«Сан-Франциско» уступали «Далласу» 21-27 в конце последней  четверти финала конференции 1981 года. Вся надежда «49-х», если таковая и оставалась, была на их молодого квотербека. Методично, разрезая поле точными передачами, он продвинул свою команду на 83 ярда вперед, от собственных 11 к 6 на половине поля «Ковбоев». С 51 секундой на табло, под неистовым напором пас-раша «Далласа», Джо покинул конверт, сместился вправо и из неудобного положения бросил высокую свечку на самый край энд-зоны. Результат своего броска он тогда не увидел, так как моментально оказался погребен под завалом из тел защитников. Но неистовый рев трибун дал ему понять: Дуайт Кларк выловил этот пас. Пас, отправивший «Сан-Франциско» в долгожданный Супербоул, а Джо Монтану  — на путь к подлинному величию, достичь которого никому другому не удалось и по сей день. Пас, навсегда оставшийся одним из канонических моментов в истории НФЛ. Тот самый «The Catch».

То, что могло тогда показаться случайностью или единичным успехом, быстро стало приводящей соперников в бешенство нормой. Специалист по камбэкам, Монтана 31 раз приводил свою команду к «волевым» победам в последней четверти. Его иррациональная способность вытаскивать команду из самых безнадежных ситуаций не поддавалась объяснению – довольно скоро ее и перестали пытаться объяснить, просто окрестив «Магией Монтаны».

Вся история уроженца города Нью-Игл (Пенсильвания), выросшего в бывшем шахтерском городке к югу от Питтсбурга, пропитана какой-то особой магией. В школе Монтана хоть и играл в футбол (как, впрочем, и в баскетбол и бейсбол), но стартовым квотербеком не был вплоть до предвыпускного года. Именно тогда он и исполнил свой первый магический камбек, привлекший внимание скаутов «Нотр-Дама», огорошивших его предложением спортивной стипендии.

Несмотря на то, что общая статистика Монтаны на студенческом уровне тоже не поражала воображение, он вновь нашел способ засветиться проблесками своей фирменной магии. В своем первом матче за «Нотр-Дам» второкурсник Джо вынужден был подменить стартового квотербека, получившего травму по ходу игры. Тогдашний тренер «Файтинг Айриш» позже признавался, что не вполне понимает, почему решил доверить место в старте именно Монтане. «Мне просто показалось, что он из тех парней, которые все делают как следует» — пояснил Дэн Девин. В том сезоне Монтана еще дважды выходил со скамейки, вытаскивая матчи по ходу последней четверти.

010115-CFB-Notre-Dame-Joe-Montana-JL-PI.vresize.1200.675.high.20

Джо Монтана в игре за «Нотр-Дам Файтинг Айриш».

Травма плеча оставила его вне игры на весь следующий сезон, а вернувшись годом позже, Джо обнаружил себя лишь третьим в очереди за правом руководить нападением «Нотр-Дама» на поле. Это, впрочем, никак не помешало ему сохранить веру в себя и свою магию. Уже в третьей игре сезона он получил шанс вновь проявить себя и вновь сделал то, чем еще не раз запомнится на высшем уровне: превратил назревающее поражение 14-24 в победу 31-24 всего за 11 минут.

В следующем сезоне история продолжилась: через очередные эпичные камбэки «Айриш» доползли до чемпионства NCAA. Последней же игрой Монтаны на студенческом уровне стал Коттон Боул 1979 года против команды Университета Хьюстона. Рассказывать об этой игре даже как-то неудобно – создается впечатление, что я пишу ровно одно и то же. Да, очередной камбэк. Эпичнейший. С 12-34 в середине последней четверти к итоговым 35-34.

Скауты НФЛ, впрочем, не торопились впечатляться. Они ставили под вопрос силу бросковой руки Джо и его выносливость. Как результат – будущий герой Зала Славы был выбран лишь в третьем раунде, после таких «великих» распасовщиков как Джек Томпсон, Фил Симмс и Стив Фуллер.

"Он может попасть мячом в игольное ушко, но обычно просто, не раздумывая, бросает на своего основного ресивера, даже если тот закрыт. Он твердлолобый, заносчивый и склонен к неоправданному риску. Особых талантов в нем нет, но имеет определенные шансы стать игроком старта" - неизвестный скаут о Джо Монтане.

«Он может попасть мячом в игольное ушко, но обычно просто, не раздумывая, бросает на своего основного ресивера, даже если тот закрыт. Он твердлолобый, заносчивый и склонен к неоправданному риску. Особых талантов в нем нет, но имеет определенные шансы стать игроком старта» — неизвестный скаут о Джо Монтане.

«Когда я впервые увидел, как Джо двигается на поле, его механику, у меня не было сомнений: он лучший из всех, с кем я сталкивался», — вспоминает бывший тренер «Сан-Франциско» Билл Уолш предрафтовые просмотры квотербека. «Я знал, что в той атакующей системе, которую я планировал использовать, Джо станет великим».

