делать, чтобы изменить это?

— Это очень хорошо, что Тайранн высказался по этому поводу, и я думаю, что ещё больше игроков должны говорить об этом. На это надо обращать внимание. Я не говорю даже о смерти Уилла Смита, а обо всех смертельных случаях, что были до него, и обо всём, что случится после этого. Мы все, сообщество Луизианы и каждый по отдельности, должны обратить на это внимание. Мы должны найти способ говорить как можно больше об этих бессмысленных жертвах. Должны поступать так, как с самого начала поступил Тайранн, сказав, что это общенациональная проблема, и его слова, правда, вдохновляют. И я надеюсь, что всё больше людей почувствуют необходимость вслух говорить об этом.

— Твой родной город, Конвент, сильно пострадал от торнадо в этом году. В феврале ты был там. Как прошла поездка?

— Я пожертвовал деньги и работал совместно с моим агентством, с «Долфинс», с Ассоциацией Голубого Креста и Голубого Щита, с Красным Крестом, чтобы помочь всем пострадавшим. Моя мама и несколько членов моей семьи готовили и разносили еду спасателям и семьям, что пострадали от торнадо. Но я много сделал и для моральной поддержки этих людей. Я пытался не позволить им впасть в уныние. У меня есть благословленная возможность играть в НФЛ и это даёт мне шанс вдохновлять других, делать что-то для других, подставить плечо тем, кто взывает о помощи.

— Я хотела бы поразмышлять над твоим опытом трёхлетней давности. Ты не произвёл особого впечатления на съезде скаутов, а посмотри, где ты сегодня. Не думаешь, что этим выступлениям придаётся слишком много значения?

— Абсолютно так. Я бы, конечно, не сказал, что съезд скаутов – переоценённое мероприятие. Это отличная возможность для команд оценить индивидуальность игрока. Но есть немало случаев, когда команды выбирают или не выбирают игрока только на основании показаний секундомера. Стоит только вспомнить Лэрри Фитцджеральда, Джерри Райса, Анкуана Болдина… Они не показали на съезде скаутов ничего особенного, но посмотрите, чего они достигли в лиге.

— Если бы можно было открутить время назад и провести повторный драфт, с тем знанием, что мы имеем сегодня, где бы тебя выбрали?

— Кто знает, кто знает (смех). Но я горд играть за «Майами Долфинс» и рад, что всё произошло так, как произошло. Я хочу продолжить играть здесь и остаться «Дельфином» навсегда.

— В свой дебютный год ты возвращал начальные удары, в прошлом году – панты. Что ты думаешь по поводу нового правила тачбэка? Некоторые утверждают, что это сократит количество возвращений и сделает игру более безопасной, другие думают, что это окажет противоположный эффект.

— Смотрите, это футбол. Это не безопасная игра, вы знаете. Это само собой разумеется, что лига делает всё возможное, чтобы футбол стал более безопасным. Может быть, некоторые команды изберут новый вид стратегии и не будут бить начальный удар в зону защиты. Это зависит от решений тренеров спецкоманд. Мне нравится возвращать удары. Если это идёт на пользу команде, я готов делать что угодно. Очевидно, что в прошлом году у меня была важная роль в нападении, поэтому я почти не возвращал начальные удары, хотя вернул несколько пантов. Но если я нужен команде, я продолжу делать это.

jarvis-landry

— Когда мы увидим, что кто-то прервёт гегемонию «Пэтриотс» в АФК Восток?

— Скоро, скоро. Они, безусловно, одна из лучших команд нашей конференции, но мы спорим с ними. «Биллс» спорят. «Джетс» тоже. Нам удаётся обыграть их каждый год, хотя это случается слишком поздно. Нам необходимо найти способ обыгрывать «Пэтриотс» на их стадионе. Когда мы станем командой, которая может обыграть их на выезде, можно будет сказать, что наступает новая эра.

— НФЛ хочет расширить сферу деятельности и провести игру в Китае. Как игрок, которому довелось путешествовать в Лондон, что можешь сказать об этом?

— Я не могу представить, что это будет легко. Полёт из Майами в Лондон занимает девять часов. А потом нужно лететь ещё 11 часов, чтобы попасть в Китай. Это проблема, это опустошение. Как человек, который ни разу не был в Китае, я бы хотел познакомиться со страной. Но играть там в футбол – это слишком тяжёлый и длинный путь, особенно если ты проигрываешь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: MMQB