Нападение Уолша строилось на сочетании коротких и средних передач, множестве формаций и перемещений до снепа. Это была довольно запутанная система, требовавшая крайне дисциплинированного адепта для претворения в жизнь. Уолш знал, что Монтана как никто другой подходит для этой роли, но поначалу бережно относился к молодому квотербеку, не торопясь кидать его в бой. В своем дебютном сезоне в красно-золотых цветах (как и в начале второго, по большому счету) Джо появлялся на поле лишь в строго определенных ситуациях. «Мы не хотели бросать его на растерзание, — говорит Уолш, — мы считали, что важно дать ему почувствовать вкус успеха, набраться уверенности». К середине второго сезона Монтана уже заработал право выходит в старте, набрав 1795 ярдов и 15 тачдаунов. Но это была лишь скромная прелюдия к тому успеху, что последовал позже.

Hero_B

Комбинации из атакующей системы Билла Уолша.

В одном из интервью Монтана как-то признался, что 70% своего успеха он обязан именно системе нападения Билла Уолша. «Такое нападение дает квотербеку намного больше вариантов, больше направлений развития комбинации, — объяснял он. — И даже в случае массивного блица найти решение намного проще, чем, пожалуй, в любой другой системе».

В своем третьем сезоне Монтана шокировал НФЛ, приведя «Сан-Франциско» к результату 13-3, обыграв «Ковбоев» в финале конференции и впервые попав в Супербоул. Нет нужды говорить, что в решающей игре сезона он был великолепен. На первом же владении Монтана прошел 68 ярдов за 5 точных пасов, увенчав драйв выносным тачдауном через «квотербек сник». Во второй четверти 92-ярдовый драйв удвоил преимущество «49-ых», а к перерыву они вели 20-0. «Наши драйвы в том Супербоуле были сравнимы с тем, что Джо выдал в концовке против «Далласа», — говорил Уолш. — Джо был хирургически точен». И несмотря на то, что «Бенгалс» смогли и сами изобразить подобие камбэка, в тот вечер никто не мог помешать Монтане получить первый чемпионский перстень и статус самого ценного игрока Супербоула.

100Yards_2

Джо Монтана в матче против «Бенгалс»

В 80-е, когда Монтана выводил нападение «Сан-Франциско» на поле «Кэндлстик Парк», ему лишь дважды не покорялось первое место в дивизионе. Один раз это случилось в 1982-м, когда сезон был скомкан и укорочен из-за забастовки, и еще раз в 1985-м, когда «49-ые» остались вторыми. «Красно-золотые», бесспорно, были командой десятилетия, а сам Джо — главной тому причиной.

1984 год был, пожалуй, наиболее ярким в карьере гениального квотербека. Благодаря его хирургически точной игре «Найнерс» остановились всего в нескольких очках от идеального сезона (картину подпортило поражение 17-20 от «Питтсбурга»). Последовательно разделавшись с «Гигантами» и «Медведями», они снова вышли в Супербоул, где их ожидали не менее амбициозные «Долфинс» во главе с Дэном Марино.

Два уроженца Западной Пенсильвании, Монтана и Марино, должны были в очной схватке выявить сильнейшего. И пусть народная и журналистская молва считала однозначным фаворитов квотербека флоридцев, — когда дым рассеялся, все взгляды были вновь устремлены лишь на Джо. Получив свой второй титул MVP Супербоула, Монтана набрал 331 ярд и 3 тачдауна пасом, добавив к ним еще 59 ярдов «по земле». Восхищенный итоговой победой 38-16, Уолш объявил Монтану «лучшим квотербеком #прямосейчас, а возможно и за всю историю».

Джо Монтана и Дэн Марино на церемонии закрытия стадиона "Кэндлстик Парк".

Джо Монтана и Дэн Марино на церемонии закрытия стадиона «Кэндлстик Парк».

В каждом из трех последующих сезонов «Сан-Франциско» неизменно выходили в плэйофф. Пусть в эти годы они и уступали на подступах к вершине, но сам Монтана продолжал являть собой образец надежности и уверенности. Его удивительное спокойствие и способность показывать свою лучшую игру в самых сложных и важных матчах продолжала выводить из себя соперников и восхищать фанатов.

Отличным примером такого спокойствия (и даже расслабленности) в важнейшие моменты карьеры может служить ситуация из 23-го Супербоула, где «49-ые» уступали «Бенгалс» 16-13 за три с небольшим минуты до конца игры, находясь с мячом всего в 8 ярдах от собственной зачетки.

«Некоторые из парней нервничали больше обычного, — вспоминает Монтана, — особенно Харрис Бартон, отличный тэкл нападения, который вообще частенько нервничал по поводу и без». Собирая вокруг себя хадл, Монтана заметил на ступенях стадиона известного комика Джона Кэнди. «Смотрите парни, это ж Джон Кэнди!» — наверное, не совсем то, что рассчитывают игроки нападения услышать от своего звездного квотербека в решающей момент важнейшей игры их карьеры. Но это именно то, что пришлось к месту.

«Напряжение спало, все (даже Харрис) расслабились, и мы смогли сосредоточиться на том, что было действительно важно — выиграли этот Супербоул».

Результатом стал обеспечивший победу 92-ярдовый драйв, ключевым моментом которого был 27-ярдовый пас на Джерри Райса, который позволил«Сан-Франциско» подобраться на расстояние филдгола, а уже спустя несколько мгновений — вырвать победу. Никто из одноклубников Монтаны (и уж, тем более, зрителей) в тот момент не заметил, что квотербек едва не потерял сознание от гипервентиляции легких. «Я думаю, дело было в крайней степени возбуждения и немного в погоде (жаре, что стояла в Майами). И еще тот момент, что ты не можешь себя услышать. Приходилось кричать на максимуме возможностей. Приходилось каждую комбинацию озвучивать восемь раз и от этого я уставал дольше, чем от самой игры», — вспоминает он. Для окружающих же это было лишь очередным проявлением «магии Монтаны», к которой они вроде и привыкли, но которой не переставали восхищаться.

c_mmmm6499

Джо Монтана в хадле

В то же время, Монтана был столь же крепким, сколь и хладнокровным. На второй неделе сезона-1986 он получил травму спины, которая потребовала операции. Врачи всерьез рекомендовали Джо больше не выходить на поле. 55 дней спустя он уже стоял в полном боевом облачении на «Кэндлстик Парк». В сезонах 1989 и 1990 годов, которые можно назвать кульминацией его карьеры, Монтана признавался MVP регулярного чемпионата, приводя «Сан-Франциско» к идентичным результатам 14-2. В 1989 году его пасовый рейтинг за сезон составил 112.4 — лучший результат в истории на тот момент. В том сезоне «49-е» катком прошлись и через плэйофф, победив «Миннесоту» с разницей в 28 очков и «Рэмс» с разницей в 27, обеспечив себе попадание в четвертый по счету Супербоул.

В решающем матче, разумеется, Джо был безупречен: 22 комплита из 29, 297 ярдов и рекордные для такого мачта 5 пасовых тачдаунов. Результат — четвертая победа и третий титул самого полезного игрока Супербоула. Общая статистика Монтаны в том плэйофф выглядит нечеловеческой: 78% комплитов, более 800 ярдов и 11 тачдаунов при 0 перехватов.

В то же время, лучшим с точки зрения статистики для Монтаны стал следующий сезон. Начав 1990 год в своем фирменном стиле (победа над «Сэйнтс» была добыта на последних минутах благодаря стремительному и безупречному драйву), он набирал более 300 ярдов почти в каждой игре. Довести карьерные показатели до совсем уж недостижимых помешала травма: в последней четверти финала конференции против «Гигантов» Джо был вынужден отправиться на бровку с сотрясением и переломом пальца. «Нью-Йорк» устроил свой собственный камбэк, одержав победу 15-13 и лишив Монтану заслуженной путевки в пятый по счету Супербоул.

Джо Монтана в раздевалке "Сан-Франциско" незадолго до ухода в "Канзас-Сити".

Джо Монтана в раздевалке «Сан-Франциско» незадолго до ухода в «Канзас-Сити».

В тренировочном лагере перед следующим сезоном Монтана получил крайне неприятную травму локтя, которая оставила его вне игры на 31 матч. В следующий раз он смог выйти на поле лишь в концовке заключительной игры сезона-1992, отыграв так, словно не лечился почти 2 года, а просто отошел на 15 минут.

Хотя Монтана по-прежнему воспринимался многими как непререкаемый игрок стартового состава, в «Сан-Франциско» решили, что настал подходящий момент для обновления. Молодой Стив Янг, призванный заменить незаменимого и имевший возможность учиться у него лично, был призван возглавить поход за пятым титулом, а Монтана направился в «Канзас-Сити».

Пусть «Вожди» так и не добрались до Супербоула под его предводительством, Джо подарил миру возможность наслаждаться магией его игры на протяжении еще двух отличных сезонов. В 1993 году он по привычке устроил победные камбэки в матчах «уайлд-кард» и дивизионного раунда, а также трижды признавался игроком недели в своей конференции и заодно достиг значимой отсечки в 3000 комплитов за карьеру. К моменту ее завершения в 1994 году Джо был четвертым за всю историю по количеству пасовых ярдов, попыток и тачдаунов, третьим по количеству комплитов и вторым по среднему пасовому рейтингу. Шесть 300-ярдовых игр в плэйофф так и остаются непревзойденными.

«Обычно мы говорим что-то вроде лучший квотербек, которого я видел или лучший квотербек в том-то и том-то, — говорил о Монтане Джон Мэдден, — но про этого парня я могу сказать без каких-либо оговорок. Он величайший из всех, кто когда-либо играл в футбол».